ГЛАВА II
АВТОР ПРИМИРЕНИЯ

Всемогущий, Иегова – Спаситель грешников через Христа – “Достоин Агнец” – “Существующий Сам в Себе” – “Я” – Ложная традиция – Основанная на вымысле – Показанное в Писании единство Отца и Сына – Библейское употребление слова Иегова и титула Господь – Слово Бог в Ветхом Завете – В Новом Завете – Гармоническое Библейское свидетельство – “Видевший Меня видел Отца” – Он не почитал хищением быть равным – “У нас один Бог Отец... и один Господь Иисус Христос”.

БОГ Иегова утверждает, что Он является автором великого плана Примирения, который, как мы только что убедились, находится в процессе развития. Он начался на Голгофе и закончится не раньше завершения Тысячелетнего века, когда Господь Иисус Христос, посредник Примирения, отдаст господство над землей, восстановленной и полностью подчиненной, Отцу. Это подтверждают многочисленные цитаты из Писания, например: “Я – Иегова, Бог твой, Святый Израилев, Спаситель твой”. Далее: “Я Иегова, и нет Спасителя кроме Меня”. Далее: “Я Иегова – Спаситель твой и Искупитель твой, Сильный Иаковлев”. И снова: “Я – Иегова Бог твой от земли Египетской, – и ты не должен знать другого бога, кроме Меня, и нет Спасителя, кроме Меня”. Далее: “Единому премудрому Богу, Спасителю нашему... слава и величие, сила и власть прежде всех веков, ныне и во все веки. Аминь”. Далее: “Уповаем на Бога живого, Который есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных” (Ис. 43: 3, 11; 60: 16; Ос. 13: 4; Иуд. 25; 1 Тим. 4: 10; Тит. 1: 3; 2: 10).

Если бы эта мысль была полностью принята – что Всемогущий Иегова Сам является Спасителем, Автором великого плана спасения и его исполнителем (посредством Своих охотных доверенных лиц и представителей), – это освободило бы многих от ложных представлений об отношениях между небесным Отцом и Его небесным Сыном в вопросе спасения мира. Оно не оставило бы места для почти богохульного взгляда на этот счет, которого придерживается значительное число считающих себя христианами. Речь идет о том, будто небесный Отец  пылал гневом, стремясь убить или мучить грешника-человека, а небесный Сын, наш Господь Иисус, полный любви и сострадания (которых, согласно этой теории, не хватало Отцу), вмешался и унял злость и гнев небесного Отца тем, что получил удар гнева вместо человека. И вот теперь Иегова успокоился лишь по той причине, что, будучи справедлив, Он не может опять требовать из рук грешника того, что уже было заплачено драгоценной кровью Христа. Чем раньше избавятся от этого ужасно ошибочного взгляда на Примирение его сторонники, тем выше будут их шансы для развития в духовных вещах – в знании, в благодати и в любви к истинному Богу.

Правильный взгляд на этот вопрос представляет нам небесного Отца совершенным во всех качествах благородного характера: совершенным в Его справедливости, ввиду чего справедливый приговор Его праведного закона не может быть нарушен, даже Им Самим; совершенным в мудрости, так что Его план и устройство всего (не только в сотворении человека, но и в отношении спасения человека, Примирения и т.п.) было настолько совершенным, что не могло возникнуть никаких непредвиденных обстоятельств или неудач, а также никакой необходимости в изменении божественного плана. Как написано: “Ибо Я – Господь, Я не изменяюсь”, и “ведомы Богу от вечности все дела Его”. Он также совершенен в Своей любви, выше которой не может быть любви. Эта любовь находится в полном равновесии и согласии с другими божественными атрибутами, а поэтому она может пощадить грешника только в соответствии с справедливым планом, начерченным божественной мудростью. Он совершенен также в силе, поэтому все Его добрые цели и добрые намерения, справедливый план и любящие замыслы (полностью согласованные) будут исполнены и принесут первоначально задуманный результат. Как написано: “Так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, – оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его” (Ис. 55: 11; Мал. 3: 6; Деян. 15: 18).

