[599]
ГЛАВА XV

ВРАГИ И НАПАСТИ НОВОГО ТВОРЕНИЯ

“ВЕТХИЙ ЧЕЛОВЕК” – МИР В КАЧЕСТВЕ ВРАГА НОВОГО ТВОРЕНИЯ – ВЕЛИКИЙ ПРОТИВНИК – ОН БЫЛ ЛЖЕЦ И ЧЕЛОВЕКОУБИЙЦА ОТ НАЧАЛА – ПОСОБНИКИ САТАНЫ В СОВЕРШЕНИИ ЗЛА – ЛЕГИОНЫ ДЕМОНОВ – КАК БЫЛА УВЕКОВЕЧЕНА ПЕРВАЯ ЛОЖЬ САТАНЫ – ХРИСТИАНСКАЯ НАУКА И ТЕОСОФИЯ – “НАША БРАНЬ НЕ [ТОЛЬКО] ПРОТИВ КРОВИ И ПЛОТИ” – СЛУЖЕНИЕ ЗЛУ – НАПАСТИ СО СТОРОНЫ ПРОТИВНИКА – “И МОЛИТВА ВЕРЫ ИСЦЕЛИТ БОЛЯЩЕГО” – “ЕСЛИ САТАНА САТАНУ ИЗГОНЯЕТ”, ЕГО ЦАРСТВО СЛАБЕЕТ – ЛЮБИТЬ ПРАВЕДНОСТЬ – НЕНАВИДЕТЬ БЕЗЗАКОНИЕ – МАРКА 16: 9-20 – НОМИНАЛЬНАЯ ЦЕРКОВЬ В КАЧЕСТВА ПРОТИВНИКА НОВОГО ТВОРЕНИЯ – ВСЕОРУЖИЕ БОЖИЕ

Главный враг Нового Творения – “ветхий человек”, старая воля. Следует избегать ошибки, столь широко распространенной по этому поводу. Не подумайте, что Новое Творение имеет два ума, две воли. “Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих”, недоволен собой и неприемлем для Господа. Новое Творение не имеет двоящихся мыслей. У него лишь один ум, один дух, одно намерение, одна воля – новая воля, Дух Христа, святой Дух. Вместо частичного принятия ума Христа и частичного сохранения собственной воли, оно совершило полное посвящение своей старой воли Господу, и с тех пор старая воля мертва и лишена контроля над его делами. В результате Новое Творение было принято как член тела Христа, чтобы в дальнейшем не иметь собственной воли, но позволить воле Главы контролировать его. Вот так оно стало Новым Творением во Христе Иисусе и обнаружило, что “древнее прошло, [и] теперь все новое”. Кто не подчинился таким образом, тот не стал членом Экклесии, тела Христа, хотя [600] может быть членом “дома веры” (Жив. Поток), из которого все члены “тела”, “избранные”, являются выходцами.
Хотя старая воля была отвергнута полностью и навсегда, и названа мертвой (Господом и всеми, кто смотрит на вещи с Его точки зрения); хотя плоть также была признана мертвой для греха, но живой для Бога, – ожившей посредством обещаний и приведенной под контроль новой воли (Рим. 6: 11; 8: 11), – тем не менее, смерть плоти и ее воли, а также воскресение плоти как слуги новой воли, чтобы служить Господу и Истине на основании Золотого Правила, лишь считаются таковыми. Условия быть “мертвыми” и “живыми” следует постоянно поддерживать, противопоставляя новую волю любым проявлениям жизни или активности старой воли и ее влиянию на плоть. Если новая воля станет безразличной и не сможет использовать смертную плоть постоянно как своего слугу в более возвышенных и духовных вещах, плоть очень скоро утвердит себя заново, имея свои склонности и желания, враждебные новому уму, противящиеся интересам Нового Творения. Таким образом, последнее должно постоянно опасаться бунта и, как говорит апостол, должно держать в подчинении, держать мертвой старую волю с ее влечениями и желаниями – должно постоянно умерщвлять, то есть предавать смерти, амбиции и желания плоти. Апостол объясняет это, говоря о себе: “Но усмиряю и порабощаю тело мое [держу его мертвым, не позволяя контролировать его старой, самолюбивой воли плоти], дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным” – не потерпеть неудачу в том, чтобы сделать свое звание и избрание твердым (1 Кор. 9: 27).
Вдохновенное Слово гласит, что “лукаво сердце [человеческое] более всего и крайне испорчено” (Иер. 17: 9) – но не орган, именуемый сердцем, а то, что сердце символизирует в Священном Писании, то есть естественные чувства. Новое Творение обретает новое сердце, новую волю, новый критерий чувств, в котором Бог, Его праведность, истина, план и воля являются первостепенными, и в котором все другое занимает место, достойное уважения и любви, в зависимости от согласия с Господом и Его праведностью. Для [601] имеющих это новое сердце все члены Нового Творения непременно находятся на первом месте и являются самыми близкими. Вот почему, говорит апостол, любовь к братьям – это одно из лучших испытаний нашего единства с Господом как Новых Творений. Но это, как уже было показано, не должно препятствовать справедливому признанию обязанностей перед другими.
Новому Творению, новому сердцу, с его новыми чувствами постоянно досаждают его враги, старое сердце, старые чувства, самолюбивый настрой. Последнее, видя, что Новое Творение связано божественным распоряжением быть внимательным и вежливым к другим, часто прибегает к хитростям по отношению к новому сердцу, по сути говоря: “Теперь ты посчитал меня мертвым, ты выдворил меня, и я мертво по сравнению с тем, что было. Я уже не то самое старое сердце, что раньше, но ты обязан уделить мне некоторое внимание. Ты не должен трактовать меня слишком резко; ты обязан признать, что я сделало значительный прогресс, и ты не должен налагать на меня слишком тяжелое бремя. Это было бы несправедливо. Ты просто обязан быть до некоторой степени самолюбивым. Ты должен заботиться о своем “я” и о своей семье – не только об их нуждах, но и о том, что важнее: ты должен стремиться дать им богатство и светские преимущества. Ты должен жертвовать себя ради них”.
Как лукаво это старое сердце! Как лицемерны его ложные рассуждения! Сколь многие убедились в этом к своему огорчению! Сколь многие поддались соблазну и позволили ветхому уму пленить новый! Сколь многие попали в рабство по причине лживости старого сердца! Один из излюбленных аргументов состоит в том, что Новое Творение имеет повеление: “Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми”. Этот общий совет апостола сердце стремится возвысить над тем, что намеревался сказать апостол, и поставить его выше божественного повеления (1) любить и чтить Господа, служить и повиноваться Ему всем нашим сердцем и всем нашим умом, душою и силою; и (2) любить наших ближних как самих себя. Это не предполагает мира за всякую цену. Если старому сердцу – старому уму, старой воле – удастся вынудить новое [602] поступиться истиной или долгом ради мира, тогда не будет конца выдвигаемым требованиям, и в результате Новое Творение в интересах мира вскоре будет нарушать саму суть своего завета с Господом и полностью подчинит себя старой воле, хотя оно этого не хочет, – хотя оно действительно борется со старой волей, но при этом оказывается у нее в плену по причине ее вероломства, а также ловкого искажения ею божественного Слова.
Подвергшись таким нападкам, новая воля должна открыто заявить, что хотя мир является желанным дома и везде, все же он, согласно Господнему обещанию, не является первичным условием. Да, Господь предупредил эти Новые Творения, что если они будут жить набожно, то обязательно будут иметь преследования. Преследование же не означает мир со всеми, а, скорее, наоборот. Он обещал им, что если они позволят свету сиять, то тьма возненавидит свет, бросит ему вызов и, если возможно, вынудит обладателя света поставить этот свет под сосуд, спрятать. Чтобы вынудить утаить свет, тьма поведет борьбу, целью которой будет нечто другое, чем мир. Но Господь уверяет нас, что таковы испытания Нового Творения – что ему следует уяснить, что покой, который является для него первостепенным, это не покой плоти, а покой сердца, “мир Божий, который превыше всякого ума”.
Новое Творение должно уяснить, что оно способно иметь мир Божий, который превыше всякого ума, даже если внешние условия носят совершенно немирный характер. Состояние полного согласия с Господом – вот награда за верность, невзирая на цену и жертву. Поэтому, когда к Новому Творению апеллируют похоти плоти, а также аргументы тех, кто близок и дорог посредством земных уз, Новое Творение должно, прежде всего, учитывать свои основные обязанности, то есть должно любить Господа и служить Ему всем своим сердцем, умом, существом, всей силою, и все отношения с семьей или плотью, или соседями должны быть подчинены этому первейшему закону повиновения Богу.
[603] С другой стороны, Новое Творение должно избегать фанатизма – избегать делать что-то исключительно по той причине, что это неприятно ему самому или другим; избегать воспринимать ум Господа всегда противоречащим своим собственным наклонностям. Для этого необходимо усердное и терпеливое изучение божественного Слова, а также духа и принципов, лежащих в основе божественных требований, чтобы дать возможность Новому Творению правильно применить ко всем ежедневным делам жизни руководства Слова. Сравнительно немногие имеют искушения в этом направлении. Большая часть из них подвержена искушениям потакать плоти и нуждается в особом внимании с этой стороны – чтобы не ходить по плоти, не угождать, не служить, не подчиняться ей, а, значит, не ходить в направлении, противоположном тому, в котором они посвятились ходить. Если же они не ходят по плоти (в том смысле, что не следуют за ней и не служат ей), им надо быть особо внимательными, чтобы плоть не мешала ходить по Духу и делать успехи в духовных вещах – не пыталась привести их духовный прогресс в состояние застоя, чтобы помешать приносить плоды, возрастать и развиваться в полезности, и окончательно воспрепятствовать их победе и получению великой награды участия с Христом в Царстве в качестве членов малого стада.
В уме всегда следует держать мысль, что Новые Творения посвятили все свои земные, плотские интересы для жертвования, и ничто иное, кроме жертвования этих интересов, не позволит им, как Новым Творениям, достичь полного развития и удостоиться “участия в наследии святых во свете” – в первом воскресении к славе, чести и бессмертию как членов тела Христа. Единственное ограничение, которое мы должны признавать в этом направлении полного жертвования, касается взаимного переплетения наших жизненных интересов с интересами других, когда Золотое Правило накладывает свои ограничения на жертвование, требуя разумным образом принимать во внимание интересы дорогих нам лиц по плоти, которые не присоединились к нам, чтобы посвятить их путем жертвования.

