[3GH055]
ВСЕ ИСТИННЫЕ ХРИСТИАНЕ ПОГРУЖЕНЫ В ВОДЕ

С этой точки зрения можно заметить, что среди пресвитериан, методистов, лютеран, епископалов, конгрегационалистов, римских католиков и т. д., а также среди учеников и баптистов могут быть члены истинной Церкви, крещенные в Иисуса Христа крещением в Его Церковь. С другой стороны, несомненно, подавляющее большинство во всех деноминациях (включая учеников и баптистов, погруженных в воду) не имеют никакого удела в “Теле Христовом”, истинной Экклесии, потому что не вошли через настоящую дверь в настоящую Церковь через настоящее крещение в “смерть Его”. Это утверждение неопровержимо.

Итак, сделав, как и апостолы, акцент на истинном крещении, мы переходим к его символу, водному крещению, и спрашиваем, во-первых, является ли этот символ надлежащим, необходимым для тех, кто имеет истинное крещение? Во-вторых, если да, то какой символ является правильным? Свидетельство Господа и апостолов ясно указывает на уместность символического, то есть водного крещения, потому что не только они сами крестились в воде, но также учили водному крещению других, не только иудеев, но и обращенных язычников. Мы уже показали, что крещение нашего Господа Иисуса было отдельным и отличным от Иоанова крещения иудеев в целом; что это не было крещением к покаянию для прощения грехов; что Иоанн не понял этого, и наш Господь, установив таким образом символ Своей собственной смерти, не пытался объяснить то, что Иоанн и другие люди того времени не могли понять, потому что святой Дух не был дан, так как Иисус еще не совершил Свою жертву за наши грехи и не был прославлен, чтобы принести жертву за нас.

Мы отмечаем поручение, данное нашим Господом апостолам и нам через них, как записано в Матфея 28: 19-20: “Итак, идите и сделайте учениками все народы, крестя их в имя [полномочиями] Отца, и Сына, и Святого Духа” (ВоП). Это поручение относится ко всему Евангельскому веку, и под ним трудятся все служители Истины сегодня. Господь не имел здесь в виду крещение Духом в Пятидесятницу, потому что не во власти апостола было крестить кого-либо. Сам Господь, и только Он один, имел эту власть и сохранил ее. Однако апостолам и всем верным учителям Господнего Слова было позволено наставлять людей относительно Божьей благодати во Христе, относительно их оправдания и освящения, то есть посвящения, крещения в смерть со Христом, если они хотят быть причастниками Его новой природы и грядущей славы. Крещение включало в себя также символическое, водное крещение, которое является внешним знаком, посредством которого внутреннее посвящение верующего, посвящение в сердце становится известным его ближним, подобно тому, как наш Господь Сам сначала совершил посвящение Отцу в Своем сердце, а затем символизировал его в воде.

УЧЕНИЯ АПОСТОЛОВ

То, что вдохновенные апостолы так понимали свое и наше поручение, видно из их учений. Сначала они учили людей о Божьей благодати в деле искупления, призывая их верить для оправдания жизни. Затем они призывали их к полному посвящению сердца, говоря: “Итак умоляю вас, братья [уже не грешники и не пришельцы, но оправданные через веру во Христа и, следовательно, названные членами “дома веры”, “братьями”] милосердием Божьим, представьте тела ваши в жертву живую, святую [оправданную], благоугодную Богу, [для] разумного служения вашего”. Это было приглашение посвятить, пожертвовать, “креститься в смерть Его”. Многие, услышав это слово с радостью, в надлежащем состоянии сердца, с благодарностью, крестились – не только крестились действительно в обете посвящения, но и символически крестились в воде, давая внешнее свидетельство этого.
Обратите внимание на следующие свидетельства о том, что крещение было обычаем всех апостолов не только для иудеев, но и язычников. Мы читаем о жителях Самарии: “Но, когда поверили Филиппу... крестились и мужчины, и женщины [не дети]” (Деян. 8: 12). Эфиопский евнух, обращенный проповедью Филиппа, тоже крестился в воде (Деян. 8: 35-38).