Поэтому, когда мы видим, с точки зрения Писания, что Сам великий Иегова является Автором спасения, принесенного нам Господом нашим Иисусом, это заставляет нас больше и лучше чтить и любить нашего Всемогущего Бога, хотя это ничуть не умаляет чести, любви и уважения, которые мы испытываем и с которыми чтим нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа. Ведь в Небесном Сыне мы видим образ Небесного Отца, и узнаем в Нем “Посланника Завета”, через Которого человечеству должны быть принесены все завещанные благословения Иеговы, и без Которого невозможно получить ни одно божественное благословение. Согласно этой мысли, что наш Господь Иисус во всех вопросах действует как представитель Отца, Иеговы, в деле спасения, обратите внимание на следующие высказывания Писания:
“...Явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас... банею возрождения и обновления Святым Духом, которого излил на нас обильно чрез Иисуса Христа, Спасителя нашего” (Тит. 3: 4-6).
Его возвысил Бог десницею Своею в Начальника и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние и прощение грехов” (Деян. 5: 31).
“И мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Спасителем миру” (1 Иоан. 4: 14).
“Павел, апостол Иисуса Христа по повелению Бога, Спасителя нашего, и Господа Иисуса Христа, надежды нашей” (1 Тим. 1: 1).
“Ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу... Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус” (1 Тим. 2: 5).
Обратите также внимание на личные слова нашего Господа Иисуса на эту тему:
“Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него” (Иоан. 3: 17).
“Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу” (Иоан. 5: 30).
“Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас [учеников]” (Иоан. 20: 21).
“О дне же том или часе [когда небесное Царство будет установлено] никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын,  но только Отец” (Мар. 13: 32).
“...Времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти” (Деян. 1: 7).
“Дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне” (Иоан. 10: 25).
“И Я пошлю обетование Отца Моего на вас” (Лук. 24: 49).
“Я пришел во имя Отца Моего” (Иоан. 5: 43).
“Что Я говорю, говорю, как сказал Мне Отец” (Иоан. 12: 50).
“Отец Мой более Меня” (Иоан.14: 28).
“Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему” (Иоан. 20: 17).

“Достоин Агнец закланный”

Наш Господь Иисус Сам предоставил нам в последней книге Библии, в “Откровении Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим”, прекраснейшую картину этого предмета Примирения, иллюстрирующую общий план искупления человека от греха и его проклятия. Это находится в 5 главе Откровения. Там Небесный Отец, Ветхий днями, показан как Сидящий на небесном престоле, в Чьей руке находится свиток, написанный внутри и снаружи, и запечатанный семью печатями. Свиток, представляющий божественный план, известный только Отцу, Самому Иегове, находился в Его власти – в Его руке, – пока кто-нибудь окажется достойным знать его, и станет его исполнителем как почетное доверенное лицо и представитель Иеговы. Затем в этой символической картине показано, что до того времени, когда наш Господь Иисус пострадал за нас на Голгофе, “чтобы привести нас к Богу... праведник за неправедных”, никто не оказался (не показал себя) достойным, чтобы взяться за божественный план или хотя бы понять его содержание.

Но когда наш Господь Иисус доказал Свою верность Небесному Отцу Своим послушанием (не только в том, что Он унизил Себя, чтобы принять человеческое положение для смертного страдания, но и в послушании “даже до смерти”, и больше – “до [унизительной] смерти крестной”), тогда и таким образом Он действительно доказал, что Он достоин всякого доверия и ручательства. Как утверждает апостол: “Посему Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных и земных” (Фил. 2: 9-11). Именно в этом месте картина, которую мы рассматриваем (Отк. 5: 9-13), показывает нашего Господа Иисуса как Агнца закланного, пред Кем кланялись и о Ком говорили: “Достоин Агнец!” “Достоин Ты взять книгу и снять с нее печати; ибо Ты был заклан, и кровью Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени”. Вот так изображено для нас высокое возвеличение представителя Небесного Отца, “Ангела [слуги] Завета”. Благодаря Его кротости, а также полному подчинению и послушанию воли Отца, о Нем с тех пор было провозглашено, что Он стал участником престола с Отцом. По личному распоряжению Отца это известие прозвучало среди всех небесных сил: “Достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение”. В конечном итоге “всякое создание” поймет, что Иегова очень высоко возвеличил Своего Единородного Сына, вплоть до совместного участия с Ним в Царстве, и будет издавать возгласы своего одобрения, говоря: “Сидящему на престоле [вселенной – Иегове] и Агнцу благословение и честь, и слава и держава вовеки веков”. Поэтому неудивительно, что нам сказано, что с тех пор все люди будут так же чтить возвеличенного Сына, как они чтят Отца, Который так высоко Его превознес (Иоан. 5: 23).