[604]
МИР В КАЧЕСТВЕ ВРАГА НОВОГО ТВОРЕНИЯ

Все, что принадлежит к настоящему злому миру, так или иначе не соответствует праведности, так или иначе противостоит Новому Творению и его праведному критерию. Закон мира можно в целом суммировать как Самолюбие, несмотря на выдвигаемые миром заявления – частично обоснованные, – что он в высшей степени признает справедливость. Мы не из тех, кто верит, будто все законы и все правила цивилизованного мира плохи. Наоборот, мы часто с удивлением отмечали для себя, насколько величественны законы христианства – как они мудры, справедливы и благородны. Многие из них были, очевидно, введены с целью защитить интересы слабых от сильных и проявить справедливость ко всем. Однако ввиду того, что самолюбие причастно к каждой мысли, слову и поступку во всем мире, не удивительно, что самые возвышенные представления о справедливости иногда искажены и исковерканы, то есть извращены.
И, наоборот, мы весьма удивлены тем, что несчастному падшему человечеству удалось заполучить столь возвышенную систему законов, какую можно найти в своде законов Великобритании, Соединенных Штатов и других стран. Мы не сомневаемся, что закон, который был дан через Моисея, который наш Господь Иисус и Его апостолы продемонстрировали на примере, расширили, превознесли и истолковали, имел много общего с этими человеческими законами и даже являлся их основой. Однако, как все согласятся, самолюбие человека постоянно выступает против его представлений о справедливости и стремится отодвинуть их в сторону частично или полностью. Поэтому то, что непрерывно прогрессирует в мире в большом масштабе, является одной из главных помех и битв Нового Творения.
Мир с его духом надменности, самолюбия и т.п. должен считаться одним из главных врагов Нового Творения. Все человечество, действуя под влиянием вездесущего “духа мира”, движется в одном общем направлении, словно большая река, которая в одних местах течет более стремительно, а в других – более медленно, тем не менее, все оно [605] следует в том же общем самолюбивом направлении. Новому Творению благодаря посвящению, благодаря духу его нового ума полагается совсем иное поведение, отчего ему противостоит весь ход общественного мнения, теории, традиции и т.д., и оно считается особенным. Ему приходится преодолевать трения. Оно неминуемо оказывается в противоборстве с теми, кто идет в другом направлении и с кем приходится иметь дело. Такое столкновение неизбежно. Оно означает внешний конфликт, а не внешний мир; но этот внешний конфликт, тем не менее, может означать внутренний мир и радость в результате осознания божественного одобрения.
Цели, мотивы и методы мира не всегда постыдны и несправедливы; но даже самые его благородные цели и мотивы обычно противоречат целям и мотивам Нового Творения, потому что мир действует, побуждаемый человеческой мудростью, тогда как Новое Творение руководствуется мудростью свыше. Светская мудрость имеет собственные представления о религии как средстве сдерживания злых людей. Она имеет собственное понятие о нравственности, доброжелательности, вере, надежде, любви и не способна понять иную точку зрения Нового Творения. Она склонна считать его взгляды крайними, безрассудными и т.п., не будучи в силах постичь божественный план и оценить с божественной точки зрения маловажность нынешней жизни по сравнению с будущей. Также светская мудрость не может оценить немощности всех человеческих усилий добиться действительного подъема человечества по сравнению с большими и величественными мерами, которые Бог приберег и которые будут явлены на свет и успешно введены в действие в Царстве, как только Его дело нынешнего века будет завершено – как только избранная Церковь будет выбрана, отшлифована, признана и прославлена.
Таким образом, Новое Творение не должно удивляться, если мир его ненавидит, и даже те в мире, которые настроены положительно в моральном и религиозном отношении. Эту ненависть и оппозицию мира, временами столь огорчительную и трудно выносимую для верности и терпеливости, следует принимать покорно, помня, что мир все еще ослеплен “богом века [606] сего” и не понимает “великих и драгоценных обетований”, “глубин” Духа, в свете которых мы, по благодати Божьей, способны считать все – потери, испытания и прочее – лишь “сором” и тщетой, лишь бы обрести то удивительное, что обещано нам в Слове. Уступить мирскому духу, позволить его настроениям возобладать над нами ради его покоя было бы доказательством того, что мы недостаточно ценим Господа, Его Истину и привилегии Его службы. В результате, если мы не потеряем все, предавшись целиком светскости, то можем, по крайней мере, потерять награду и разделить участие с “великим множеством” и перейти через великую скорбь к низшему положению по сравнению с грядущей славой.
Вот строгое напоминание апостола: “Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей” (1 Иоан. 2: 15). Поэтому следует остерегаться всякого признака симпатии или принадлежности к духу мира. Это не значит, что нам не следует иметь хороших отношений с нашими друзьями, которых мы называем мирскими, – что мы должны быть небрежными к их интересам и т.д. Хотя мы обязаны быть внимательными к исполнению наших обязанностей по отношению к мирским людям и должны почитать тех, кого следует почитать, воздавать должное тем, кому это полагается, поддерживать тех, кого следует поддержать, оказывать любезность тем, кому надлежит ее оказывать, и проявлять симпатию к тем, к кому стоит ее проявлять, тем не менее, мы должны делать различие между нашими друзьями и близкими, по-прежнему находящимися под влиянием противника, и духом (расположением), который их направляет и обманывает.
Нам не следует симпатизировать нынешним институциям, которые основываются на самолюбии и в той или иной степени находятся в оппозиции к божественному закону, Золотому Правилу. Возможно, нам придется вести свои дела, следуя до некоторой степени самолюбию, столь распространенному в мире; но вместо того, чтобы непрерывно заниматься решением этого вопроса, нам важно держать сердца в состоянии, в котором мы не будем симпатизировать самолюбивым принципам, [607] а будем стремиться к беспрекословному господству Золотого Правила во всех делах жизни и, насколько возможно, во всех наших отношениях с миром.
Не наше дело пытаться изменить мир и революционизировать общество и его методы. Эту геркулесову задачу Господь оставил для Себя, и она будет полностью осуществлена в “большом дне”, который быстро приближается. Одновременно Господний народ (который имеет руководство Его Слова), находясь в мире и по необходимости вынужденный иметь отношение к его делам и обычаям, не должен проявлять к нему любовь или симпатию. Наоборот, он должен понимать, что пребывание в тесных отношениях с Господом, а также в нескрываемой симпатии к принципам Его праведности, обязательно будет означать тот же род противодействия, который Бог проявляет ко всякой форме и степени несправедливости, предубежденности и беззакония в церкви, в государстве, в финансах, в политике и в общественных обычаях и отношениях.
Понимая это более-менее ясно, некоторые, как мы считаем, шагнули в крайность, отвергая нынешние институции способом, который Господь и апостолы не устанавливали и не санкционировали, и который не проиллюстрирован в их словах и поведении. Мы должны помнить, что мир в целом живет согласно оцениваемому им критерию, поэтому нет ничего хуже, чем искать ошибки в том, что другие, как и мы сами, бессильны исправить, потому что это создает лишь удрученность, раздражение и т.п. без достижения желаемых результатов. В этом отношении Иоанн Креститель дал мудрый совет, когда некоторые из римских воинов спросили его, как им правильно вести себя: “Никого не обижайте [не нарушайте законы и правила, под которые вы поставлены вашей властью].. и довольствуйтесь своим жалованьем”. Делать людей недовольными их нынешними условиями и окружением (и не более) было бы чрезвычайно неразумным. Наоборот, влияние, дух, расположение Нового Творения должны всегда быть направлены к спокойствию; и если мы не можем дать нынешним институциям высокую оценку, у нас нет также повода особо их осуждать.
В таких вопросах хорошо следовать примеру архангела [608] Михаила, который не произнес даже укоризненного суда в адрес сатаны, сказав: “Да запретит тебе Господь!” – в свое время и своим способом (Иуд. 9). То же самое с нами. Осознавая, что Господь укорит нынешние институции в свое время и своим способом, мы можем сказать вместе с апостолом: “Итак, братия, будьте долготерпеливы до пришествия Господня”,  – до  установления Его Царства, которое уже рядом и которое решит все проблемы. Будоражить эти вопросы раньше времени не только ничего не даст, но, хуже того, – окажется неблагоприятным, наносящим ущерб как самому подстрекателю, так и подстрекаемым, порождая недовольство. Среди сынов мира сего окажется достаточно подстрекателей, когда наступит Господнее время поднять эти вопросы. До тех пор все члены Нового Творения будут проявлять мудрость, избегая вопросов, которые ведут к раздорам и недовольству, и разговаривая преимущественно с Господним народом и теми, “кто имеет ухо, чтобы слышать”, о более глубоких вещах божественного плана, упоминая при удобном случае время скорби, которым будет установлено Царство.
Новое Творение, Царственное Священство, имеет особый труд, не касающийся мира и всякого подстрекательства его элементов. Его дело в настоящее время, как было показано, – трубить в серебряные трубы, оглашать истину божественного плана тем, кто имеет ухо, чтобы слышать, если они не слепы и не глухи в результате обмана противника. Их миссия проводится, прежде всего, среди Господнего народа, заканчивая дело Евангельского века – собирание пшеницы (Матв. 13: 37-43).
В другой иллюстрации нынешний труд Церкви показан в том, как Невеста готовится к бракосочетанию (2 Кор. 11: 2; Отк. 19: 7). При таких настойчивых напоминаниях Новым Творениям о каждой минуте их времени, каждой частице их влияния, средств и т.д., у них не будет ни любви к миру, чтобы увековечить его порядки, институции и пр., ни желания опережать Господний мудрый, милосердный порядок, чтобы преобразовать этот настоящий лукавый мир в “будущую [609] вселенную”, в “которой обитает правда” (Евр. 2: 5; 2 Пет. 3: 13).

ВЕЛИКИЙ ПРОТИВНИК, САТАНА

Апостол пишет “противник ваш дьявол”, словно хочет дать нам понять, что с ним приходится бороться больше, чем с недостатками собственной плоти и несовершенствами ближних. Он хочет дать нам понять, что в лице сатаны мы имеем хитрого, “коварного” врага, и нам следует держаться как можно ближе к нашему Пастырю, если мы хотим избавиться от искушения и власти “лукавого”. Обратите внимание на некоторые из многих библейских стихов, относящихся к этому противнику, чье существование многие сегодня отрицают:
“Противник ваш дьявол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить” (1 Пет. 5: 8).
“Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от дьявола” (Матф. 4: 1).
“Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный [Геенну, уничтожение], уготованный дьяволу и ангелам его” (Матф. 25: 41).
“А упавшее при пути, это суть слушающие, к которым потом приходит дьявол и уносит слово из сердца их” (Лук. 8: 12).
“Ваш отец дьявол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи” (Иоан. 8: 44).
“И во время вечери, когда дьявол уже вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его...” (Иоан. 13: 2).
“И не давайте места дьяволу” (Еф. 4: 27).
“Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней дьявольских” (Еф. 6: 11).
“Чтобы не впасть в нарекание и сеть дьявольскую” (1 Tим. 3: 6, 7).
“Чтобы они освободились от сети дьявола” (2 Тим. 2: 26).
“Дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть дьявола” (Евр. 2: 14).
“Противостаньте дьяволу, и убежит от вас” (Иак. 4: 7).
“Кто делает грех, тот от дьявола, потому что сначала дьявол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела дьявола.. Дети Божии и дети дьявола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего” (1 Иоан. 3: 8, 10).
[610]“Михаил Архангел, когда говорил с дьяволом, споря о Моисеевом теле, не смел произнести укоризненного суда, но сказал: “Да запретит тебе Господь” (Иуд. 9).
“Вот, дьявол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас” (Отк. 2: 10).
“И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый дьяволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним” (Отк. 12: 9, 12).
“Он взял дракона, змия древнего, который есть дьявол и сатана, и сковал его на тысячу лет.. дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет” (Отк. 20: 2, 3).
“Дьявол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное.. Это смерть вторая” (Отк. 20: 10, 14).
“Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон” (Иоан. 12: 31).
“Уже немного Мне говорить с вами; ибо идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего” (Иоан. 14: 30).
“Он, придя, обличит мир.. о суде,. что князь мира сего осужден” (Иоан. 16: 8, 11).
“В которых вы некогда жили, по обычаю мира сего, по [воле] князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления” (Еф. 2: 2).
“Если же и закрыто благовествование наше, то закрыто для погибающих, для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога невидимого” (2 Кор. 4: 3, 4).
“Фарисеи же, услышав [сие], сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как [силою] веельзевула, князя бесовского.   Но Иисус.. сказал им.. если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его?” (Матф. 12: 24-26).
“Как упал ты с неба, денница, сын зари!” (Ис. 14: 12-14).
“Сам сатана принимает вид Ангела света” (2 Кор. 11: 14).
“Того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих” (2 Фес. 2: 9, 10).
“Чтобы не сделал нам ущерба сатана, ибо нам не безызвестны его умыслы” (2 Кор. 2: 11).
“Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной” (Еф. 6: 12). См. Diaglott.
“Мы знаем, что всякий, рожденный от Бога, не грешит; но рожденный от Бога хранит себя, и лукавый не прикасается к нему. Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле [в лукавом]” (1 Иоан. 5: 18, 19). См. Diaglott.
[611] “И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана” (Иов. 1: 6-12; 2: 1-7).
“И показал он мне Иисуса, великого иерея, стоящего перед Ангелом Господним, и сатану, стоящего по правую руку его, чтобы противодействовать ему. И сказал Господь сатане: Господь да запретит тебе, сатана, да запретит тебе Господь, избравший Иерусалим!” (Зах. 3: 1-2).
“Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию” (Лук. 10: 18).
“Я для того и явился тебе.. Я теперь посылаю тебя открыть глаза им, чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу” (Деян. 26: 16, 18).
“Бог же мира сокрушит сатану под ногами вашими вскоре” (Рим. 16: 20).
“Предать сатане во измождение плоти” (1 Кор. 5: 5; 1 Тим. 1: 20).
“Не подавали противнику никакого повода к злоречию; ибо некоторые уже совратились вслед сатаны” (1 Тим. 5: 14, 15).
Когда наш Господь произнес: “Отойди от Меня, сатана” [противник, противящийся дух – пер. Янга], и затем сказал Петру: “Отойди от Меня, сатана [противник и т.д.]! Ты Мне соблазн! Потому что думаешь не о том, что Божие” (Матф. 4: 10; 16: 23), имелось в виду, что оппозиция к Богу является также оппозицией ко всем, кто в согласии с Богом. А высказывание Петра, что сатана ходит вокруг как “рыкающий лев, ища, кого поглотить”, вероятно учит тому, что он не только “противник ваш [Церкви]”, но и всего человечества. Наш Господь прямо высказывается по этому поводу (Иоан. 12: 31; 14: 30; 16: 11).
Утверждение нашего Господа, что сатана – великий противник не только Бога, но и человечества, не простая выдумка, а чистая правда. Он – наш противник в таком значении, в каком мир и наша собственная плоть не являются нашими противниками. Наша плоть противится Новому Творению не из горечи или ненависти, не с каким-нибудь злым умыслом нанести ему временный или постоянный вред, а исключительно в том смысле, что похоти падшей плоти идут вразрез с наилучшими интересами Нового Творения и надеждами, с которыми оно было зачато. Оппозиция мира также не является злонамеренной, а самолюбивой, потому что мир видит вещи в другом свете и [612] самолюбиво ищет выгоду. Лишь сатана является сознательным, знающим интриганом и злоумышленником, использующим сверхчеловеческие знания и, насколько ему позволено, сверхчеловеческие способности, чтобы обольщать нашу падшую плоть посредством испорченных страстей и т.д. Он часто использует мирских людей как свои инструменты и бессознательные орудия в противостоянии праведности и истине, а также тем, кто от Истины.