После того, как Петр проповедовал Корнилию и его семье, “Дух Святой сошел на всех, слушавших слово [следовательно не младенцев] ... и велел им креститься” (Деян. 10: 44-48). Опять читаем: “Многие из Коринфян, слушая, уверовали и крестились” (Деян. 18: 8). Затем читаем: “И одна женщина из города Фиатир, именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел. ...крестилась она и домашние ее” (Деян. 16: 14-15) Темничный страж в Филиппах, когда уверовал, был крещен Павлом и Силой в темнице (Деян. 16:33) Затем мы читаем: “Крестил я также Стефанов дом” (1 Кор. 1: 16).

Правда, в последнем случае апостол упоминает, как немногих он крестил, но это, очевидно, из-за жала в его плоти, несовершенного зрения. Некоторые из тех, кого он крестил, вероятно, получили это служение от него, потому что никого другого, подходящего для этого, рядом не оказалось. Он благодарил Бога, что крестил так мало. Но это не означает, что он изменил свое мнение относительно того, что в Церкви возникли разногласия, сектантский, фракционный дух, заставляющий одних говорить: “Я Павлов”, других: “Я Аполлосов”, третьих: “Я Кифин” и т. д. Апостол был рад, что мог сказать, что крестил очень немногих, чтобы никто из них не мог утверждать, что он приобретал для себя учеников, крестил их в свое имя, вместо того чтобы приобретать учеников для Христа и крестить их во имя Христа.

КРЕЩЕНИЕ БОЖЕСТВЕННО УЧРЕЖДЕНО

В свете этих ясных заявлений Священного Писания о наставлениях и практике Господа и апостолов, смелым будет тот, кто скажет, что символическое, водное крещение не преподается в Писании или что оно преподавалось применительно к иудеям или предназначалось только как вступительный шаг. Несомненно, все христиане с полным основанием почитают водное крещение как Божественно учрежденное. Если кто-то склонен продолжать оспаривать этот вопрос, мы с ним не спорим, но верим, что если он честен и совершил в своем сердце истинное крещение своей воли в волю Господа, если он стал мертвым для себя и мира и живым для Бога через Иисуса Христа, Господа нашего, то в свое время Бог откроет ему и это (Фил. 3: 5).

Тем временем мы будем радоваться с такими, что они нашли настоящее крещение и стали его участниками, и мы поздравляем их с той истиной, что гораздо лучше видеть и принимать с радостью настоящее крещение, будучи слепым к символу, чем видеть символ и быть слепым к действительности. Ввиду этого, как бы сильно мы ни поддерживали символическое крещение, мы не можем основывать христианское общение на нем, а только на действительном крещении в смерть со Христом. Итак, всех, кто исповедует Господа своим Искупителем и полностью посвящает Ему сердце и жизнь, мы принимаем как братьев во Христе Иисусе, как членов Экклесии, чьи имена написаны на небесах, как Новые Творения во Христе, будь то иудеи или язычники по рождению, рабы или свободные, мужчины или женщины, крещенные водой или не крещеные.

ЗНАНИЕ ОЗНАЧАЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

С другой стороны, не следует забывать, что каждый пункт знания приносит не только увеличение привилегий и радости, но и ответственности. Поэтому каждый, кто приходит к пониманию красоты и авторитета водного символа, в то же время проходит еще одно испытание – насколько мертва его воля относительно его действительного крещения в смерть с Господом. Неподчинение символу при таких обстоятельствах, как легко понять, означало бы отказ от жертвоприношения и, следовательно, неспособность сделать свое звание и избрание твердым.

Мы не будем пытаться обсуждать многочисленные “за” и “против” относительно окропления, обливания и погружения, чтобы выяснить, каким был первоначальный апостольский способ совершения символического крещения. Однако мы предполагаем, что ни один младенец не может находиться в таком состоянии ума и сердца, которое позволило бы ему совершить посвящение или крещение своей воли в волю Христа, чтобы стать мертвым вместе с Ним для себя и для мира. Мы будем настаивать на том, что символическое крещение не может быть совершено до действительного крещения, потому что символическое крещение должно быть лишь внешним выражением, исповеданием того, что втайне произошло между нашим сердцем, нашей волей и Господом.