Апостол показывает, что это прославление Иисуса предоставляет иллюстрацию божественного закона, что “унижающий себя возвысится”. Но в этой символической картине следует заметить также (стих 13), что возвышение нашего Господа Иисуса Христа к славе, чести, власти и господству не означает, что Небесный Отец отрекается от небесного престола в Его пользу, или что Отец и Сын являются одним лицом. Речь идет о двух личностях, но Отцу, как всегда, предоставляется первостепенная хвала и честь. Это опять же напоминает нам Господние слова: “И Я завещаваю вам [Моим ученикам], как завещал Мне Отец Мой, Царство” (Лук. 22: 29). И снова Он говорит Своим верным последователям: “Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцом Моим на престоле Его” (Отк. 3: 21).
В качестве следующего доказательства, что все дело искупления исходит от Отца, хотя и через Сына, обратите внимание на высказывание апостола, что Бог “в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего [обещанного], чрез Которого и веки сотворил. Сей... совершив Собою очищение грехов наших, воссел одесную (престола) величия на высоте [Иеговы], будучи столько превосходнее Ангелов”. И дальше он говорит о Нем: “Мы имеем такого Первосвященника, Который воссел одесную престола величия на небесах [Иеговы] и есть священнодействователь святилища и скинии истинной, которую воздвиг Господь [Иегова], а не человек”. Тот же апостол продолжает: “Он же [наш Господь Иисус], принесши одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога” (Евр. 1: 2-4; 8: 1; 10: 12). Кроме того, он призывает нас и дальше взирать “на начальника [начинателя] и совершителя веры, Иисуса, Который, ради предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия”. Снова он призывает нас подумать о “Боге Господа нашего Иисуса Христа, Отце славы”, и о том, “как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах, превыше всякого начальства и власти, и силы и господства, и всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем, и все покорил под ноги Его” (Евр. 12: 2; Еф. 1: 17-22). Дальше апостол Петр говорит о нашем Господе, что Он, “восшед на небо, пребывает одесную Бога, и Которому покорились [через Отца] Ангелы и власти и силы” (1 Пет. 3: 22).

Все эти различные стихи самым понятным образом указывают на то, что наш Господь Иисус Христос был очень высоко превознесен. Это явилось Отцовским вознаграждением за Его чудесное послушание и за проявление Отцовского духа любви в жертвовании Себя ради грешников. Но они не указывают ни на то, что Господь Иисус был Отцом, ни на то, что Он был возвеличен к тому, чтобы занять место Отца на небесном престоле или в привязанности и поклонении Его разумных созданий. Наоборот, они выразительно показывают Небесного Отца как высшего в чести и силе, как Благодетеля, Который прославил и возвысил Сына, и посадил Его одесную Себя, т.е. на самое почетное место, а также дал Ему удел в престоле, т.е. в правлении небесным царством, ангелами и всеми силами небесными, подчиненными Ему. Фактически, речь о чрезвычайном возвышении нашего Господа Иисуса и об изобилии силы, дарованной Ему Отцом, иногда настолько сильна, что в одном случае одухотворенный писатель счел весьма уместным обратить внимание на то, что ни одно из этих утверждений о Его высоком возвышении не означает, что Он равен Отцу, или что Он выше Его. Поэтому, рассказывая о Тысячелетнем царствовании Христа, он говорит: “Ему [Христу] надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится – смерть, потому что [Отец] все покорил под ноги Его [Сына]; когда же сказано [Отцом], что Ему [Сыну] все покорено, то ясно, что кроме Того [Отца], Который покорил Ему [Сыну] все. Когда же все [земное] покорит Ему [Сыну], тогда и Сам Сын покорится [Отцу] Покорившему все Ему [Сыну], да будет Бог [Отец] все во всем” (1 Кор. 15: 25-28).