ОН БЫЛ ЛЖЕЦ И ЧЕЛОВЕКОУБИЙЦА  ОТ НАЧАЛА
–ИОАН. 8: 44–

Вдохновенное повествование утверждает настойчиво и неизменно, что сатана начал бунт против божественного закона и совратил своим стремлением к власти наших прародителей к неповиновению. Со времени грехопадения человека тот же противник был непримиримым оппонентом Бога, праведности и истины. Он не только был поработителем человечества, но и противился великому плану Примирения, который Бог составил и проводит в жизнь через Христа. Из библейского повествования не видно, чтобы сатана имел каких-нибудь сторонников или единомышленников-заговорщиков из числа ангелов во время своего отступничества и попытки установить свою власть, свое господство на земле, взяв себе в качестве подчиненных самое последнее творение Бога – человечество. Поскольку сатана сам был частью общего творения Бога, мы можем быть уверены, что он был создан совершенным, честным, по образу Бога, потому что все Божьи дела совершенны (Еф. 3: 9; Втор. 32: 4). Бог имеет лишь один критерий праведности, справедливости, совершенства, и сам является этим критерием.
Но быть созданным совершенным и оставаться совершенным – две совершенно разные вещи. Богу не было угодно создавать те или иные Свои разумные создания простыми машинами, неспособными к изменению мотивации и поведения. Наоборот, Ему было угодно создать все Свои морально интеллигентные создания по Своему подобию или образу, с совершенной свободой держаться того, что является правильным, истинным, чистым, добрым, что отвечает Его собственному примеру и правилу, но с возможностью [613] частично или полностью менять в этом свой путь или становиться мятежником против Его закона праведности. Бог, тем не менее, все время следил за этим, держа в Своих руках власть вечной жизни. Он имеет полный контроль над ситуацией и может уничтожить любые из Своих созданий, если они откажутся признавать Его праведные требования и повиноваться им. Он обещает лишить их существования (так, словно их и не было), и позволить жить вечно только тем, кто пребывает в сердечном единстве с Его требованиями.
Среди ангелов высокого ранга (одним из которых первоначально был сатана), по-видимому, существовали с самого начала и по-прежнему существуют различные уровни, различные степени. При этом все они находились под правилом любви и действовали, повинуясь воле Создателя, согласованно и сообща на протяжении веков. Доброта, любовь, доброжелательность, послушание требованиям небесного Отца и, как следствие всего этого, счастье долгое время были их единственным уделом. Но в свое время получила развитие другая черта божественного плана. Был создан человек, имеющий другую природу, уступающую природе ангелов – человеческую (не ангельскую), земную (не небесную), плоть (а не дух). Кроме того, человечество имело отдельное жилище – землю, будучи организовано семьями, разделено на пары (особи мужского и женского пола), и имело силу размножаться, то есть способность воспроизводить собственный вид. Во всех этих особенностях люди отличались от ангелов, которые не различаются по полу, не имеют семейных отношений и не воспроизводят свой собственный род. Несомненно, самое последнее творение Бога было удивительным в глазах всех сонмов ангелов – по той причине, что его умственные способности обнаружили обилие возможностей для их использования.
Затем некто высокого ранга, обдумав перспективы и утаив самолюбивые и амбициозные мысли, заключил, что если бы он некоторым образом сумел завладеть только что созданной человеческой парой и увести ее от Бога, то через нее он мог бы установить особое царство, собственное владение, в котором был бы богом, господином, узурпируя место и почести Иеговы [614] относительно человечества и земли. Осуществление его преступных намерений принесло ему его нынешнее имя – сатана, противник Бога. Он не помышлял о том, чтобы захватить Божью суверенную власть над ангелами, и не пытался это делать. Такая попытка была бы бессмысленной, поскольку все ангелы были тесно связаны с Богом и знали сатану как одного из них. Они и не подумали бы стать его слугами и последователями, однозначно предпочитая справедливое, полное любви и мудрости господство Всемогущественного Иеговы, будучи полностью удовлетворены им и не бунтуясь против него.
Такие самолюбивые и амбициозные планы поселились в сердце сатаны не раньше, чем он начал применять к Господу свой собственный ложный критерий, полагая, что Господь Иегова во всем Своем деле воплощает исключительно честолюбивые и самолюбивые намерения. Так злое сердце всегда готово вменять зло другим, даже если они при этом чисты, благородны и благочестивы. Несомненно, сатана вначале оправдывал собственное поведение – по крайней мере ложным заключением, что Бог, создавая человечество на уровне, который уступает уровню духовных существ, ангелов, руководствовался нечестными и самолюбивыми мотивами; что ограничение местожительства людей землей было с целью держать их еще более порабощенными. Как только он позволил этой завистливой, бунтарской, недовольной мысли войти в свое сердце, то нужно было лишь время, пока это зло получит дальнейшее развитие в виде предложенного и проявившегося откровенного греха и противостояния божественным порядкам.
Возможно, ложно представляя себе, что он проявляет справедливость к угнетенным, сатана подошел к матери Еве в Едеме и внушил ей, что строгие ограничения, которыми Адам и она были ограждены в виде божественного повеления, касающегося одного из деревьев сада, были со стороны Бога проявлением неоправданной, деспотической власти: что они лишились свобод, которые должны принадлежать им по праву и пользование которыми определенно должно пойти им на пользу. Он даже предложил матери Еве (возможно, действительно высказывая свое мнение, к [615] тому времени искаженное) свое убеждение, что Бог обманывал их, утверждая, что потребление плода запрещенного дерева закончится их уничтожением – смертью. Сатана никогда не видел смерти Божьих творений, созданных по Его подобию, наделенных разумом. Поэтому в своем испорченном состоянии ума он не только вменил Богу низменные мотивы по отношению к Своим творениям, но и выдвинул предположение, что Тот сознательно лгал им, чтобы продвинуть собственные планы удержать их в частичном неведении и в том, что сатана к тому время уже посчитал деспотической властью.
Навет возымел действие. Разум матери Евы – до сей минуты благодарный Богу и оценивающий все Его милости и благословения, признающий в Нем источник благодати и истины, благожелательности и любви, – оказался отравлен мыслью, что она сделалась жертвою обмана, что ее лишили полагающейся ей свободы с целью воспрепятствовать обретению большей меры знания, которая ей по праву полагается и которую Бог – в Своей решимости удержать их в рабстве неведения – ложно изложил им, угрожая, что это может окончиться для них смертью, тогда как их новоявленный друг, сатана, возлюбивший их больше, радеющий об их благополучии и свободе, убедил в том, что потребление запрещенного плода не только не принесет урона и смерти, но умножит их знание, свободу и применение всех их качеств. Яд действовал быстро; самолюбие и алчность поднялись в сердце матери Евы, которая никогда раньше не имела таких чувств, так как ничто из пережитого ею прежде не внушало ей подобных мыслей или чувств.
Позиция сатаны в этом деле, понятно, изолировала его от Иеговы. Он поставил все на свою способность пленить новый человеческий род как своих слуг, как свое царство, или, как он сам, возможно, высказался бы об этом, на свое усилие освободить новую человеческую семью от божественного деспотизма. Увидев последствия такого преступления – что [616] человеческая пара выдворена из Едема и отрезана от его поддерживающих жизнь деревьев, что люди начали постепенно увядать и погибать, – он, понятно, был разочарован, как и матерь Ева. Адам, как нам сказано, не был прельщен: он знал чего следует ожидать от подобного неповиновения. Его участие в этом деле было добровольным, и мы бы даже назвали это самоубийством. Одоленный мыслью, что его жена должна умереть, потому что она взяла от запрещенного дерева, и чувствуя, что вся его радость исчезнет, он решил умереть с ней. Если бы он лучше понимал божественный характер (проявляющийся с тех пор в Божьих деяниях, связанных с Примирением), то, несомненно, обратился бы к Богу за помощью в затруднении и повиновался бы божественному декрету любой ценой.
Однако вернемся к сатане: после того, как он избрал плохой путь, каждый его шаг, по-видимому, уводил его все дальше от всякого принципа праведности. И если его первая ложь – “нет, не умрете” – могла быть произнесена с некоторой искренностью, то с тех пор и ныне он пытается всеми возможными средствами увековечить свое ложное утверждение и ввести человечество в заблуждение, вынуждая поверить, что нет ничего такого как смерть: что люди, умирая, более живы, чем прежде. Это – старая ложь, “нет, не умрете”, приспособленная к нынешним условиям. Никто лучше сатаны не знает реалий смерти, перешедшей на весь человеческий род; и никто лучше него не знает того, что если бы человеческий род ясно и четко понимал вопрос греха, наказания за него, выкупа и последующей реституции, влияние Истины приблизило бы человечество к его справедливому и одновременно милосердному Создателю.
Но именно этому сатана хочет воспрепятствовать. Поэтому он пытается ослепить умы человечества относительно истинного характера и плана Бога и, наоборот, стремится заполнить их ложными и богохульными представлениями о божественном характере и плане. Вместо того чтобы позволить людям понять, что смерть и все страдания, сопутствующие смерти, а именно, умственный, [617] моральный и физический упадок и болезни, являются результатом неповиновения Богу, результатом следования лжи сатаны, он, напротив, хотел заставить людей думать (и уже преуспел в переубеждении многих), что великий Иегова, Который называет Себя воплощением справедливости и любви, создавая человеческий род, поступил самым несправедливым и немилосердным образом, проявляя злобный умысел по отношению к огромному большинству; что Он вознамерился и заранее определил в Своем сердце (еще до начала создания человека), что миллиарды людей должны подвергнуться вечным истязаниям, и только “малое стадо” должно быть вознесено к славе, как пример того, что Он мог сделать для всех, кто настроен доброжелательно. Таким образом и с помощью похожих заблуждений и ловушек противник в течение шести тысяч лет искажал человеческие суждения и отвращал сердца людей от Бога и послания Его Истины. Апостол подтверждает это и объясняет, говоря, что у “неверующих.. бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога”, – не просветил их, не вывел из тьмы неведения и ложного представления и не позволил видеть истинный характер и милостивый план небесного Отца (2 Кор. 4: 4).
Везде, куда направляется свет божественного откровения (не только Библия, но и “дух Истины”), он так или иначе означает опасность для тьмы измышлений сатаны. Истина в тысячу раз рассудительнее лжи сатаны и тотчас одолела бы его, если бы не его хитрые, “коварные” увертки, с помощью которых он постоянно меняет декорации и выдвигает новые обольщения для поддержания своей старой лжи, “чтобы прельстить, если возможно, и избранных”. Одним из первых и самых громадных и успешных его усилий опровергнуть Истину и показать, будто ложь правдоподобна и благовидна, оказалось развитие большой системы Антихриста, папства. Посредством ее он оказывал самое поразительное влияние по всему миру, отчего в свете современности и при наличии некоторой свободы [618] от этой чудовищной институции человечество, оглядываясь в прошлое на период ее господства, описывает этот период как “Темные Века”: темные от несправедливости, от заблуждения и невежества, от безжалостных и внушающих ужас преследований всех, кто стремился прославлять Бога следуя велениям совести. По мере того как они обретали истинный свет и верно поднимали его перед людьми, эти преследования становились все более свирепыми. Эта огромная институция с ее методами и влиянием была столь дьявольской и до такой степени представляла хитрость, честолюбие и коварство сатаны, что символически была описана Господом как сатана. Она была в наивысшем смысле слова его представителем, хотя утверждала, что она – представитель Бога.*
-----------------
*Смотрите Том ІІ, гл. ix.
-----------------
Везде в пророчествах мы встречаем такого рода смешанное описание, а также открытое обличение сатаны и его главного представителя среди просвещенных. Например, после описания свержения власти Вавилона – применимого частично к буквальному Вавилону и рабству телесного Израиля, и в еще большей мере к рабству духовного Израиля в мистическом Вавилоне, – пророк продолжает описание, которое подходит, прежде всего, к поведению самого сатаны, а затем, во второстепенном значении, к поднятию и падению буквального Вавилона, и, в дополнительном смысле, к поднятию и падению мистического Вавилона, говоря:
“Как упал ты с неба, денница, сын зари! Разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: “Взойду на небо, выше звезд Божьих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов [Царстве Божьего народа], на краю севера [Плеяды, на севере, издавна считались центром Вселенной, престолом Иеговы]; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему”. Но ты низвержен в ад – шеол, забвение, – в глубины преисподней. Видящие тебя всматриваются в тебя, размышляют о тебе: “Тот ли это человек, который колебал землю, потрясал царства, вселенную сделал пустынею и разрушал города ее, пленников своих не отпускал домой?” (Ис. 14: 12-17).
[619] И как Вавилон сильно возвысился над другими царствами мира, так и папство (антихрист) возвысилось как царство над народами земли и пыталось управлять ими железной палкой, настаивая на полномочиях поступать так во имя истинного Христа. Если первый был повержен для уничтожения, то окончательное падение ожидает и Великий Вавилон (Мать Блудницам), который будет брошен как большой жернов в море, чтобы больше не подняться. Какими бы огромными не были их амбиции господствовать над другими, еще большей была амбиция сатаны стоять выше других Божьих творений, иметь собственное царство, собственных подданных (царство, соперничающее с царством Иеговы), царство над землей – наподобие того, как Иегова господствует на небесах. Однако и это потерпит неудачу, и сам сатана сначала будет связан в течение тысячи лет царствования Искупителя, когда будет удалено проклятие и мир получит благословение, и затем, как ясно показывает Священное Писание, будет уничтожен вместе со всеми своими ангелами – своими посланниками, всеми, кто последует его руководству и пути (Матф. 25: 41; Евр. 2: 14; Отк. 20: 10).

