НАСТОЯЩАЯ ИСТИНА: ХОДАТАЙ И ПОСРЕДНИК

Некий джентльмен, который считает себя уполномоченным быть защитником Нового Завета, но который еще не понял, что Новый Завет не может быть Ветхим Заветом, решил сделать нам внушение, говоря: “Четыре года тому назад “Настоящая Истина” заключалась в том, что редактору “THEWATCHTOWER” нужен был Посредник между Богом и Им самим. Три года тому назад Настоящей Истиной стало то, что ему уже не нужен Посредник между Богом и им. Не оставил ли редактор “THEWATCHTOWER” “Настоящую Истину”?

Отвечаем: “Нет, редактор “THEWATCHTOWER” не оставил “Настоящую Истину”. Он сохранил всю Истину, которую имел тогда, и только дополнил ее. Свет рассеял еще немного тьмы, так что он, имея те же мысли, что и четыре года тому назад, видит теперь, что использовал неправильное слово, когда высказывал эту мысль. Теперь он видит, что ему следовало использовать библейский термин “Ходатай” вместо слова “Посредник”. Теперь он видит, что он сам и другие в прошлом использовали язык слишком небрежно, из-за общей путаницы и смешения, дошедших до нас из темных веков.

Теперь он видит, что Священное Писание нигде не говорит, что Церковь имеет Посредника или когда-либо будет иметь Посредника, и что оно нигде не говорит, что Завет Жертвы, под которым развивается Церковь, имеет Посредника. Редактор “THE WATCH TOWER” с каждым днем все больше учится правильно разбирать Слово Истины, чтобы использовать только библейские термины. Писание говорит: “Мы имеем Ходатая пред Отцом” (1 Иоан. 2: 1). Оно нигде не говорит: “Мы имеем Посредника между Богом и нами”. Редактор “THE WATCH TOWER” пытается помочь Божьему народу мыслить и говорить правильно о великом деле Примирения за грех, заслуга которого содержится в жертве Иисуса, и привилегия участвовать в котором дарована избранным в течение этого Евангельского века.

Тот же критик невинно спрашивает представить ему какой-нибудь текст из Библии, показывающий, что Церковь, Невеста Христа, не нуждается в Посреднике. Как безрассудно! Разве Библия обязуется говорить обо всем, что не так? Кто-то может подумать, что не нужно обладать особыми способностями, чтобы понять, что между друзьями нет необходимости в Посреднике. Мы никогда об этом не думали! Когда мы использовали это слово по отношению к Церкви, мы использовали его бездумно, так же, как наши оппоненты используют его сейчас. Мы использовали его, не замечая, что Библия нигде не упоминает о Посреднике между Отцом и Церковью. А поскольку “Настоящая Истина” прогрессивна, мы имеем более ясный свет на те же факты, чем четыре года тому назад, даже если тогда мы имели более ясный свет, чем несколько лет до этого. Редактор “THE WATCH TOWER” с детства верил в Иисуса как своего Искупителя. Тогда он не понимал философии Божественного Плана Веков, и все же его простая вера была достаточным основанием для посвящения всего себя Господу и достаточным основанием для Божественного принятия этой жертвы и зачатия святым Духом. С тех пор свет этого жатвенного времени сияет с годами все яснее. Свет Настоящей Истины не противоречит свету прошлой Истины, но подтверждает его и еще больше проясняет наше видение, усиливает нашу надежду и радость. И разве это не относится ко всем из Божьего народа, кто ходит сейчас узким путем? Те, кто сейчас “просыпается” к осознанию того факта, что семнадцать лет они были во тьме, признают, что они не ходили эти семнадцать лет по “стезе праведных,. которая более и более светлеет до полного дня”. Последние семнадцать лет своей жизни, семнадцать лет своего лучшего христианского опыта они верили, что Виноградная Лоза и ветви – едины, что Глава и Его члены – едины; что страдания Христа – едины, то есть что Церковь восполняет недостаток скорбей Христа, что смерть Христа едина, что Церковь становится мертвой с Ним жертвенно, после оправдания через веру в Его кровь, Его жертву. Семнадцать лет они верили, что пророк говорил о страданиях Христа (Главы и Тела) и о последующей славе; что быть мертвыми с Ним означает креститься в Его жертвенную смерть, в отличие от смерти как наказания Адама; что пить из Его чаши означает участвовать в Его страданиях, и надежда всех таких состоит в том, что “если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем”, и “если терпим [с Ним], то с Ним и царствовать будем”. В течение семнадцати лет эти друзья говорили нам, что они верили и радовались чувствам св. Павла из Фил. 3: 9-11, надежде найтись во Христе (как члены Его Тела), не имея собственной праведности, которая от (Завета) Закона, но которая через веру в Христа, которая от Бога через веру (не через Новый  Завет (Закона)), чтобы мы познали Его и силу воскресения Его (имея удел в Его воскресении как Его члены) и участие в страданиях Его (будучи причастниками страданий Христа), сообразуясь смерти Его (не другой смерти, чем Его, но похожей – не смерти как грешника, но жертвенной смерти), чтобы любыми средствами достичь (того) воскресения (тех) мертвых.