“Существующий Сам в Себе”

Всемогущий Бог взял для Себя имя и сказал, что это имя – Иегова, что означает “Существующий Сам в Себе”, или “Бессмертный”. Мы читаем Его обращение к Моисею, где сказано: “Являлся Я Аврааму, Исааку и Иакову с именем: “Бог всемогущий” [превосходящий других, или самый могущественный, Бог]; а с именем Моим: “Иегова” не открылся им” (Исх. 6: 3). Под этим именем, Иегова, Бог, был признаваем потом среди Своего народа. Это имя используется сотни раз во всем Ветхом Завете, но оно в значительной мере скрыто от английского читателя из-за ошибки переводчиков, которые перевели его “Господь”. Однако его можно легко опознать, поскольку оно всегда напечатано малыми прописными, когда используется для перевода священного имени Иегова.

Таким образом, в первой Заповеди, данной Израилю, Господь сказал: “Я Иегова, Бог твой... да не будет у тебя других богов [могущественных] пред лицом Моим [равных Мне]... ибо  Иегова, Бог твой, Бог ревнитель” (Исх. 20: 2-5).

Также Моисей говорит: “Слушай, Израиль: Иегова, Бог наш, Иегова один есть. И люби Иегову, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими” (Втор. 6: 4, 5). Именно об этом отрывке из Писания засвидетельствовал Сам наш Господь Иисус как о самой сути истины. Когда Его спросили о самой большой заповеди, Он сказал, цитируя Писание: “Возлюби Господа [Иегову] Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим”: сия есть первая и наибольшая заповедь” (Мат. 22: 37, 38). Дальше мы читаем: “Я Иегова, это – Мое имя, и не дам славы Моей иному и хвалы [чести] Моей истуканам” (Ис. 42: 8). И обязательно обратите внимание на контекст, поскольку это категорическое утверждение, что имя Иегова принадлежит исключительно “Отцу светов, у Которого нет изменения”, идет сразу же после Его пророческого провозглашения о Мессии, почетном и избранном Сыне-слуге Иеговы:
“Вот, Отрок Мой, которого Я держу за руку, избранный Мой, к которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд... Не ослабеет и не изнеможет, доколе на земле не утвердит суда, и на закон Его будут уповать острова. Так говорит Иегова Бог... Я, Иегова, призвал Тебя в правду, и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя, и поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников, чтобы открыть глаза слепых, чтобы узников вывести из заключения [смерти] и сидящих во тьме – из темницы. Я Иегова, это – Мое имя” (Ис. 42: 1-8).

Имя Иегова применимо только к Отцу Славы

Иногда можно слышать утверждение, что имя Иегова применяется в Писании к нашему Господу Иисусу и, следовательно, не является отличительным и особым именем Небесного Отца. Это ошибка, но для пользы всех мы рассмотрим здесь отрывки, которые, по мнению некоторых, поддерживают такое утверждение. Мы покажем, что они не противоречат предыдущим стихам, которые заявляют, что это свойственное и особое имя великого “Я”.

(1) Стих, на который в основном ссылаются, чтобы доказать, что имя Иегова можно справедливо считать именем Иисуса Христа, звучит: “Восставлю Давиду Отрасль праведную, и воцарится Царь, и будет поступать мудро, и будет производить суд и правду на земле... И вот – имя Его, которым будут называть Его: “Господь – оправдание наше!” (Иер. 23: 5, 6).