ПОСОБНИКИ САТАНЫ В СОВЕРШЕНИИ ЗЛА – ЛЕГИОНЫ ДЕМОНОВ

Как было сказано на основании Священного Писания, у сатаны не было сообщников из числа ангелов в начале его заговора и бунта. Наоборот, можем сделать вывод, что все святые ангелы находились в самом полном согласии с божественной властью и некоторые из них были уполномочены руководить падшим человеком и помогать человечеству вернуться, если возможно, к согласию с Богом и сдержать людей от дальнейшей деградации. Так было до потопа в день Ноя. Там ангелы впервые познакомились с грехом, изменой Богу, нравственной извращенностью. Для них это стало пробой, так как предоставило возможности избрать злое поведение, вопреки божественной воле. Результат такого поведения предполагал наслаждения и успех, став испытанием их преданности и послушания Иегове. Священное Писание ясно информирует нас, что в этом испытании некоторые ангелы, до того бывшие святыми и послушными, сделались преступниками, попали в грех и [620] осквернились. Иуда и Петр повествуют об “ангелах, не сохранивших своего достоинства”, которым Бог за это ограничил свободу, содержа их в цепях, под мраком на великий судный день, все еще принадлежащий к будущему, когда будет слушание их дела (2 Пет. 2: 4; Иуд. 6).
Изолированные от святых ангелов, эти падшие ангелы с тех пор известны как демоны, бесы, и сатана считается “князем бесовским” – их предводителем, с которым они действуют среди людей как смутьяны. А так как они не заняты в добрых делах и предоставлены во зле самим себе, то неудивительно, что зло развилось в них до больших размеров, и они являются верными союзниками сатаны в насаждении его первоначальной лжи – “нет, не умрете”. Вероятно, очень скоро после потопа эти падшие ангелы, демоны, начали развращать человечество под маской религии. Закованные в узы, запертые – в смысле лишения возможности дальше появляться между людьми в плотских телах, – они вскоре нашли среди деградированного рода тех, кто был готов подчиниться им в качестве их представителей, то есть медиумов, и они действовали посредством их тел вместо своих собственных. Такие “медиумы”, то есть люди (как орудия общения между демонами и человечеством), были известны в древние времена как “колдуны”, “волшебники”, “ведьмы”, “чародеи”, “знахари” и “жрецы” ложных религий. Их различные усилия обрести контроль над народом Израиля, который Бог избрал на некоторое время Своим представителем в мире, отчетливо упомянуты в Священном Писании, и люди были строго предупреждены о них. Были изданы законы (вменяемые до некоторой степени насильно) против тех, кто стал посредником в общении между демонами и Израилем. Наказанием за это была смерть.
Человек по своему складу является образом Бога и, как таковой, считается свободным, независимым существом. Эта свобода распространяется на его моральный облик. Отсюда выражение, что человек – “свободная нравственная личность”. Какой бы урон не понесла его личная свобода, и как бы он не был порабощен другими, а также собственными страстями, его нравственная составляющая остается свободной – он волен [621] хотеть, использовать свой ум, как ему угодно. Если он желает подчинить его Господней воле, то может это сделать; если он желает подчинить его злому влиянию, то может это сделать; если он хочет остаться независимым одновременно от Бога и от плохих влияний, он может это сделать в той мере, в какой его физические возможности и умственные суждения на это позволяют. Однако его суждения, ослабленные грехопадением и унаследованными слабостями, а также его знание и способность мыслить, существенно сузились, поэтому его нравственная независимость до такой же степени находится в опасности, когда он атакован “духами обольстителями и учениями бесовскими”, как Священное Писание именует злое влияние, действующее по всему миру (1 Тим. 4: 1). Неудивительно, что эти падшие ангелы (демоны) в каждой стране и во всякое время находили возможность добиться контроля над многочисленными медиумами. Они могут выбирать, кто будет их медиумом, стремясь найти, по возможности, тех, кто обладает умственными способностями, чтобы посредством таких естественных качеств и способностей более полно контролировать массы в целом. В результате, мы обнаруживаем, что в языческих землях и среди индейцев эти медиумы, жрецы, волшебники, ведьмы, чародеи, астрологи и прорицатели находились в числе самых знающих и способных. В настоящее время в христианстве медиумы демонов часто известны под этим особым названием “медиумы”, как, скажем, между спиритами. Это одно из самых правильных названий, когда-либо применяемых, ведь, говоря откровенно, те, кто подчиняется этим злым влияниям, чтобы стать средствами общения с людьми, попросту являются посредниками, через которых злые духи ведут общение с помощью слов, стука, письма и пр.
Общие методы и общие учения этих демонов (посредством таких медиумов) во все времена и во всех странах были практически теми же. Они ложно представляются и выдают себя за мертвых, за исключением тех редких случаев, когда они осмеливаются признаться, что они демоны – например среди китайцев (См. также 1 Кор. 10: 20). Представляясь [622] мертвыми человеческими существами, они самым успешным образом совершают различные действия:
(1) Они поддерживают первоначальную ложь, распространенную сатаной в Едеме: “Нет, не умрете”.
(2) Посредством этой лжи они настраивают разум людей против Евангелия и против всего, что оно предлагает.
(3) Они представляют Божественные шаги в искуплении человека и возвращении его из греха и наказания за него, смерти, как непоследовательные, нелогичные, бессмысленные. Отрицая, что наказанием за грех является смерть, и утверждая, что таким наказанием являются вечные мучения, они своей теорией не только поносят божественный характер, видя в нем воплощение несправедливости и жестокости, но и высмеивают, тем самым, библейское учение о выкупе. Даже испорченный ум способен увидеть, что смерть нашего Господа на Голгофе не могла искупить человеческий род от вечных мучений, ведь в этом случае не было бы никакого соответствия между наказанием и ценой выкупа.
(4) Это делает учение о воскресении бесполезным и безрассудным, потому что если нет мертвых, как может быть воскресение мертвых? Если, умирая, все становятся живее прежнего и оказываются в существенно лучшем положении, чем раньше, то какой цели можно достичь воскресением, и почему его следует держаться как надежды, к тому же единственной, предложенной нам в Евангелие?
(5) Это прокладывает путь поработительным заблуждениям. Среди язычников оно в определенной степени принимает вид поклонения родителям и веры в переселение душ: что умершие люди, оставаясь некоторое время в состоянии без тела, затем снова рождаются в мире как собаки или кошки, лошади или коровы, крысы или мыши, и проходят сквозь различные испытания этих бессловесных тварей или, если удостоятся, переходят в более благородные состояния.
(6) В христианстве это зло приняло поистине сатанинскую форму. Такое ложное учение сделалось фундаментом всех жутких заблуждений и предрассудков, которым христианству пришлось противостоять. Теория вечных [623] мучений была возведена не иначе как на бесовском учении, что мертвые живы – что они могут страдать. Без этого не могла бы появиться теория и учение о чистилище, а также заупокойные молитвы и плата за мессу об усопшем. Следовательно, отсюда получили развитие и громадные институции духовенства, вскормленные на таких заблуждениях, чтобы порабощать человечество своими ложными доводами и ложными истолкованиями божественного характера и плана.
(7) Хотя власть папства была сломана во время великого движения Реформации шестнадцатого века, этот основополагающий ложный довод, научаемый демонами и поддерживаемый ими во всех народах различными доказательствами, проявлениями, манифестациями, заботливо охранялся. Реформаторы пошли дальше, но, опять же, они были связаны этой первоначальной ложью, научаемой отцом лжи и поддерживаемой легионами злых духов. Таким образом, она и в протестантизме стала основой всех трудностей и ошибок, с которыми различные вероисповедания с тех пор вели борьбу. Она в большой степени сделала их слепыми к свету божественного Слова, препятствуя “постигнуть со всеми святыми, что есть широта и долгота, и глубина и высота.. любви Бога” (Еф. 3: 18).
(8) Приспосабливаясь к новым условиям, эта ложь на протяжении последних пятидесяти лет приняла на себя роль носителя света для Церкви, делая вид, что она ведет всех стремящихся к истине. В этом она отвечает характеру, который определен ей вдохновенным Словом, ведь апостол утверждает, что “сам сатана принимает вид Ангела света” (2 Кор. 11: 14).
(9) Спиритизм не имел успеха в поимке большинства христианского народа. Даже сдерживаемые ложной теорией, будто их мертвые друзья живы, христиане в целом как бы инстинктивно осознавали, что эти медиумы (самые лучшие из тех, кого сатана смог обрести) вряд ли являются теми медиумами, которых Бог готов использовать, чтобы передавать известия и быть путями общения между Ним и их друзьями, которые, как они ошибочно полагают, живы и часто находятся рядом с ними, невидимые. В результате, [624] великий противник, хотя и позволял спиритуализму приобретать, удерживать и совращать ко злу как можно большее число людей, посчитал необходимым ввести еще более утонченные искушения, еще более тщательную имитацию подлинного христианства под названием

ХРИСТИАНСКАЯ НАУКА И ТЕОСОФИЯ.

Эти системы, претендуя на уважение к божественному Слову и принимая имя Христа тщетно, без веры в Него как Искупителя, используются как приманка для христиан, пробуждающихся в настоящее время, чтобы удовлетворить их стремления к чему-то новому и лучшему по сравнению с шелухой человеческих традиций, которой они питались так долго. По их словам, они кормят своих последователей научной истиной, при этом игнорируя истину, науку в каждом смысле слова.
(10) Видя, что реституция является божественным планом на ближайшее будущее, противник пытается отвлечь человеческое внимание от божественного плана путем врачевания ума с участием христианских ученых, сторонников теософии и ясновидцев. Эти вводящие в заблуждение подделки истины, отрицающие саму основу библейской истины (Выкуп), являются для нас доказательствами того, что власть сатаны обманывать христианство слабеет, что его дом близок к крушению – когда речь идет о мыслящих людях. Свет Тысячелетнего рассвета разливается над миром человечества, и великий поборник заблуждения находится в затруднительном положении. Слава Богу, что вскоре сатана будет связан, и ему будет запрещено обольщать мир в течение тысячи лет Тысячелетнего царствования Христа, в котором свет знания наполнит всю землю, как вода покрывает большие глубины!
Когда мы смотрим на языческий мир, то отчетливо видим ужасную, разлагающую деятельность этих демонов – видим как они обратили свои оковы против людей, используя сверхъестественные возможности посредством своих человеческих орудий, наподобие нынешних факиров в Индии или “Черной магии”, широко практикуемой по всему миру в более темные времена прошлого. Священное Писание показывает нам влияние Евангелия [625] на эти дела дьявола, давая понять, что свет божественной истины – это “свет мира”, и лишь он будет в состоянии рассеять тьму противника. Обратите внимание на конфликт между светом и тьмой на примере того, что пережил апостол Павел, когда он путешествовал по Азии и в Европу, держа высоко истинный свет, когда “многие из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои. А из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми, и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч [драхм]. С такою силою возрастало и возмогало слово Господне” (Деян. 19: 18-20).
Апостолы находились в постоянном конфликте с этими злыми духами, которые иногда пытались противиться Евангелию, но в целом признавали, что они полностью неспособны справиться с более высокими духовными властями, действующими через апостолов. Однажды, как читаем, злой дух попытался примкнуть к Евангелию и вынудил медиума следовать за апостолом и за теми, кто был с ним, восклицая: “Сии человеки – рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения”. То ли это была попытка ассоциировать Евангелие с демонизмом и медиумизмом, то ли искусный трюк, которым демоны надеялись добиться именно того результата, который последовал – замешательства народа и сопротивления апостолам, – мы не в силах судить. Во всяком случае одно для нас совершенно ясно: апостол понимал, что это не медиумы мертвых, а медиумы демонов, падших ангелов. При встрече с апостолами эти демоны никогда не отрицали того, кто они (См. Деян. 16: 16-19; 19: 15; Иак. 2: 19).
Похоже во время служения нашего Господа эти злые духи нашли среди иудеев многих желающих принять их, известных как “бесноватых”. Одержимая многими демонами, как это часто бывало, жертва почти не контролировала себя. Ее мысли, слова и поступки контролировались многочисленными злыми духами, и ее [626] поведение было безумным. Многие одержимые бесами были исцелены во времена нашего Господа как Им самим, так и теми, кого Он посылал, наделенными Его духом, силою, влиянием. Интересный рассказ об одном таком случае изгнания злых духов находится в Луки 4: 34-37, Матф. 8: 28-33, где демоны не только не пытались отрицать, кто они такие, когда держали ответ перед Господом, но признали Его господство и власть над собой, а также свои надежды на некоторое прекращение в будущем существующего ограничения, заточения – на решение в их случае, на их суд.*
-----------------
*Для дальнейшего обсуждения спиритизма-демонизма смотрите брошюру “Что Священное Писание говорит о спиритизме”.
-----------------

“НАША БРАНЬ НЕ [ТОЛЬКО] ПРОТИВ КРОВИ И ПЛОТИ”

Из вышесказанного видим, что сам сатана и демоны, его сообщники во зле, действительно являются большой силой, действующей среди человечества, на него и через него вопреки Богу и плану примирения, который Он замыслил и который начал воплощаться при первом пришествии и смерти нашего Господа, цены выкупа за грешников. Лишь с этой точки зрения мы можем ясно осознать важность слов апостола, что “наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей,. против духов злобы поднебесной [занимающих высокое положение]” (Еф. 6: 12). Видя, что падший человек столь неумел, чтобы защитить себя от коварного противника, и что народ Господа может избежать его коварств лишь в той мере, в какой его сердце преданно Господу и внимательно к Его Слову, и что за это Он даст ему особую поддержку и освобождение от зла, которое, если бы не было такой поддержки, прельстило бы даже самых избранных, мы вынуждены спросить: “Почему Бог позволяет этому великому противнику осаждать человека обольстительными заблуждениями, ложными учениями и, до некоторой степени, чудесами в их поддержку?”
[627] Ответ на этот вопрос, к тому же единственно удовлетворительный, который можно найти, состоит в том, что Бог в настоящее время не ищет примирения со всем миром, не пытается привести все человечество к согласию с Собой, а, наоборот, выбирает из искупленного рода предопределенное малое стадо, Новое Творение, которое под божественным провидением сделает свое звание и избрание твердым, становясь в сердце копией дорогого Божьего Сына, своего Искупителя, своего Господа и Жениха. То, что пережил мир под этими обольщениями противника, будет в Тысячелетнем веке полностью раскрыто. В то время все увидят и сполна осознают обольстительные, заманивающие и разрушительные влияния всякого пути, кроме пути праведности, и всякого духа и влияния, кроме Духа Господа, духа Истины. Все поймут, насколько они были пойманы в ловушку и как сатана “уловил их в свою волю” (2 Тим. 2: 26), как сильно они были ослеплены богом века сего относительно истинного света Божьего характера, сияющего через Христа (2 Кор. 4: 4). Они получат урок, состоящий из нескольких частей: (1) что именно Бог является настоящим другом всех Своих созданий, и Его законы даны в их интересах и для их благополучия; (2) они познают коварный характер зла, показанный на примере сатаны, падших ангелов и того, что они сами пережили в жизни; (3) они научатся, что нельзя было доверять безоговорочно своему собственному суждению, и что при ограниченном знании человека в таких условиях возможно представление света в качестве тьмы и тьмы в качестве света – добра в качестве зла и зла в качестве добра. Этот урок будет иметь ценность навеки, отчего все человечество научится более искренне доверять божественной мудрости, а также божественной доброте и силе.

СЛУЖЕНИЕ ЗЛУ

Тем временем, эти заблуждения и предрассудки людей лишь способствуют удержанию их в плену рабства в то время, когда они неспособны правильно пользоваться свободой. [628] Только совершенные люди, только обладающие полнотой “образа Бога”, только руководимые Им должным образом приготовлены к самоконтролю, который будет им на пользу. Между тем оппозиция со стороны сатаны и его сообщников по злу, а также оппозиция со стороны мира, осуществляемая с помощью их обмана и заблуждений, направлена против Истины, против тех, кто стал ее слугами в меру их преданности Истине и энергичности в службе. Наш царственный Наставник, самый верный слуга живого Бога, высказался в адрес тех, кому предстояло следовать за Ним: “Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир” (Иоан. 15: 18, 19). Затем, исходя из естественного закона, скажем так, следует, что “все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы” (2 Тим. 3: 12). Эти преследования и оппозиция со стороны мира, плоти и дьявола являются молотком, резцом и шлифовальным инструментом Господа, который Он использует для развития Нового Творения.
Бог использует эти орудия оппозиции, поставляемые самим противником, и позволяет, чтобы гнев и оппозиция (людей и бесов) прославляли Его, поскольку именно эти испытания и трудности Его избранной Церкви производят для нас “в безмерном преизбытке вечную славу” (2 Кор. 4: 17). Это и есть те орудия, при помощи которых живые камни великого Храма Бога проходят обработку, формирование, полирование и приготовление (согласно замыслу великого Архитектора) к тому, чтобы вскоре в этом живом Храме и через него все племена земные могли получить благословение, а те, кто пожелает, были приведены к примирению, к согласию с Господом. Осознавая, что оппозиция со стороны людей – это результат, преимущественно, их падшего состояния, а также заблуждений и ослепления, приходящих на них вследствие интриг великого оппонента Бога и праведности, [629] Господний народ может иметь большое сочувствие не только к миру в целом, но и к своим противникам и преследователям. Будучи далекими от мысли мстить, они конечно же способны любить своих врагов и делать добро тем, кто их преследует, понимая при этом, что те в самом полном и истинном смысле слова “не знают, что делают”.
Среди людей, противящихся Примирению, мы обнаруживаем многих, которые различными путями и с различных побуждений сотрудничают с великим противником, противясь Богу и делу Примирения. Если бы нам пришлось упомянуть, как первых из них, владельцев публичных домов, владельцев салонов, владельцев казино, а также чародеев, медиумов, колдунов и служителей культа, мы изложили бы вопрос так, как он, вероятно, выглядел бы для большинства. Но с божественной точки зрения, которую мы стремимся занять, наверное все выглядит не так: те, которые считаются передовыми мыслителями в цивилизованных землях и противятся свету Истины, будучи номинально ее слугами, занимают место наибольшей ответственности в глазах Бога и откровенно являются земными орудиями сатаны – часто непреднамеренно (Деян. 3: 17).
Говоря о тех многих, которые пришли к соприкосновению со светом Истины в течение Евангельского века, а также сегодня, в конце века, надеемся, что их оппозиция была, по крайней мере частично, результатом ослепления, как высказался апостол о тех, кто распял нашего Господа: “Впрочем я знаю, братия, что вы, как и начальники ваши, сделали это по неведению” (Деян. 3: 17). С такой точки зрения мы способны питать определенную меру надежды для некоторых самых яростных противников Истины – сторонников эволюции, теософии, спиритуализма, христианской науки, католицизма и протестантизма. Но наши надежды на будущее неизбежно сдержаннее относительно тех, кто был просвещен в этих вопросах Настоящей Истиной, но кто ради амбиции, зависти или гордости в своем стремлении быть чем-то сделался противником Господнего дела. Такие, как правило, попадают в ошибки универсализма, [630] становясь слепыми к Господнему присутствию и даже к выкупу. Не нам судить, однако мы должны опасаться за них и видеть в их случае применение стиха Священного Писания, гласящего: “Ибо невозможно – однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святого, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются [Ему]” (Евр. 6: 4-6). Нам полагается знать исполнение этих стихов Писания и не иметь никакого участия в бесплодных делах тьмы, но обличать их и держаться подальше от общества тех, кто не поступает согласно учениям апостолов и не держится ни веры, однажды переданной святым, ни ее духа. Все такие находятся на стороне сатаны, считаются оппонентами Господа и Его плана, средоточием, центром которого является Примирение, Выкуп (2 Пет. 2: 21; 2 Фес. 3: 6; Иуд. 3).
Говоря об этих напастях, стоит вспомнить, что искушения нашего Господа в пустыне* наиболее ясно иллюстрировали все искушения, которым подвергается Новое Творение.
-------------------
*Том V, стр. 110.
-------------------