Если это так, то из этого следует, что подавляющее большинство христиан никогда не имели символического, водного крещения, поскольку они могли принять его только после разумного принятия обета посвящения. Погружение взрослых до посвящения было бы не более действенным, чем обычное купание, не более символическим крещением, чем окропление непосвященного младенца. Поэтому всем следует серьезно поинтересоваться, каким является истинное водное крещение, истинный символ, установленный нашим Господом, и незамедлительно повиноваться ему. И каждое освященное сердце, “действительно мертвое” для собственной воли и мирских мнений, будет начеку, чтобы знать и исполнять волю Господа в этом и каждом [3HG056] другом вопросе. Такая бдительность подразумевается в выражении “живые же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем” (Рим. 6: 11).

Предположим, что путаница в вопросе о способе крещения была бы настолько полной, а свидетельства о процедуре ранней Церкви настолько приводящими в недоумение, что у нас не было бы ничего, чем мы могли бы руководствоваться при определении того, был ли апостольский способ водного крещения окроплением, обливанием или погружением. Но теперь мы находимся в таком положении, в котором, ясно видя, что представляет собой действительное крещение, мы можем четко определить, что является символами, картинами этого крещения, а что нет. Скрупулезное изучение каждой формы приводит к выводу, что она должна представлять смерть и погребение со Христом. Мы не видим никакого символа смерти для мира и для себя, а также со Христом в большом или малом количестве капель воды на лбу или в ведерке, наполненном водой, которая затем вылита на человека. Если в любом из них есть какое-то символическое подобие смерти, то мы не в состоянии его заметить.

Но когда мы переходим к рассмотрению погружения в воде, мы тотчас видим удивительную, поразительную, замечательную, подходящую иллюстрацию всего того, что имеет место в действительном крещении до смерти. Греческое слово baptizo не только означает погружение, покрытие, погребение, переполнение, но и всю процедуру, связанную с погружением с отклонением тела назад в воду во имя Христа. Оно представляет собой ярчайшую картину погребения, подходящую во всех отношениях. Проводящий крещение в символе представляет нашего Господа. Как кандидат идет к нему, так и мы в своем сердце идем к Господу, чтобы креститься. Признавая, что мы не можем сами по себе стать мертвыми для себя и для мира, мы отдаем себя в руки Господа, просим Его принять волю вместо поступков и просим, чтобы Он, после того как мы отказались от своей воли, погребал нас в Своей смерти и дал такие испытания, такую дисциплину, помощь и наказания, которые наилучшим образом позволили бы нам исполнить наш завет посвящения.

СИМВОЛИЧЕСКОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ КРЕЩЕНИЯ

Когда кандидат подчиняет свою волю, проводящий крещение осторожно опускает его в воду, и пока он находится на спине, беспомощный в воде, он представляет собой полную иллюстрацию нашего бессилия помочь себе в смерти. И когда проводящий крещение снова поднимает его на ноги, мы видим в картине именно то, что обещал нам наш Господь: поднять нас из мертвых в свое время Своей собственной силой. Мы не пытаемся уязвить совесть других людей, которые расходятся с нами во мнении, но нам кажется очевидным, исходя из соответствия этого символа, что его автором был сам Господь. Кто еще мог создать такую полную картину, такой символ всего?

Тот, кто совершил настоящее крещение, кто отдал себя в руки Христа, чтобы стать мертвым с Ним, погребенным по подобию Его смерти, и затем видит красоту этой символической картины, верим, почувствует сильное желание исполнить ее в своем собственном случае. Слова его сердца, несомненно, должны звучать так: “Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой”.