Мы не ропщем и не жалуемся на этих друзей из-за большой потери, которую они понесли – потери духовного зрения на Божьи глубины, на “тайну, которая есть Христос в вас, упование славы”. Мы сочувствуем их утрате и помним слова Учителя: “Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма!”. Не пытаясь судить о сердце тех, кто ушел от нас, мы можем быть уверены, что Господь не позволил бы им уйти без достаточного повода. Мы рассматриваем потерю ими духовного зрения как Божественный суд над ними так же, как рассматриваем открытие глаз их понимания как знак Божественной благосклонности. Помня, что Господь не поступает произвольно ни при принятии Своего народа в свет, ни при изгнании некоторых из них из света, мы обязаны предположить, что у этих наших друзей было такое состояние сердца, которым Господь не был доволен. Урок для нас в том, что мы должны ходить во свете и должны удалить из нашего сердца и, насколько это возможно, из нашей плоти все, что противоречит Божественным критериям кротости, доброты, чистоты, справедливости, любви, “чтобы достигнуть воскресения мертвых”.

Прежде чем оставить эту тему, мы должны ответить на другой бессмысленный вопрос, а именно: Какой ответ мы должны дать на следующее:

Одна сестра, владеющая собственностью, обнаружила, что ее муж завладел этой собственностью, рентой, деньгами и всем, и полностью игнорирует ее в этом вопросе. На ее просьбу дать ей часть собственных денег и имущества, переданных ей отцом, муж рассердился и разыскал некоторых наших оппонентов. Последние, как обычно, частично исказили наше учение о примирении за грех. Муж сказал: “Вот что говорит моя жена. Она говорит: Иисус не умер за тебя; Он умер за меня, не за тебя; я умру за тебя”. Что мы ответим на это? Мы отвечаем, что не поверили бы и под присягой человеку, который пытается обманом выманить у своей жены ее собственные деньги. Мы не верим, что жена говорила что-то в этом роде и что она так понимает. Мы считаем, что муж исказил высказывание своей жены, точно так же, как наши оппоненты постоянно искажают высказывания “THE WATCH TOWER”. Полуправда может быть неправдой, если она создает неверное представление или собирается сделать это. Правдивое высказывание не послужило бы целям наших оппонентов, потому что Истина логична, как ничто другое. Св. Павел заметил: “Некоторые злословят нас”. То же самое происходит сегодня. Противоречивые высказывания наших оппонентов просто удивительны. На одном дыхании они говорят нам, что мы обманывали их в течение семнадцати лет. Затем они говорят, что мы все изменили за последние три года. В следующий раз они утверждают, что согласны со всем, что написано в “ИССЛЕДОВАНИЯХ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ”, однако при этом они противостоят им, как только могут. О, непоследовательность, ты не драгоценность и не отражаешь ни красоты, ни достоинства!

ЗАВЕТ ПРИ ЖЕРТВЕ – НЕ НОВЫЙ ЗАВЕТ

Во всех наших работах за последние тридцать лет мы указывали на то, что Новый Завет полностью вступит в силу в конце этого Евангельского века. Мы отмечали, что это Завет, под которым для мира человечества должны прийти реституционные благословения. Мы указали на него как на Завет Хеттуры, отдельный и отличный от Завета Агари, под которым развивался естественный Израиль, образно представленный Измаилом, отдельный и отличительный от первоначального Завета Авраама, образно представленного Саррой, семя которой, Исаак, образно представляло Христа, Главу и Тело. Мы видели и обращали на это внимание других, чтобы они видели, что антитипичный Исаак – Христос, Глава и Тело – является священником по чину Мелхиседека, Глава которого – Иисус, а Тело – Церковь; что это великий священник, под властью которого Новый Завет должен быть введен в действие для Израиля и через Израиль для всего человечества. Мы также отметили, что вся избранная Церковь этого Евангельского века, “Царственное Священство”, должна приносить жертву, как говорит апостол: “Всякий первосвященник поставляется для приношения даров и жертв”. Мы указали на то, что наш Господь Иисус является великим Первосвященником нашего исповедания, что Он принес Себя в жертву и что Он требует, чтобы все [R4681], кому предстоит быть с Ним на Его Престоле, должны быть Его последователями после оправдания верой в Его Кровь. Мы указали на то, что в Писании это упоминается как Завет при жертве: “Соберите ко Мне святых Моих, вступивших в завет со Мною при жертве” (Пс. 49: 5). Мы связываем это принесение земной природы в жертву всеми, кому предстоит стать причастниками Божественной природы, с увещеванием апостола в Евреям 9: 23. Мы обратили внимание на то, что слово “жертвы” стоит во множественном числе и относится не только к самой важной жертве, принесенной нашим Господом и Искупителем, но и к жертвам всех тех, кого Он принимает как Своих членов Царственного Священства. Это “лучшие жертвы”, которые были образно показаны в тельцах и козлах образного Дня Очищения.