НАПАСТИ ОТ ПРОТИВНИКА

Одной из напастей от противника, которая, судя по всему, совпадает с желаниями плоти, является аргумент, что Новое Творение до такой степени должно быть под божественной защитой, что все его земные интересы будут в цветущем состоянии. Таково рассуждение телесного человека, и оно не находит никакой поддержки в Слове Бога, которое должно руководить суждениями Нового Творения. Ветхий ум настаивает на том, что близкое родство вследствие сыновнего “принятия” и обещание будущего сонаследования в Царстве непременно должны нести с собой благословения, покровительство и преуспевание во всех земных делах. Главный аргумент касается здоровья: Почему наше [631] посвященное смертное тело должно болеть или страдать? Понятно, Бог не пошлет боль и страдание, значит они, должно быть, от дьявола. Таковы аргументы; а поскольку они от нашего противника, то не должны ли мы считать проявлением божественной немилости стремление прислушиваться к ним и молиться об освобождении от боли и страдания?
Противник с большой настойчивостью разными путями подсовывает сегодня эти вопросы; и он же подсовывает утвердительный ответ, да так, что многие даже не будут подозревать о его подстрекательстве – что болезнь тела Божьего народа является свидетельством Божьей немилости; что использование любых лечащих средств было бы доказательством отсутствия веры в Бога; что, вместо этого, надо полагаться на молитву веры; что даже буквальные израильтяне имели такую привилегию и пользовались ею, поэтому Духовные Израильтяне тем более должны полагаться на Бога как своего исцелителя. Мормоны, сторонники христианской науки, христианского союза, даувиты используют эти аргументы самым красноречивым образом, чтобы ввести в заблуждение и прельстить “если возможно и избранных”, отвлечь их внимание от истины.
Дело в том, что подлинные интересы Нового Творения часто противоречат его физическим условиям и интересам. Пророк Давид, говоря о них, высказывался так: “Прежде страдания моего я заблуждал”. Новые Творения (а не их смертные тела) – вот настоящие сыновья Бога. Действительно, как мы заметили уже, Бог сделал жертву плоти (даже после ее оправдания) условием, предшествующим нашему зачатию, нашему принятию. Но так не было в случае Израиля по плоти. Его материальное благополучие, земные благословения и пр. представляли условия и требования, которые будут преобладать в Тысячелетнем веке, когда противообразный Царь и Царство будут властвовать (Исх. 15: 26; Лев. 26: 3-15; Втор. 28: 1-14).
И наоборот, важная часть испытания Новых Творений состоит в том, что в земных вещах они обязаны “ходить верою, а не видением”. Более того, они должны переносить преследования, показывать самоотречение, быть как бы обманщиками, но при этом верными, не имеющими ничего, но на самом деле (верою) имеющими все, неразумными, но в действительности мудрыми для Бога, и то до такой степени, чтобы [632] пророческое описание Учителя в большой мере было применимо ко всем, кто тщательно следует за Ним: “Мы думали, (что) Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом”. Пророк говорит: “Наказание мира нашего (было) на Нем, и ранами Его мы [как грешники] исцелились”. Не будем забывать, что наше исцеление, наше оправдание предшествовало нашему принятию как членов тела Христа – членов Нового Творения. Наше принятие к этому более высокому сыновнему уровню и сонаследованию было на особом условии: “если только с Ним страдаем”, или, как сказано, “восполняем недостаток.. скорбей Христовых” (Ис. 53: 4, 5; Рим. 8: 17; Кол. 1: 24).
Действительно, наш Господь не имел болезней, так как Он был совершенным, однако написано, что Он “мог сострадать нам в [человеческих] немощах наших” и “Он взял на Себя наши немощи”: слабость переходила на Него, когда “от Него исходила сила и исцеляла” толпу (Евр. 4: 15; Матф. 8: 17; Лук. 6: 19).
Мы, священники, также должны “сострадать” и сочувствовать миру, для которого вскоре будем царями, священниками и судьями. Но нам необязательно и даже невозможно отдавать большую часть нашей физической силы или перенимать слабости и болезни других, так как каждый из нас так или иначе переносит нечто в этом роде по причине нашего участия в грехопадении, потому что по плоти мы “чада гнева, как и прочие”, и разделяем со стонущим творением его скорби. Расходование нашим Господом жизненных сил не было для Церкви, потому что она (Церковь) не считалась таковой, пока Его жертва не была завершена и не была представлена Отцу и принята Им ради нас, – не раньше Пятидесятницы. Пока Дух не сошел на Его последователей, не было смысла говорить им о небесных вещах (Иоан. 3: 12, 16: 13; 1 Кор. 2: 10-12). Поэтому силы нашего Господа были потрачены в значительной степени на то, чтобы говорить притчами и замысловатой речью, которые предстояло понять позже с помощью Духа. Но главным образом они были потрачены на исцеление физических немощей и на то, чтобы образно показать более значимые дела и более величественные исцеления, в которых мы можем участвовать сегодня и в [633] Царстве: открытие глаз понимания и предоставление морально глухим возможности слышать голос Господа и еще сегодня начинать новую жизнь. Вот так, по словам апостола, мы имеем привилегию “полагать души свои за братьев” – восполнять “скорби Христовы за Тело Его, которое есть Церковь” (1 Иоан. 3: 16; Кол. 1: 24).
Сказанное не имеет целью лишить эти слова их истинного значения и утверждать будто возложение нашей жизни за братьев не будет стоить нам никакой жертвы физической энергии, и что “скорби Христовы” не несут с собой никакой физической боли. Изнеможение нашего Господа, потеря “силы” (жизненной энергии) и то, что Он “мог сострадать нам в немощах наших”, противоречит такого рода мысли. Следовательно, нам нечего надеяться, что мы будем преуспевать в наших земных делах больше, чем мир, а следует рассчитывать на то, чтобы нести убытки, “страдать с Ним”. Такого рода убытки едва ли принесут уважение людей или финансовое благополучие – также как наш Учитель “уничижил Себя”, “обнищал” в Своей готовности сделать других богатыми, и апостолы имели похожий опыт и дали нам пример. Но почему не все видят то, что “частые недуги” Тимофея, “жало в плоть” Павла, “болезнь” Епафродита были физическими недомоганиями, похожими на те, которые дозволены ныне на Господних верных? Да, они все были от дьявола в том смысле, что грех берет начало от сатаны, и эти болезни – некоторые из последствий. Но они были от дьявола не больше, чем взятие под стражу, избиения, кораблекрушения и смерть.
Сатана, вероятно, был косвенно, а может быть и прямо виновником всех этих физических злосчастий, общих для всех людей. Однако апостол не считал себя оставленным Богом в таких трудностях, но ликовал в них, воспринимая их как часть жертвы, которую ему было позволено совершать, как часть страданий, которые ему было позволено переносить для Господа, для истины. И чем больше они превосходили страдания других людей, тем больше он радовался, считая, что этим его будущая слава возрастает.
Однако мы должны провести различие между страданиями для праведности и страданиями за плохие поступки. [634] Апостол обращает внимание на то, что многие страдания приходят к людям по причине вмешательства в дела других и прочих плохих поступков, и мы можем назвать обжорство (Фил. 3: 19) и отсутствие самообладания в числе тех пороков, которые приносят страдания и которые нельзя считать страданиями для праведности. Пусть никто не радуется таким страданиям, а лучше пусть горюет, молится и постится – употребляет самоограничение. Если же Новое Творение, рассудив как можно лучше, видит дверь возможности открытой для себя Провидением и входит в нее с усердием и самопожертвованием, и если это заканчивается физической болезнью, которую светски настроенные могут посчитать признаком неосмотрительности, пусть оно не стыдится, но прославляет Бога за такие скорби – радуется возможности “удостоиться принять бесчестие” ради Христа.
Действительно, если болезни приходят по какой-либо причине, не являющейся грешной или самолюбивой, их можно принять с терпением и благодарностью, как урок сострадания к  стонущему творению, как урок надежды и упования на обещанное избавление от проклятия в Тысячелетнее утро. Благодать в сердце действительно оказывает весьма благотворное влияние на каждую сторону жизни. Но она не может (без чудесного вмешательства) воссоздать или восстановить наши смертные тела, а Бог не предлагает никаких таких чудес, которые были бы во вред там, где нам предстоит ходить верою, а не видением, и привлекли бы в Церковь класс, который Бог сегодня не ищет. Как мы увидели, Он оправдывает нас через веру для восполнения недостающего – считает нас полноценными, но при этом оставляет в действительности несовершенными, как прежде. Благодать в сердце не делает нас нечувствительными к влиянию жары или холода, голода или жажды, хотя она дает нам терпеливость, чтобы переносить их (когда это неизбежно) с упованием на заботу нашего небесного Отца и на Его обещание, что окончательно все будет нам во благо, если мы воспримем это с надлежащей терпеливостью и верою.
Означает ли это, что если мир ищет мази, корни и стебли от своих хворей, Новое Творение не должно искать их и не должно пользоваться никакими из них, а во что бы то ни стало должно переносить боль, показывая этим свою веру? Ни в коем случае. Следует помнить и глубоко запечатлеть в своем уме, что отношения Бога со Своим [635] народом в этом Евангельском веке строятся не по плоти, а как с Новыми Творениями. “От плоти же нет никакой пользы” (Кас.). В любом случае мы посвятили ее на смерть, на уничтожение, и наши интересы как Новых Творений, – наша главная забота. Тем не менее, мы имеем привилегию по отношению к нашему смертному телу делать все разумное, чтобы содержать его в порядке, свободным от проявлений не-мощи (недостатка крепости), но всегда как нашего слугу, чтобы позволять нам исполнять наш завет служения для жертвы. Испытывает ли оно голод, требует ли пищи и воды, – мы можем удовлетворить его требования, поставляя в разумных пределах такое кушанье, какое, верим, наш Господь одобрит, какое позволит нам верно исполнять Его труд. Чувствует ли оно холод и неудобства, – наша привилегия позаботиться о такой одежде, какую, верим, наш Господь одобрит. Находится ли оно в жару или мучается от боли, – наша привилегия ослабить горячку и облегчить боль, используя для этого любое средство, которое, как мы считаем, может помочь, но не обращаться к ясновидцам, приверженцам христианской науки, гипнотизерам или прочим, пользующимся заклинаниями, чтобы отколдовать беду с помощью нашего противника, который этим может пленить наш ум. Новое Творение имеет те же привилегии, что и телесный человек, заботиться о своем несчастном, хрупком, умирающем теле. Более того, обязанность каждого создания – заботиться о своем теле разумным способом. Эта обязанность усиливается в случае Нового Творения по той причине, что его тело было посвящено служению Господу в качестве жертвы до самой смерти, и Новое Творение должно как можно больше совершать на нем дело жертвования.
Некоторые тут же спросят: “Да, я тотчас приложу сливки или какую-то простую мазь собственного изготовления к месту ожога или отрегулирую свой организм, отказываясь от принятия той или иной пищи, но я думаю, что покупать лекарства и мази или звать врача – это нечто совершенно другое”. Однако такое разделение бессмысленно. С тем же успехом мы могли бы сказать, когда на улице холодно: “Я оденусь и согреюсь, если достану овцу, обстригу ее, вычешу шерсть и сделаю ткань, порежу ее, померяю и сошью одежду, чтобы защитить себя [636] от холода. Но я не буду пользоваться одеждой, изготовленной другими, несмотря на то, какой красивой или удобной она может быть”. Или когда мы голодны, мы не будем себя обманывать тем, что мы сперва должны посеять, пожать, выбить зерно, смолоть и выпечь свой хлеб, прежде чем он будет готов к употреблению? Если мы пользуемся трудом и умением фермеров, мясников, булочников, портных, чтобы заботиться об облегчении для тела, разве можно считать грехом воспользоваться умением брата, соседа или незнакомца для облегчения боли в теле? Конечно, нет. Не подумайте, что мы защищаем использование лекарств. Мы защищаем использование здравого смысла. Употребление лекарств можно, несомненно, довести до безумия и даже преступления. Намного предпочтительнее, если возможно, отрегулировать организм путем заботливой диеты. Наставление для Нового Творения гласит: “Да будет благоразумие ваше известно всем людям” (Кас.). Это применимо как к лекарствам, так и к пище и т.д. и т.п.
Как поступал Иисус? Каким путем следовали Его апостолы, идя по Его стопам? Отвечаем, что нигде не написано, чтобы Иисус или апостолы когда-нибудь исцеляли кого-нибудь из Церкви. Разве сказано, что исцеление Господом больных свидетельствовало о божественной воле по этому поводу? Мы отвечаем, что мы берем в пример не исцеленных, а того, кто исцелял. Наш Господь чудесным образом накормил толпы; следует ли нам надеяться быть накормленными чудесным образом? Нет, скорее наоборот. Как Глава Нового Творения отказывался использовать божественную силу для собственного удобства, так и мы должны (Матф. 4: 2-4; 26: 53). Когда Он был голоден, то посылал Своих учеников купить хлеб, а когда был утомлен – отдыхал у колодца или где-то в другом месте. И даже если Он, “сострадая”, ощущал потерю жизненных сил или жертвовал ими, Он никогда не молился, чтобы освободиться от этих естественных скорбей, но бодро переносил их как часть Своей жертвы. Так и мы должны.
Более того, наш Господь дает понять, что для Него было бы грехом злоупотреблять силой, чтобы использовать помощь святого Духа для облегчения в таких земных нуждах, потому что эта сила была в Его распоряжении для иной цели. Обращаться за божественной силой для собственного облегчения или для защиты Себя от любого проявления процесса умирания было бы грехом, потому что Он заключил завет жертвы, и любое уклонение от его [637] последствий было бы “отступлением”. “Если он отступит, то не благоволит в нему душа моя” (Кас.) (Евр. 10: 38; Матф. 26: 53).
Точно так же обстоят дела с нами, Церковью, потому что мы следуем за нашим Вождем. Для нас обращаться за божественной помощью для своего смертного тела, которое мы посвятили до смерти, было бы уничижением нашего завета, на основании которого мы отдали все наши земные преимущества и права как людей (в виде реституционных привилегий, купленных драгоценной кровью) в обмен на привилегию проходить как Новые Творения поприще за великой наградой “чести, славы и бессмертия”. Просьба вернуть обратно то, от чего мы отказались, говорит о желании вернуть жертву, аннулировать завет и отказаться от нашего наследия как Новых Творений. Такой взгляд на молитву о земных вещах будет новым для некоторых, а для других станет потрясением, когда они осознают, что невольно сделали именно так, и что Бог ответил на их молитву. Означает ли это, что они тем самым были признаны недостойными участия в состязании за наградой? Мы думаем, что нет. Верим, что как земной родитель будет долготерпелив к своему несведущему маленькому ребенку, так и Господь терпелив к Своему народу, прощая его неумышленные ошибки и принимая намерения вместо самих слов. И как родитель может удовлетворить неуместную просьбу своего малыша, так и Господь, верим, часто признавал веру Своего народа, даже если та проявлялась неподходяще. Но совсем другое дело, когда мы возрастаем в благодати и знании: тогда это было бы грехом и могло бы означать отторжение божественной милости – отвержение завета.