Понятно, что здесь речь идет о нашем Господе Иисусе и Его Тысячелетнем царствовании. Это имя по-еврейски звучит “Jehovah-Tsidkenu”. Как его объяснить? Просто: переводчики в своем стремлении найти место, где имя Иегова в качестве имени связано с Иисусом, дали нам скудный перевод. Не возникло бы никакой трудности, будь оно переведено: “И вот – имя Его, которым будут называть Его: “Наша Праведность от Иеговы”. И насколько соответствует это имя деятельности и положению нашего Господа Иисуса. Разве Он не стоял в качестве представителя Божьей праведности и не терпел наказания Справедливости как выкуп человека – чтобы Бог мог быть одновременно справедливым и оправдывающим того, кто верит в Иисуса? Нет сомнения, что ни одно другое имя не подошло бы лучше.

Не следует упускать из виду, что то же самое имя, “Jehovah-Tsidkenu”, встречается еще в писаниях того же Пророка. Но наши друзья никогда не обращают на это внимания, и переводчики, хотя и перевели это теми же английскими словами, не пишут этих слов большими прописными буквами, как в другом случае. Почему?  Потому что контекст показывает, что “Jehovah-Tsidkenu” будет именем всей Церкви, Нового Иерусалима. “И нарекут имя Ему: [“Jehovah-Tsidkenu”] “Наша Праведность от Иеговы” (Иер. 33: 16).

Все могут легко убедиться, что это имя будет соответствовать прославленной Церкви: она не только участвует в страданиях своего Господа ради праведности, “восполняя недостаток... скорбей Христовых” (1 Кол. 1: 24; 1 Пет. 5: 9), но ей также обещано участие во всей славе ее Господа; как жена разделяет с мужем его почести и имя – точно так же Церковь (как члены тела Христа) носит имя Христа (Отк. 3: 12; 19: 7; 21: 9).

И это не единственные случаи, когда имя Иегова используется для составления другого имени. Заметьте, что гора, на которой Авраам приносил в жертву Исаака, и где Бог предвидел для него барана на жертву вместо Исаака, была названа им “Горой Провидения Иеговы” – “Jehovah-Jireh”(Быт. 22: 14). Моисей назвал алтарь, построенный им, “Jehovah-Nissi”, или “Знамя Иеговы” (Исх. 17: 15). Гидеон построил жертвенник и дал ему имя “Jehovah-Shalom” – “Мир Иеговы” (Суд. 6: 23, 24). Иезекииль пророчествовал о будущем городе, имя которого будет “Jehovah-Shammah” – “Чудо Иеговы” (Иез. 48: 35).

(2) Существует предположение, что там, где записано, что Иегова являлся Аврааму (Быт 18: 1), а потом Моисею (Исх. 3: 3-15), это был, скорее всего, Иисус Христос в Своем до-человеческом состоянии, а, следовательно, это имя принадлежит Ему. Мы отвечаем, что такое рассуждение необоснованно. Даже если бы данное имя было применено к другому, это указывало бы лишь на то, что сей слуга пользуется большим уважением у Иеговы и действительно считается в данном случае слугой или представителем, уполномоченным применять божественную силу. В Исходе 3: 2 нам отчетливо сказано, что представлявшим Иегову и использовавшим Его самое известное имя “Я” был “ангел [посланник] Иеговы”. То, что этим почетным посланником было “Слово” из Иоанна 1: 1, наш Господь Иисус в Его до-человеческом существовании, мы не сомневаемся ни на секунду. Но даже самого высокого и самого почетного посланника не следует путать с Тем, Кого Он представляет, от Чьего имени Он говорит и Чью силу Он применил и даровал Моисею.