Какие преимущества принесет послушание этому символу? Мы отвечаем, что преимущество не придет от выполнения какой-либо одной части нашего обета посвящения, но будет только тогда, когда мы будем стремиться выполнить все требования, и в первую и последнюю очередь все то, что включает в себя полное подчинение нашей воли воле Господа и полное стремление идти по Его стопам. Но хотя все преимущества будут в конце пути, в первом воскресении и его славе, чести и бессмертии, есть мера преимущества, которой можно насладиться уже сейчас. Удовлетворенность ума, мир в сердце, факт, что мы старались, подобно нашему Господу, “исполнить всякую правду”, – все это способствует тому миру Божьему, который течет, как река (постоянно, неуклонно и мощно), в жизни тех, кто Его – способствует миру Божьему, превосходящему всякое разумение в нашем сердце.

СВИДЕТЕЛЬСТВА СО ВСЕХ СТОРОН

Свидетельство апостола гласит, что есть “один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех” (Еф. 4: 4-6). Следовательно, если есть только одно правильное крещение, то может быть только один правильный символ его. И христиане в целом согласны с тем, что погружение в воду наиболее точно соответствует смыслу речи Писания. В качестве иллюстрации этого согласия обратите внимание на следующие комментарии людей, которые, хотя, вероятно, действительно крестили в смерть Христа, запутались, так что не знали, как определить его водный символ, и пришли к выводу, что он несущественен.

Джон Кальвин, пресвитерианин, сказал: «Само слово “крестить” означает погружать в воду. Несомненно, что погружение было практикой ранней церкви» (Institutes (Основы Права), книга 4, глава 15, пар. 19).
Др. Макнайт, пресвитерианин: «В крещении тот, кто крестится, погребается под водой». «Христос подчинился тому, чтобы креститься, то есть быть погребенным под водой».
Др. Филип Шафф, пресвитерианин: «Погружение, а не окропление, несомненно, было первоначальной, привычной формой. Об этом свидетельствует само значение греческих слов “baptizo”, “baptisma”,  “baptismos”» (History of Apostolic Church (История Апостольской Церкви), стр. 568).
В более поздней публикации (1885 г.) он пишет далее об этих “сравнениях”, что “все они говорят в пользу погружения, а не окропления, что полностью признается известными экзегетами, католическими и протестантскими, английскими и немецкими” (Teachings of the Twelve Apostles (Учения Двенадцати Апостолов), стр. 55-56).
Мартин Лютер, лютеранин: «Крещение (baptism) – это греческое слово, которое можно перевести как “погружение”. Я бы хотел, чтобы те, кто должен креститься, были полностью погружены в воду» (Luther’s Works (Труды Лютера), том. 1, стр. 336).
Джон Уэсли, методист: «“Погребены с Ним крещением” – намек на давний метод погружения».
Уолл, епископал: «Погружение в воду, по всей вероятности, было способом, которым крестился наш блаженный Спаситель, и, несомненно, было самым привычным и известным способом, которым крестились давние христиане» (History Infant Baptism (История крещения младенцев), том. 1, стр. 571, Оксфорд, 1862 г.).
Стэнли, епископал: «В течение первых тринадцати веков почти повсеместной практикой крещения была та, о которой мы читаем в Новом Завете и которая заключается в самом значении слова “крестить”: крестившихся окунали, опускали, погружали в воду» (Christian Institutions (Христианские установления), стр. 17.)
Бреннер, римский католик: «Тысячу триста лет крещение обычно и регулярно представляло собой погружение человека под воду» (Historical Exhibition of the Administration of Baptism (Историческое изложение проведения крещения), стр. 306). [3HG057]
«Весь человек был погружен в воду» (Kitto’s Encyclopedia (Энциклопедия Китто)).
«Крещение, то есть окунание, погружение» (Encyclopedia Americana (Энциклопедия Американа)).
«Крещение первоначально проводилось путем погружения» (Brande’s Encyclopedia (Энциклопедия Бранде)).
«Крещение означает погружение» (Smith’s Bible Dictionary (Библейский словарь Смита)).
«Крестить, окунать в воду или под воду» (Liddell and Scott’s Greek Lexicon (Лексикон греческого языка Лидделла и Скотта)).
«Крестить, погружать» (Robinson’s Greek Lexicon (Лексикон греческого языка Робинсона)).
«Крестить, окунать, погружать» (Greenfield’s Lexicon (Лексикон Гринфилда)).

3HG055 (1905 г.)