И МОЛИТВА ВЕРЫ ИСЦЕЛИТ БОЛЯЩЕГО
–ИАКОВА 5: 14-16–

На этом отрывке и на том, который находится в Марка 16: 17, 18, основываются как на стихах-доказательствах с целью показать, будто божественное намерение состоит в том, чтобы Новое Творение полагалось на божественную силу для исцеления от болезни. С отрывком из Марка все ясно: его не найти в самых древних греческих манускриптах, поэтому его следует рассматривать как вставку, сделанную где-то в пятом веке.
[638] Теперь что касается утверждения Иакова. Из шестнадцатого стиха очевидно, что упомянутая болезнь считается наказанием за грехи – что это не простая болезнь, а серьезная, и заслуживает того, чтобы созвать старейшин Экклесии. Возможно имеется в виду, что грех лежит так близко у двери, что больной грешник чувствует себя практически изолированным от общности с Богом. В таких условиях мы должны ожидать признания грехов и молитвы об их прощении. Именно так говорит запись: “И молитва веры исцелит болящего [от осуждения, в котором он находился], и восставит его Господь [к здоровью – восстановление будет признаком прощения греха]; и если он соделал грехи, простятся ему” (См. стих 15).

ЕСЛИ САТАНА САТАНУ ИЗГОНЯЕТ, ТО ЦАРСТВО ЕГО БЛИЗИТСЯ К КОНЦУ
–МАТФЕЯ 12: 26–

Когда при первом пришествии фарисеи обвиняли нашего Господа в том, что Он изгоняет бесов сатанинской силой, Его ответ откровенно давал понять, что такой поступок со стороны сатаны возможен, но вряд ли правдоподобен. И даже случись такое, оно было бы доказательством, что его власть на исходе, что он находится под сильным давлением и решился на это как на последний шаг, чтобы не потерять контроль над жертвами своего обмана. Мы не являемся сторонниками повсеместного отрицания исцелений и чудес как приходящих от сатаны, но сторонниками тщательного изучения каждой личности или системы, пытающейся утвердить себя посредством чудес. Новое Творение должно помнить вдохновленное наставление: “Испытывайте духов, от Бога ли они” – или от сатаны. Узнавайте их и ведите себя с ними подобающе (1 Иоан. 4: 1).
Раз уж мы занялись этим вопросом, то хотим напомнить, что чудеса использовались в начале этого века, чтобы упрочить Церковь, но такого рода способ нельзя требовать сегодня – после того как Церковь основывалась в течение почти девятнадцати столетий и вскоре должна быть завершена. Следует держать в уме и то, что вдохновенный апостол обращал взор к концу нашего века, показывая, что сатана будет [639] принимать вид ангела света (посланника мира, здравия и учености, ложно так именуемой) со всяким прельстительным обманом. Апостол даже дает понять, что Богу угодно позволить, чтобы такое поведение имело определенный успех и ввело в заблуждение всех живущих на земле, чьи имена не написаны в книге жизни у Агнца. Он говорит: “И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду”. В ту пору следует ожидать “силы и знамений и чудес ложных [обольстительных]”, которые станут испытанием в этом времени “жатвы” века (2 Фес. 2: 9-12). Не будем забывать и слова нашего Господа: “Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали [проповедовали]? И не Твоим ли именем бесов изгоняли? И не Твоим ли именем многие чудеса [исцеления] творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие” (Матф. 7: 22, 23).
Сейчас время, чтобы все – чьи глаза понимания открылись к осознанию того, что мы живем в конце века, где следует надеяться, что все эти предсказания получат исполнение, – непременно были бдительными к ним, способными отождествить их с обольстительными учениями и чудотворством, преобладающими на каждом шагу в христианстве.
Но как нам быть уверенными, что все это – обольщения сатаны, и что ни одно из них не от Бога? Отвечаем вдохновенными словами: “Если они не говорят, как это слово, то нет в них света” (Ис. 8: 20). Их отклонения от Слова бывают разными: одни в одном направлении, другие – в другом. Большую часть из них можно тотчас уличить в поддельности, обратив внимание на то, что они расходятся с основополагающим учением Евангелия, а именно, с выкупом. Возможно они не говорят, что отрицают выкуп, и даже могут утверждать, что верят в необходимость и действенность великого жертвоприношения за грех, свершившегося на Голгофе, как выкупа за всех и основы всякого прощения грехов и примирения с Отцом. Тем не менее, такое усилие вводить в заблуждение недолго [640] будет приводить в замешательство того, кто помнит, что греческое слово, переведенное как “выкуп”, это “anti-lutron” и означает “соответствующая цена”. Этот критерий божественной истины быстро продемонстрирует, что эволюция противостоит истине, потому что эволюция отрицает грехопадение и всякую необходимость в искуплении от него. Он прямо осуждает Христианскую Науку, как полностью нехристианскую, за то, что она отрицает грех, смерть и всякое зло, утверждая, что это только умственные иллюзии. Он осуждает теорию, что Бог – зачинщик, автор греха и пороков, – показывая, что Бог всегда противился злу и осуществляет план по освобождению человека от его рабства через искупление, плоды которого будут видны впоследствии, во “времена реституции”.
Но что сказать о тех, кто поносит Божье святое имя, преподавая учения бесовские: о том, что вечность в мучениях ожидает большую часть человечества и уже удерживает власть над огромным большинством из 50 000 000 000, о которых Священное Писание говорит обратное – что они находятся “в гробах”, ожидая обещанного благословения для всех родов земли? Если такие люди будут совершать исцеления “Моим именем”, не стоит ли полагать, что Господь сегодня поддерживает их ложные учения? Мы не должны так думать, особенно сейчас, когда показывается Тысячелетний рассвет, и с ним исчезает всякое оправдание для такой густой тьмы. Мы не можем причислять таких людей к числу тех, кому писал апостол: “Но вы, братия, не во тьме, чтобы день застал вас, как тать”. Не имеет значения, что они, “чудеса творя”, проповедуют веру в Христа как своего будущего Царя, Который уже близко. С такими учениями бесовскими в своих устах и сердцах, полагаем, их исцеления верою и чудесные дела в такой же мере являются делами дьявола, как похожие исцеления, совершаемые спиритизмом, Христианской Наукой, мормонством и т.д.
Ну а если они, скажет кто-то, проявляют большое усердие, посылая своих миссионеров к язычникам? Отвечаем, что это не должно воспрепятствовать нашему общему видению такого движения в целом (мы рады признать и даже искренне надеемся, что некоторые “пойманные”, “заманенные” этим движением являются подлинными детьми [641] Бога, которых, верим, Он освободит из этой округи мистического Вавилона). Давайте вспомним, как наш Господь оценивал ревностные миссионерские старания Своего времени. Он так обратился к фарисеям (“святым людям” того времени и народа): “[Вы] обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны [Второй Смерти], вдвое худшим вас” (Матф. 23: 15). Какая польза может быть язычникам, если дать им ложные учения противника? Тех немногих, которых удастся достичь, придется еще больше переучивать, когда начнутся времена реституции. Сегодня, как и при первом пришествии, сбываются слова: “Кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы”. Отсюда понятно, что сатана делает большой бизнес в номинальных церквях христианства и особенно у их кафедр. Неудивительно, что первосвященники, книжники и доктора богословия сегодня ненавидят Истину – ненавидят свет и ведут с ним борьбу всеми возможными способами. “Выйди от нее [Вавилона], народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее” (Отк. 18: 4).
Сатана попал именно в такое затруднение, какое представлено выше процитированными словами нашего Господа (Матф. 12: 26). Поднятие завесы невежества (общее увеличение знаний по поводу каждого предмета) делает невозможным использование, как это было раньше, старых предубеждений. Следует вводить новую ложь, иначе люди примут Истину и убегут от него. Он очень занят как “ангел света” – как проповедник эволюции для некоторых; как миссионер вечных мучений – плохой вести для язычников; как Илия, именующий себя Восстановителем человечества; как Ученый (?), убеждающий людей отрицать боль и немощи и награждающий их обман исцелением физических недугов, после чего искажение истины делает их неспособными отличить истину от лжи. Сатана может думать, что он преуспевает, однако, согласно слову нашего Господа, его дом скоро упадет. Эта необходимость играть роль реформатора и доброго врачевателя является доказательством, что его падение близко. Благодарим Бога, что осталось недолго, [642] когда он будет полностью “связан”, ограничен, чтобы ему “не прельщать уже народы”! (Отк. 20: 3).