(3) Исаии 40: 3 ссылается на миссию Иоанна Крестителя: “Приготовьте путь Иегове!” Нам предлагают считать это доказательством того, что Иисус – это просто еще одно имя Иеговы. Но мы снова отвечаем, что это не так! Иисус действительно был почетным слугою Иеговы, а также Его представителем среди людей в самом полном смысле этого слова, но Он Сам заявляет: “Послал Меня живой Отец”; “Как слышу, так и сужу”; “Я ничего не могу творить Сам от Себя”; “Отец Мой более Меня”. И мы должны верить посланнику. Дело в том (о чем мы уже говорили*), что Иоанн Креститель всего лишь предзнаменовал большего Посланника и даже всю Христианскую Церковь в плоти, которая, в свою очередь, будет оглашать Христа, главу и тело, в духовной славе. Деятельность этого прославленного Христа тоже будет дальнейшим шагом в этом же великом деле приготовления пути Иегове и прославления подножия ног Его. И это дело, завершенное в конце Тысячелетия, будет полным исполнением данного пророчества (Смотрите 1 Кор. 15: 24-28; Иоан. 6: 57; 5: 30; 14: 28).
-----------------
*Том II, глава 8.
-----------------
(4) Апостол говорит о нашем Господе Иисусе как о “Господе славы” (1 Кор. 2: 8). Нам предлагают рассматривать это в качестве доказательства, что Он является Отцом, Иеговой, поскольку последний в Псалме 23: 7-10 назван “Царем славы”. Мы отвечаем, что такого рода слабые аргументы лишь доказывают шаткость теории, чьей поддержке они способствуют. Наш Господь Иисус действительно будет величественным Царем Славы, когда в течение Тысячелетнего века будет властвовать над землей от имени и власти Иеговы. Но тот же одухотворенный апостол в послании, в котором называет Иисуса “Господом славы”, ясно показывает, что когда Его царство достигнет зенита славы, оно будет передано Отцу, Который “все покорил под ноги Его [Сына]”, чтобы Он [Отец] был “все во всем”.

(5) В двух пророческих описаниях Тысячелетнего Царства Христа говорится: “И будет в последние дни, гора [царство] дома Иеговы будет поставлена во главу гор [правя другими царствами]... и пойдут многие народы, и скажут: придите, и взойдем на гору [царство] Иеговы... и научит Он нас Своим путям; и будем ходить по стезям Его... И будет Он судить народы” (Ис. 2: 2-4; Мих. 4: 1-3).

Считается, что если Христос должен царствовать, судить и обладать Царством в течение Тысячелетия, то имя Иегова следует считать именем Христа. Мы не согласны! Не следует забывать, что все благословения исходят от Отца, хотя и все они – через Сына (1 Кор. 8: 6). И поэтому наш Господь Иисус, давая образец молитвы, учил нас говорить: “Отче наш, сущий на небесах... да придет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе” (Мат. 6: 10). К тому же это показано в контексте (Мих. 4: 8), где о Христе (“главе” и “теле” – Новом Иерусалиме) говорится как о “Башне стада”, к которой возвратится прежнее владычество, утраченное Адамом в Едеме и искупленное Иисусом на Голгофе.

(6) “И ты, Вифлеем – Ефрафа... из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле, и Которого происхождение из начала, от дней вечных” (Мих. 5: 2). Нам предлагают принять эти слова в качестве довода, что Иисус был Иеговой (от дней вечных), поскольку Моисей заявил: “Иегова... от века и до века Ты – Бог” (Пс. 89: 2, 3).

Мы отвечаем, что это – предложение сделать неразумный вывод, который противоречил бы не только сотням случаев употребления имени Иеговы в других стихах, но и противоречил бы контексту, в котором находятся эти слова. Читая дальше в Михея 5: 4, мы видим, что о Мессии сказано: “И станет Он и будет пасти [стадо Иеговы – Пс. 22: 1] в силе Иеговы, в величии имени Иеговы Бога Своего”.

Трудно себе представить что-нибудь более конкретное на этот счет. В таком случае, что подразумевается в словах Михея 5: 2? Мы отвечаем, что их можно легко понять следующим образом: “Которого происхождение [предсказано] из начала, от дней вечных [Его приход и Мессианство были намечены и предвидены в божественном плане]”.

(7) Наше внимание обращают на пророчество о Тысячелетнем Царстве в Исаии 25: 6-9, и предлагают рассматривать это как доказательство, что имя Иегова применимо к нашему Господу Иисусу, поскольку там сказано: “И сделает Иегова Саваоф на горе сей [царстве] для всех народов трапезу из тучных яств... Поглощена будет смерть навеки, и отрет Господь Иегова слезы со всех лиц”.