Мы видели и упоминали, что Церковь как священники, находясь под Заветом Благодати, первичным Заветом, Заветом Сарры, имеет труд, связанный с Новым Заветом. Как говорит апостол, “дана нам способность [квалификация] быть служителями [слугами] Нового Завета”. Но сейчас мы видим более ясно, чем десять лет тому назад, как мы служим Новому Завету: что как члены Тела Посредника этого Завета мы задействованы с Ним в подготовке к его инаугурации. Мы служим ему в том смысле, что и Он, только в меньшей степени и не обособленно, а в Нем, как “члены Тела”, члены “Царственного Священства”, для которого “древнее прошло, теперь все новое”. Сейчас мы как никогда ясно видим значение наших драгоценных отношений с Богом во Христе как членов антитипичного Исаака, через которого Израиль и мир обретут милость под распоряжениями Нового Завета, который вступит в силу, как только Царственное Священство завершит назначенный труд жертвования (Рим. 11: 27-30).

Наши оппоненты могут признать, что они не согласны с “THE WATCH TOWER”, но они не могут договориться между собой ни в одном доктринальном вопросе. Они также не видят, по-видимому, что выискивание недостатков не является доказательством. Пусть они попытаются изложить Божественный План Веков со своей точки зрения. Они не могут этого сделать. Их теории нелогичны и непоследовательны. Они берут за основу наше логичное изложение и делают несколько поворотов и изгибов под себя, не видя, что все, что они добавляют или вычитают, приводит к большой путанице. Это причина, по которой многие, оставляющие Истину, делают несколько шагов за заявленным “новым светом”, а затем навсегда уходят во мрак внешней тьмы неверия и неуверенности во всем.

Пусть те из наших оппонентов, кто честен, спокойно сядут и разберутся в Заветах и их посредниках. Только так они смогут увидеть слабость своего нынешнего отношения.
(1) Какой Завет был первоначальным, к которому был добавлен Закон спустя четыреста тридцать лет (Гал. 3: 17)?
(2) Правильно ли говорить о первоначальном Завете как о том самом, который Бог обещал заключить “после тех дней” и который Он называет “Новым Заветом”?
(3) Если да, то какая польза от такой речи, кроме как введения в заблуждение и запутывания?
(4) Известно, что св. Павел говорит, что первоначальный Завет не имел Посредника, что это был односторонний Завет, который не нуждался в Посреднике.
(5) И, наоборот, известно, что Моисеев Завет, или Завет Закона, был образом Нового Завета, что он не мог быть образом завета, который предшествовал ему.

Следует признать, что Завет Закона с его священниками и их служением образно представлял Новый Завет с его высшим, “царственным священством”, антитипичным Днем Очищения и “лучшими жертвами”, чья кровь принесена в антитипичное Святое Святых для примирения за грех и чьи тела были сожжены вне антитипичного стана (Евр. 13: 11).

Если образ не может соответствовать своем противообразу, то его, конечно же, нельзя “добавлять” к противообразу. Понятно, не нужно обладать большой мудростью, чтобы увидеть это. “Мы, братия, дети обетования по Исааку” – дети первоначального Завета Сарры, бесплодного в течение почти двух тысяч лет.

Искупитель является нашим Ходатаем, благодаря приписанной заслуге Которого мы вместе с Ним приняты к членству в Духовном Семени под Его “Заветом при жертве”, что символически показано в принесении в жертву Исаака. Будучи пожертвованными вместе с Ним и принятыми как Его члены, мы вскоре будем вместе с Ним составлять великого антитипичного Моисея (Деян. 3: 22, 23), Посредника Нового Завета (Закона) – между Богом и людьми – через Израиль по плоти.

R4680 (1910 г.)