ЛЮБИТЬ ПРАВЕДНОСТЬ – НЕНАВИДЕТЬ БЕЗЗАКОНИЕ

Если мы хотим понять философию Божьих отношений с Новым Творением в настоящем времени, мы не должны забывать, что Его намерение заключается в том, чтобы все, кому предстоит быть усовершенствованным на этом божественном уровне существования, имели не только хорошие намерения (в том смысле, чтобы отдавать предпочтение правильному перед неправильным), но и посредством большего опыта ясно осознавали и сполна оценивали поддержку и пользу того, что правильно (праведно), и путаницу и бесполезность плохих дел. По этой причине Новое Творение подлежит особым испытаниям и пробам, более выраженным в каждом отношении, нежели те, которые достались ангелам, а также более выраженным, нежели те, которые достанутся миру человечества в его судном дне, Тысячелетнем веке. Насколько нам известно, святые ангелы не получали какого-нибудь особого испытания до тех пор, пока сатана не оступился в своем честолюбивом стремлении захватить власть над землей. Но у нас есть все поводы думать, что его падение в грех и последующее падение человечества сделало возможным испытание не только тех ангелов, которые не сохранили своего первоначального состояния и стали демонами, но и всех святых ангелов. Это, по-видимому, стало испытанием их веры в силу Иеговы, когда они оказались свидетелями пути зла и мнимого отсутствия у Бога силы обуздать его и уничтожить. Видя это, каждый из них и все вместе они, должно быть, подверглись искушению (испытанию) мыслью, что они также безнаказанно могут совершать грех. Факт, что они остались преданными Господу, свидетельствует о том, что их сердца находились в должном состоянии смирения и повиновения принципам праведности. Они уже видят величественное осуществление божественного плана через Христа и вскоре убедятся, что их доверие к мудрости, любви, справедливости и силе Иеговы было более чем оправданным, когда наступит величественное осуществление Его плана через Христа Иисуса и прославленную Церковь.
[643] Это испытание святых ангелов в некоторых отношениях все же не было таким решающим, как испытание Новых Творений во Христе Иисусе, проходящее в постоянном соприкосновении с человеческим несовершенством, испытаниями веры, терпеливости, любви и усердия до самой смерти. Похоже испытание мира в Тысячелетнем веке – хотя также будет решающим, полным и продемонстрирует в абсолютной мере, кто предан сердцем Господу и принципам праведности, – тем не менее, будет отличаться от испытаний Церкви в нынешнем веке, потому что в случае мира все будет способствовать полному и правильному восприятию праведности и повиновению ей. Новое Творение в настоящее время, наоборот, обнаруживает, как говорит апостол, что “все, желающие жить благочестиво”, будут страдать. Такая готовность страдать за свою преданность Господу и принципам Его правления, а также вера, которая стоит за всем этим, приемлема для Бога как доказательство особого характера. Его поведение с Новыми Творениями в нынешнем веке рассчитано на то, чтобы эти характеры были в наивысшей степени усовершенствованы в святости – настолько, чтобы с радостью переносить притеснения ради Господа и Истины, а также стремиться служить Истине ценою земных удобств, почестей, вознаграждений и даже самой жизни.
А поскольку философия божественного плана не видна отчетливо, многие находятся в замешательстве по поводу Божьего провиденциального обращения с Малым Стадом. Они не понимают, что как особые процессы накаливания и охлаждения нужны для придания упругости орудиям из качественной стали, так особые огненные испытания и охлаждающие трудности нужны для приготовления тех, кого Господь намеревается вскоре использовать в качестве Своих особых представителей и орудий в великом деле человеческой реституции и т.д. Зло никогда не бывает хорошим, и Бог никогда не является автором безнравственности, греха в любом обличии или любой степени. Тем не менее, Его мудрость и сила таковы, что Он может обратить его последствия в добро. Например, мы увидели, что Бог не заставлял сатану грешить. Он создал его совершенным, порядочным, безупречным, и одним из благословений, которым Он его одарил, [644] было благословение свободной воли, которая – будучи использованной вопреки божественному порядку – превратила однажды святого ангела в противника, сатану. В силах Всевышнего было уничтожить Своего противника немедленно, но Он предвидел более важные уроки опыта, которые могут стать уделом не только ангелов, но и человечества относительно добра и зла – по причине осквернения последним и горечи его плодов. То же самое с грехом в человечестве: Бог целиком был в состоянии искоренить его в любое время, что Он и сделает в конечном итоге. Тем временем Его мудрость предвидела, каким образом гнев человека мог бы прославить Его. Божьи дети ни коим образом не должны иметь опасений по поводу окончательного триумфа (в каждом смысле слова) Господа над грешниками и грехом. Они могут быть уверены, что ни главный заговорщик, ни кто-то из его более-менее сознательных или обманутых последователей на пути злодеяний не достигнет в конечном итоге успеха. План Бога настолько дальновидный, что раскрывает конец великой тайны временного позволения преобладать греху и грешникам, а также преуспевания их в противостоянии Господу и Его верным.
Не будем забывать, что хотя всякую болезнь и смерть в мире можно так или иначе связать непосредственно с великим противником и вменить ему в вину, поскольку через него грех вошел в ум человека, чтобы его осквернить и уничтожить, однако в случае мира, и того, что имеет отношение к Новому Творению, Бог направляет различные элементы проклятия, пришедшего на человеческий род по причине греха, для наставления и обучения человека. Что касается мира (в общем смысле, по крайней мере), то все стонущее творение понемногу постигает кое-что о необычайной греховности и нежелательности греха. Что касается Церкви, Нового Творения, то позволение ей участвовать в страданиях Христа заключает в себе и подразумевает удел в тех страданиях, которые являются общими для остального человечества. Что касается нашего Господа, мы особо проинформированы, что Ему надлежало (чтобы стать великим Первосвященником для человечества) проникнуться чувством наших немощей. То же самое должно быть с каждым членом [645] тела этого Священника, а также Главы, Господа. Безусловно, во всем теле Христа не найдется члена, не способного сочувствовать. Всех должны коснуться такие испытания, и все должны знать в полной мере, как сочувствовать бедному миру, когда придет время для его реституции посредством суда – посредством повиновения в условиях испытаний, проб и исправлений будущего века. Наш Господь – Который был совершенным по плоти и Которого, понятно, они не могли бы коснуться, если бы Он не расходовал Своих жизненных сил на исцеление больных, – чувствовал, вместо полноты жизненных сил, слабости и страдания тех, кому давал облегчение, как сказано: “Он взял на Себя наши немощи и понес болезни” (Матф. 8: 17). Призванные к членству в теле Христа имеют, как правило, мало жизненных сил, чтобы отдавать их чудесным образом, однако, разделяя общие трудности мира, связанные с несовершенством человеческого организма, они также проникаются чувством немощей человеческого рода, что позволяет им в полной мере проявлять сочувствие посреди общих затруднений.
Из этого следует, что мы никоим образом не поддерживаем мысль, распространяемую некоторыми, что тело Христа должно надеяться освободиться от испытаний и затруднений мира – физических, общественных и финансовых. Действительно, так было в случае с образными израильтянами. Их вознаграждения за преданность Господу и Его Закону были именно в виде освобождения от страданий, испытаний и т.д., однако с Новыми Творениями дело обстоит совершенно иначе, потому что они являются израильтянами не по плоти, а по духу, – духовным семенем Авраама. Противообразы благословений Израиля, когда речь идет о Новых Творениях, являются духовными. Все содействует им во благо духовно. Божьи благословения гарантированы им до тех пор, пока они пребывают в вере и повиновении Христу, поэтому никакое зло не может приблизиться к их жилищу, где они укрыты втайне и защищены от всего, что могло бы им навредить. Однако их способность ценить эту духовную общность постоянно подвергается испытанию с целью убедиться, действительно ли они ценят духовное выше [646] земного, чтобы они могли радоваться духовному еще полнее и окончательно были усовершенствованы как Новые Творения, когда земные жертвы будут полностью завершены.
Поэтому, если Новые Творения во Христе Иисусе видят, что они имеют многочисленные огненные испытания (независимо с какой стороны они могут прийти), они должны считать их доказательствами своей верности – доказательствами того, что Бог считает их сынами, что они проходят испытание согласно своему завету, чтобы стать пригодными и приготовленными к усовершенствованию в духе и последующей славе. Поэтому, если Господь позволяет на них различные бедствия, пусть они не воспринимают их в том же смысле, что и бедствия, приходящие на мир. Тот, находясь под божественным приговором смерти, подвержен различным случайностям и переменам, с которыми Господь не имеет ничего общего, как объяснял наш Господь, упоминая тех восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская, и других, чью кровь Пилат смешал с жертвами. По той же причине, как сказал наш Господь, не следовало думать, будто они согрешили больше, чем другие, и находились под божественным порицанием (Лук. 13: 1-5). Что касается мира, Бог позволяет гнев людей и сатаны в определенных пределах; однако в случае Его избранной Церкви происходит иначе. Ничто не приходит на них случайно. “Дорога в очах Господних смерть святых Его!” Даже волосы с их головы не могут упасть без Его ведома (Пс. 115: 6; Матф. 10: 30). Наш Господь ответил Пилату, когда тот спросил: “Не знаешь ли, что я имею власть?” – “Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше [Моим Отцом]” (Иоан. 19: 10, 11). Это в равной степени верно о каждом члене тела Христа с момента его зачатия как Нового Творения. Да, у нас есть всякий повод верить, что божественное провидение в некоторой мере распространяется даже за пределы Новых Творений на тех, чья жизнь и интересы тесно связаны с ними. В таком случае, если Новые Творения переносят огненные испытания, они не должны воспринимать их как нечто необычное, будто им приключилось что-то странное, но должны знать, что [647] похожие испытания достаются всем членам тела Христа (от Главы и дальше) и будут приходить на всех, пока последние члены класса ног не будут испытаны, отполированы, приняты и прославлены. Если эти испытания приходят в виде противостояния и преследования в доме, от бывших друзей или соседей, от людей из номинальной церкви, или если они приходят в форме финансового краха и нищеты, или в виде недуга, боли, несчастного случая или еще чего-то, Господний народ должен довольствоваться всем этим, осознавая Отцовскую любовь и руководство Его провидения в каждом их деле. Полное доверие в таком случае является частью испытания веры. Удостовериться от Господа, что мы – дети, наследники; услышать, что Бог надзирает за нами, и при этом с Его позволения переносить бедствия – это суровое испытание веры тех, кто обязан ходить верою, а не видением, если им окончательно предстоит быть принятыми в качестве победителей. Так давайте принимать с доверием, любовью и верою всякую радость и беду, ниспосланную нам Господним провидением, и получать от них пользу и уроки.
Такое осознание божественной опеки над всеми жизненными интересами – земными и небесными – не должно вести нас к безразличию в земных делах. Наоборот, следует помнить, что мы – распорядители привилегий, возможностей и обязанностей – общественных, финансовых и тех, которые относятся к здоровью. Поэтому наш долг – делать все от нас зависящее, чтобы заделывать любые общественные бреши, какие могут появиться. Мы должны быть вежливыми и тактичными, должны давать пояснения и делать разумно то, что в наших силах, чтобы не допустить ложного истолкования наших мотивов и намерений. Мы должны стараться разумно избегать всего, что может показаться суеверным и фанатичным, и при этом должны рассказывать о нашем Боге, о Его характере, о Его книге и о Его Церкви другим. Так мы будем позволять нашему свету сиять. В денежных вопросах мы должны употреблять рассудительность, бережливость и не быть вялыми в предпринимательстве – должны делать так, словно за нами нет Бога, словно все зависит от наших собственных усилий. Но в своем сердце и в своих [648] разговорах о делах между домочадцами веры мы должны осознавать и высказывать наше доверие к Господу: что, поскольку мы принадлежим Ему, все наши интересы находятся под Его ограждающей опекой. Если, все же, вопреки нашему наилучшему употреблению мудрости, предусмотрительности и т.д., придет бедность или финансовый убыток, мы должны признать, что наш небесный Отец видел, что произошедшее будет для нас, Новых Творений, лучше, чем большее преуспевание. Мы должны осознавать Его блаженный надзор над нашими делами, каким бы не было Его руководство и что бы не произошло с нами. Похоже со здоровьем: если нам приключилась болезнь, наше верное распорядительство этим смертным телом потребует от нас задействовать необходимые усилия в применении средств, находящихся в пределах наших знаний и понимания. Если эти усилия будут успешными, мы должны выразить в нашем сердце признательность Господу, а не только медицине. Если они неудачные, мы не должны сомневаться в Его силе, а вместо этого должны смотреть за дальнейшими благословениями, связанными с испытаниями, которые приходится преодолевать. Действительно, во всякой нужде или всяком бедствии Новые Творения, прилагая усердие, чтобы устранить трудности, должны возносить свои сердца к Господу с искренностью и доверием, желая знать, какой урок они могут почерпнуть из произошедшего с ними и не являются ли эти уроки чем-то вроде наказания за проступок или жезла и посоха с целью вернуть овцу с пути, ведущего в злом направлении, подальше от Пастыря. “Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня”. Господний народ в своей радости, мире и покое не зависит исключительно от приемлемого уровня здоровья, финансового и общественного благополучия, а может радоваться Божьему покою во всех обстоятельствах и условиях, способен искренне радоваться жезлу и посоху Пастыря. Вместе с пророком древности многие Новые Творения могут сказать: “Прежде страдания моего я заблуждал”. Многие из них уже осознали, что со страданиями связаны большие благословения.
О Церкви и о Господней заботе о ней пророчески написано: “Он.. исцеляет все недуги твои” [649] (Пс. 102: 3). Любая попытка применить это к физическим условиям Евангельской Церкви неминуемо окажется неуклюжей и маловразумительной. Кому не известно, что Господу не было угодно исцелять физические недуги кого бы то ни было от Главы Церкви и до последнего члена “ног”? Кто не знает, что очень многие святые умерли от физических недугов? Согласно медицинской науке наш дорогой Искупитель, будучи физически совершенным, был атакован недугом, не известным ученым, когда в Гефсимании у Него выступил кровавый пот. Согласно этой науке и в соответствии с фактами Тот, Кто был совершенным по плоти, умер намного раньше, чем два преступника, распятые с Ним, по причине недуга – разрыва сердца. Кто не знает, что апостол Павел носил до смерти “жало в плоти”, и Господь отказался удалить его, уверяя, что если он будет терпеливо переносить его, это в преизбытке возместится благословением благодати? Кто не знает, что многие самые благородные Божьи святые на протяжении века страдали от болезней, и вместо того, чтобы получить исцеление от всех своих недугов или стать совершенными, умерли? Значит, применение этого стиха к физическим недугам несовместимо со Священным Писанием. В то же время его применение как пророчества к духовному состоянию Нового Творения весьма уместно. Новое Творение действительно борется с духовными заболеваниями, болезнями, и этот стих дает повод надеяться, что всякую болезнь можно настолько исцелить бальзамом из Галаада, настолько перевязать чрезвычайно великими и драгоценными обещаниями Господнего Слова, настолько возместить покоем и радостью, какие человек не может ни дать, ни взять, что болезнь сердца – беспокойство, – вряд ли будет надоедать там, где присутствует и господствует любовь, радость и мир святого Духа.