Нет, отвечаем мы. Это далеко не доказательство. На самом деле мы должны обратить внимание на то, что наш Господь, прославленный Христос, представлен здесь как говорящий, а Его дело Тысячелетнего века кратко подытожено в первом стихе этой главы: “Иегова! Ты – Бог Мой; превознесу Тебя [воздам честь Тебе], восхвалю имя Твое”. Таким будет результат Тысячелетнего царствования, и с его окончанием все возвратится в подчинение Иегове, Чья сила, действующая во Христе, подчинит все Ему. Мессия приходит на землю как могущественный слуга и наместник Иеговы, Эммануил, “Бог с нами”. Такую точку зрения полностью подтверждает апостол Павел, который, цитируя это пророчество и указывая на его осуществление в уничтожении Адамовой смерти во время Тысячелетия, говорит: “Благодарение Богу, даровавшему нам победу [освобождение – триумф] Господом нашим Иисусом Христом” (1 Кор. 15: 57).

(8) В качестве доказательства, что имя Иегова по праву принадлежит нашему Господу Иисусу, нам предлагают тот факт, что Он назван: “Чудный, Советник [или руководитель, или чудесный пример], Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира” (Ис. 9: 6).

Полное значение этого стиха мы рассмотрим попозже, а сейчас отметим только, что в нем нет ничего, что оправдывало бы применение имени Иегова к нашему хвалебному Господу и Наставнику, Иисусу. Заметьте, однако, что если бы такова была суть, то трудно было бы найти место, лучше этого, для вставки имени Иеговы между остальными титулами. Однако следующий стих говорит обратное: “Ревность Иеговы Саваофа соделает это [пророчество]” (стих 7).

(9) “Скажи городам Иудиным: вот – Бог ваш! Вот, Господь [Adonai] Иегова грядет с силою, и мышца Его со властию... Как пастырь Он будет пасти стадо Свое” (Ис. 40: 9, 10, 11).

Нам говорят, что здесь уж точно то место, где наш Искупитель назван великим именем Иегова. Но мы отвечаем: нет. Здесь Он назван “мышцей” Иеговы, как и в других местах. Могущественная Мышца Иеговы будет править “со властию”, пока не положит конец всякой власти и силе, противостоящей Иегове и Его праведному закону – пока не завершит суд победой, пока не прославит подножия ног Иеговы (земля – это подножие Его) и не отдаст Царство Богу, Отцу (1 Кор. 15: 24-28; Мат. 12: 20).

Вот остальные случаи, где наш Господь Иисус пророчески представлен как “правая мышца”, или сила, Иеговы:
“Кто поверил слышанному [проповедованному] от нас, и кому открылась мышца Иеговы? [Немногие признают Господнюю Мышцу в этом веке – “не много сильных”, и т.д.]... Он был презрен и умален пред людьми” (Ис. 53; Иоан. 12: 38).
“Острова будут уповать на Меня и надеяться на мышцу Мою” (Ис. 51: 5, 9).
“Обнажил Иегова святую мышцу Свою пред глазами всех народов [при установлении Своего Царства]; и все концы земли увидят спасение Бога нашего” (Ис. 52: 10).
“И помогла Ему мышца Его [Иеговы]... И придет Искупитель Сиона и сынов Иакова, обратившихся от нечестия, говорит Иегова” (Ис. 59: 15-20).

(10) В Иоанна 12: 41 мы читаем: “Сие сказал Исаия, когда видел славу Его и говорил о Нем”. Нам предлагают признать, что это относится к Исаии 6: 1. Мы отвечаем, что мы так и верим. Но заметьте, что еврейское слово, переведенное в том стихе как Господь, это не Иегова, но Adonai. Наше нынешнее утверждение состоит в том, что имя Иегова по праву принадлежит только Небесному Отцу и никому другому – хотя оно может быть применено к Его особым посланникам, когда они говорят или действуют от Его имени как Его представители.