МАРКА 16: 9-20 – ПОДДЕЛКА

Все ученые считают эти стихи вставкой. Они не находятся ни в одном из ранних греческих манускриптов и, естественно, не являются подлинными. Неправда, будто все [650] верующие в Господа Иисуса могут без последствий пить отраву, иметь контакт с ядовитыми змеями, заразными болезнями и пр. Также не все имеют силу исцелять болезни и изгонять бесов. Обратите внимание на то, что этот отрывок отсутствует в Исправленном Переводе, а также во всех современных версиях Священного Писания. Поэтому, принимать его или цитировать как Писание означает добавлять к Божьему Слову и усиливать общее замешательство по поводу столь важного предмета.
Мысль о том, что Господний народ (больше чем мир) может иметь особые привилегии относительно физического здоровья и других земных благ, является обманом и силком и противоречит всем обоснованным ожиданиям Нового Творения, как это было показано выше. Господь и апостолы были примером для Церкви и, вместо того чтобы думать об освобождении от привычных трудностей, которые атакуют стонущее творение, знали, что их посвящение заключается в том, чтобы разделить эти скорби и проникнуться чувством человеческих немощей. Наш Господь отверг, как искушение от противника, предложение воспользоваться божественной силой для утоления голода в течение сорока дней поста на пустыне (Матф. 4: 3, 4). Устав, Он отдыхал у колодца в Самарии, пока Его ученики ходили покупать хлеб, хотя Он мог обратиться за божественной силой и воспользоваться ею для восстановления Своих сил (Иоан. 4: 6). В этих случаях пища была хорошим лекарством от приступов голода, а отдых – хорошим лекарством от усталости тела, и наш Господь воспользовался этими средствами. Нам не сказано, чтобы у Него были какие-то хронические заболевания, но мы не сомневаемся, что Он мог пользоваться корнями, травами или другими средствами так же свободно, как пользовался едой и отдыхом. Нервное истощение вызвало кровавый пот, и Его заключительный недуг – разрыв сердца – наступил в конце Его служения. Он знал, что Его час настал. Тот, Кто отказался обращаться за небесной силой, чтобы Его защитили ангелы (Матф. 26: 53), Кто отказался призвать эту же силу для утоления собственного голода и облегчения  усталости, имел полное право полагаться [651] на такую силу в интересах Своих последователей – как, например, в случае насыщения толп, укрощения бури и уплаты подати (Матф. 14: 15-21; Мар. 4: 36-41; Матф. 17: 24-27).  
Также мы видим, что апостолы не использовали никакие полагающиеся им особые привилегии и благословения, чтобы облегчить земные недуги и удовлетворить потребности. Правда, мы не имеем упоминания о болезни кого-нибудь из двенадцати, за исключением Павла, слабые глаза которого (Деян. 9: 8-18; Гал. 4: 15; 6: 11) Господь не пожелал вылечить даже после настойчивой просьбы, уверяя апостола, что это – будучи посланником сатаны, удручая его, испытывая его терпение, его покорность и т.п. – будет в избытке возмещено Господней “благодатью” (2 Кор. 12: 7-9). Вера апостола и доверие к Господу были источником утешения для всех на узком пути с тех пор и доныне, однако он не обращался, как некоторые, к Господу с просьбами о земных вещах, деньгах, домах, земле, пище, одежде и т.д. Мы имеем его слова, рассказывающие о том, как он бывал в нужде, но при этом тяжело трудился, работая своими руками в привычном ремесле, изготовляя паруса и палатки. Некоторые, не такие святые, как он, и не такие близкие к Господу, не только отказались бы от столь унизительного занятия, но в своем презрении к труду стремились бы к тому, что они именуют “жить верою”, то есть жить не работая. Тот же апостол осуждает это самым решительным образом, говоря: “Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь”. “Кто крал, вперед не кради, а лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся” (Еф. 4: 28; 2 Фес. 3: 10). Многие, ошибочно полагая, что божественная воля заключается в том, чтобы жить верою, тогда как другие должны жить работая и содержа их, часто осмеливаются вымаливать деньги, пищу, одежду и пр., при этом не удосуживаясь зарабатывать на них. Мы не хотим сказать, что все они плохие; по нашему убеждению некоторые из Господнего народа находятся в этом ошибочном состоянии ума по причине ложных учений и неправильного понимания божественных дел и [652] характера своего призыва. Мы также не отрицаем, что Господь иногда выслушивает их и дает ответы на молитвы, даже если эти молитвы не находятся в полном согласии с божественной волей. Мы верим, что правильный путь Новых Творений, наиболее угодный Господу, – это путь самого непосредственного и детального следования наставлениям и поступкам нашего Господа и апостолов. Осознавая себя Новыми Творениями, они понимали, что земные благословения по праву принадлежат телесному человеку, находящемуся в единстве с Создателем, и путем приписания принадлежат всем, кто жизненно оправдан перед Богом через веру в Христа. Эти человеческие права они принесли, посвятили, отдали, возложили на алтарь взамен за небесные, духовные, более возвышенные благословения и привилегии Нового Творения, к которым верующие призваны в Евангельском веке. Так вот, если эти земные права были посвящены Господу взамен за духовные привилегии, надежды и т.д., то путем каких умозаключений могут Новые Творения просить (не говоря уже о том, чтобы “требовать”) эти земные благословения, которые уже посвящены, возложены? Совсем другое дело просить Господа о тех земных благословениях, которые Его мудрость считает для нас наилучшими, а также просить благословений для других, включая дорогих нам лиц по плоти, а не по Духу. Тут также во всех наших просьбах любовь и мудрость Господа следует воспринимать выше собственных. Необходимо не только осознавать в каждом деле полную подчиненность нашей воли Его воле, но и выражать ее в просьбах к Нему. Новое Творение, правильно наученное Словом Бога и оценивающее его дух, обязано ценить духовные интересы превыше любого земного благополучия и, понятно, желать по плоти того и только того, что будет наиболее полезным для развития новой природы и приготовления к Царству. О том, что происходило с апостолом, которого Господь избрал на место Иуды, в Новом Завете сказано больше, нежели о всех других апостолах вместе взятых, и повествование начинается со времени принятия им Христа по пути в Дамаск. Глядя на [653] различные происшествия в его жизни, мы замечаем, что он, пользуясь даром совершать чудеса (присутствующим в то время в Церкви), во многих случаях применял его к тем, кто приходил к Истине. Как видно из повествования, эта сила исцелять никогда не использовалась для его собственного лечения или лечения тех, кто представлен нам как святые, как полностью посвященные. Не подумайте, что святые того времени были свободны от болезней. Наоборот, мы знаем, что Тимофей болел так называемой хронической диспепсией, то есть несварением желудка, да и Епафродит не избежал болезни и даже был “близок к смерти”, но не по причине греха, а, как объясняет апостол, “за дело Христово”, подвергая опасности свою жизнь (Фил. 2: 25-30). Мы не знаем, какую особую пищу или лекарства Господу было угодно благословить в случае последнего, но что касается первого, апостол никогда не молился о нем и не посылал ему носовой платок или салфетку, чтобы вылечить от болезни, а писал Тимофею: “Употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов” (1 Тим. 5: 23). Вино он рекомендовал не как спиртной или пьянящий напиток, а исключительно как лекарство. Особо следует упомянуть о том, что никто, насколько нам сказано, не молился о божественной силе для двух этих посвященных братьев и не применял ее к ним. Они переносили свои болезни и недомогания и получали от них благословения, пользуясь при этом самой подходящей едой и лекарствами, какие им были известны. На наш взгляд, это хорошая иллюстрация пути, которого следует держаться всем посвященным, всем Новым Творениям. Они не должны просить о физическом исцелении, о предметах роскоши и т.д. Пример прошения нашего Господа свидетельствует, что следует обращаться с просьбой максимум о том, что Господь считал бы наилучшим из ежедневной пищи. И даже молясь о ежедневной пище, следует полагаться на труд собственных рук, надеясь, что Господнее благословение будет зависеть от Его мудрости для наивысшей пользы в развитии характера посредством испытаний и т.п. Если Он посчитает нужным предоставить лишь самое [654] необходимое из пищи и одежды, это будет испытанием любви, терпения и веры в Него. Если Он даст в изобилии, это станет испытанием той же веры, любви и преданности, но в другом направлении, чтобы показать, какую часть из этих добрых даров мы готовы пожертвовать в интересах Его дела, в служении Его братьям. Похоже, если божественная мудрость считает наилучшим дать крепкое здоровье и силы, тогда испытание верности будет в том, сумеет ли любовь и преданность пожертвовать и полностью употребить эти силы для Господнего дела, или же они будут поглощены самолюбивыми стремлениями. С другой стороны, если Господь в Своем провидении предоставляет лишь ограниченную меру жизненных сил и энергии, тогда испытание веры и преданности будет совершенно в другом направлении: чтобы показать любовь и послушание, подчинение и терпеливость, а также усердие в поисках и настойчивом использовании даже маленьких возможностей.

НОМИНАЛЬНАЯ ЦЕРКОВЬ – ПРОТИВНИК НОВОГО ТВОРЕНИЯ

Поскольку первоначальное знание о Господе пришло ко многим во время их пребывания в номинальной церкви или же посредством некоторых ее представителей, орудий, они склонны видеть в сектантских системах своих духовных матерей и, тем самым, чувствовать к ним любовь и признательность. Им трудно понять, что это – земные системы, Вавилон, действительные противники Нового Творения. Их трудности – следствие слишком буквального и узкого взгляда на этот предмет. Им следует поднять глаза повыше и понять, что с божественной точки зрения существует большая разница между номинальной и истинной церковью, между плевелами и пшеницей. Плевелы не могут произрастить пшеницу, как и номинальное христианство не может произвести истинных христиан. Его тенденции направлены в другую сторону. Священное Писание говорит, что именно сила Бога производит в нас “хотение и действие по [Его] благоволению”. Следовательно, сила новой жизни развивается под провиденциальной опекой. Но этот результат не достигается вследствие зачатия мирским духом. Номинальная церковь, в [655] отличие от истинной, это класс людей, который видел и слышал некоторые черты божественной Истины, который так или иначе был просвещен относительно того, что правильно и неправильно, а, значит, в той или иной мере пришел к убеждению относительно правоты и заблуждения. Однако, имея это знание, он сделался беззаботным, небрежным к божественной воле и склонным пользоваться божественными милостями как ему заблагорассудится – особенно, если в настоящее время они служат его личной или общественной выгоде и не более. Истинная Церковь, наоборот, как нами замечено, состоит из тех, которые не только слышали Истину, но и посвятили все имеющееся у них в наличии Тому, Кто возлюбил и купил их: состоит из тех, которые последовали дальше, чтобы знать Господа и повиноваться Ему по мере своих возможностей, и которые, следуя так, не дорожат собственной жизнью. Номинальная церковь не является светом миру, а только классом людей, отдающим предпочтение тьме перед светом: классом, которому нравится иметь немножко света, сияющего от истинных христиан, вперемешку со светом язычничества и различных наук. В то же время каждый член истинной Церкви является горящим и сияющим светом, где бы он не был.
Чем больше разница между этими двумя классами, тем лучше в целом для истинной Церкви. Лампы верных носителей света, как правило, сияли ярче, когда номинальная система была погружена в непроницаемую тьму и предрассудки, а истинная Церковь была преследуема номинальной системой, от которой, в сущности, исходили все преследования.
С тех пор как мы признаем факт, что Бог стоит во главе всего, направляя дела Новых Творений в каждой частности – не только в их призыве, но и в трудностях, испытаниях и преследованиях, необходимых для их полирования и приготовления к Царству, – это уменьшает нашу оценку той роли, какую играют в божественном плане человеческие институции, которые Господь никогда не организовывал и не поручал организовывать, но которые, исходя из Господнего указания, являются, как нам известно, плотскими, телесными, противоположными Его духу. Мы не говорим, что истинная Церковь находилась в том или ином [656] тесном общении с номинальными системами. Нет, она, даже находясь в них, была отделена от них в том смысле, что всегда имела иной дух. Зачатие этих духовных детей Бога Словом Его благодати и то, что они до некоторой степени были взлелеяны, вскормлены и выдвинуты этими человеческими сектантскими системами плевел, хорошо проиллюстрировано на примере некоторых насекомых, молодые особи которых внедряются в тело своих врагов и там получают тепло, питание и развитие до времени полного рождения и выхода наружу, что означает, как правило, смерть насекомого, которое их временно вынашивало. Так и сегодня Новые Творения, зачатые Господом, так или иначе тесно связаны с институциями Вавилона и получили развитие против воли Вавилона, при этом находясь под божественным присмотром и устройством. Теперь наступил момент освобождения, и Тот, Кто дал зачатие Новому Творению, зовет его: “Выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее” (Отк. 18: 4).
Со стороны номинальной церковной системы существует постоянное искушение для Нового Творения не только посредством ложных учений, но также формальной набожности и лицемерия, с которыми находящиеся в ней приближаются к Господу своими губами, тогда как сердца их далеки от Него: их мысли, чувства, слова и поступки совершенно не согласуются с духом истины и посвящением, которое он прививает. Искушения Нового Творения со стороны мира были бы сравнительно слабыми, если бы не факт, что номинальная церковь сочетает в себе светский дух, его цели и амбиции с именем Христа и покорным служением Ему. Праздность, уважение людей, жалованье, вольность в жертвовании и очевидность получения того наилучшего, что мир может дать, – вот соблазн и обольщение, западня и силок, которые Вавилон держит для Нового Творения, к тому же постоянно. И ни один из силков противника не является таким привлекательным, таким обманчивым и таким могущественным, как этот.
[657]

ВСЕОРУЖИЕ БОЖИЕ
–ЕФ. 6: 11-13–

“Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских.. в день злый”.
Апостол снова предостерегает нас, что наш день в конце века будет особенно “злым днем”, в котором силы сатаны будут задействованы больше обычного, “чтобы прельстить, если возможно, и избранных”. Он говорит нам об оружии, которое станет защитой от всех обольщений сатаны. Это оружие предназначается не для плоти, а для ума – для Нового Творения. Бог – его создатель посредством человеческих орудий. Оно от Него, оно – Его Слово, Его послание, Его Истина. Никакое другое оружие не поможет в “день злый”, и для такого исключительного случая потребуется всеоружие – несмотря на то, что в прошлые времена другие могли обходиться только отдельными его частями.
Препоясать чресла означает посвятить себя служению, и апостол советует нам быть внимательными, чтобы посвятиться служению Истине, а не заблуждению. Пусть каждый обратит внимание на свой пояс, посмотрит тот ли это пояс, препояшется им, станет слугой Истины или, по крайней мере, будет иметь дух служения.
Броня праведности (оправдания) идет следующей по порядку, потому что Господь не может признать воином креста никого, кто не понимает и не принимает Его критерий справедливости или отвергает Его милостивый замысел оправдания (через веру и посвящение) драгоценной кровью Его Сына.
Обувь мира нельзя оставлять без внимания. Воин креста, отправляющийся в поход без Божьего мира, чтобы тот помогал ему в трудную минуту, сделает меньше и с большими усилиями, чем тот, кто стремится иметь мир со всеми – жить в мире со всеми настолько, насколько это возможно, не поступаясь Истиной. Идущие босяком рискуют попасть в беду и вряд ли найдут что-то еще.
Щит веры обязателен, чтобы защититься от огненных стрел противника – скептицизма, высшей критики, [658] эволюции, демонологии. “Без веры угодить Богу невозможно”. “Сия есть победа, победившая мир, вера наша” (Евр. 11: 6; 1 Иоан. 5: 4).
Шлем спасения представляет интеллектуальное, то есть философское, восприятие, понимание божественного плана. Вероятно, в прошлом было меньше необходимости в нем, чем ныне, однако сегодня, в “жатве”, когда противник яростно атакует Истину и превращает все, что имеет научное и образовательное происхождение, в оружие уничтожения, без шлема не обойтись. Сегодня и только сегодня он имеет такой размер и такую форму, чтобы даже самый смиренный воин креста мог его одеть. Господь держал нападавшего Противника на таком расстоянии, чтобы щит веры служил нам защитой, однако сегодня дано Божье всеоружие, и для нужд Его верных это вовсе не преждевременно.

Меч духовный, Слово Божье, – единственное наступательное оружие маленького отряда Господа. Вождь в Своем “добром сражении” (Жив. Поток) одержал победу над противником, говоря: “Написано”. Таков боевой клич и Его последователей. Другие, не истинные воины, сражались за Господа плотским оружием, человеческой философией, светской мудростью и организованностью, декретами соборов, синодов и пресвитерий. Мы же должны полагаться в борьбе этого “злого дня” на Слово Бога – “Написано!” Мы не должны использовать стрелы наподобие стрел сатаны – злость, злой умысел, ненависть, раздор. “Духовным мечом” можно обзавестись лишь благодаря внимательному изучению и руководству Духа после посвящения – после зачисления в это войско.