И мы не спорим, что Adonai иногда используется как один из многих титулов Небесного Отца. Мы утверждаем, что в этом стихе оно не относится к Отцу, но к Сыну. Это же слово “Adonai” используется в отношении Христа и Его Тысячелетнего Царства во втором Псалме (4-9): “Господь [Adonai] поругается им. Тогда скажет им во гневе Своем, и яростию Своею приведет их в смятение… Господь [Иегова] сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя”.

Но, возможно, кто-то будет утверждать, что Adonai из Ис. 6: 1 должно относиться к тому же лицу, что и Иегова в 3 и 5 стихах. Нисколько. “Ангел Завета”, представитель Иеговы мог справедливо быть приветствован хвалой во имя Отца, Которого Он представлял. Заметьте также, что в 8 стихе не Иегова дает послание и изрекает суд, но Adonai, поскольку Отец “весь суд отдал Сыну” (Мат. 23: 34, 36, 38; Иоан. 5: 22, 27).

Можно процитировать и другие случаи упоминания нашего Господа Иисуса в тесной связи с именем Иегова, однако в них стоит другое еврейское слово, которое в наших Библиях тоже переведено как Господь. Обратите внимание на слова Малахии: “Вот, Я посылаю Ангела Моего, и он приготовит путь предо Мною, и внезапно придет в храм Свой Господь [Adon – тот же корень, что и Adonai], Которого вы ищете, и Ангел завета, Которого вы желаете; вот, Он идет, говорит Господь [Иегова] Саваоф... И очистит сынов Левия и переплавит их, как золото и как серебро, чтобы приносили жертву Господу [Иегове] в правде” (Мал. 3: 1-4).

Еще одно известное упоминание такого рода находится в замечательном Мессианском Псалме, который говорит: “Ты прекраснее сынов человеческих; благодать излилась из уст Твоих; посему благословил Тебя Бог на веки... Престол Твой, Боже, вовек; жезл правоты – жезл царства Твоего. Ты возлюбил правду, и возненавидел беззаконие; посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих”. Тогда следует упоминание о Церкви как о дочери Отца и невесте, жене Агнца. Ее призывают чтить Царского Сына как своего Господа: “И возжелает Царь красоты твоей; ибо Он Господь [Adon – не Иегова] твой, и ты поклонись Ему” (Пс. 44: 3-12; Евр. 1: 8, 9; 1 Кор. 11: 3; Еф. 5: 23; Иоан. 5: 23).
(11) Нам предлагают высказывание Исаии (8: 13, 14) в качестве доказательства, что имя Иегова должным образом можно применить к нашему Господу Иисусу. Оно звучит: “Иегову Саваофа – Его чтите свято, и Он – страх ваш, и Он – трепет ваш!” Акцент делается на следующем стихе, который, без уточнения кто, заявляет: “И будет Он освящением и камнем преткновения и скалою соблазна для обоих домов Израиля”. Мы не можем принять это как доказательство, скорее наоборот, контекст показывает третьего участника (кроме Иеговы и Пророка) – нашего Господа Иисуса, Который говорит: “Завяжи свидетельство, и запечатай откровение при учениках Моих. Итак я надеюсь на Иегову... Вот я и дети, которых дал мне Иегова” (Ис. 8: 16-18; сравните с Евр. 2: 13).
(12) Псалом 109 выдвигается как доказательство того, что наш Господь Иисус в Писании назван Иеговой. Мы отвечаем, что ни один аргумент не может быть более натянутым и более неправильным. Там доказано как раз обратное: “Сказал Иегова к Adon моему: сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих... Adonai одесную Тебя [Иеговы]”, и т.д. Кроме того: “Клялся Иегова, и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека” (Пс. 109: 1, 4, 5).
Всякий, кто не в состоянии видеть, что речь идет о Том, Который возвышен к правой руке Иеговы, т.е. к положению главной милости, и сделан священником нового Чина, действительно ослеплен своим предубеждением. Однако мы отсылаем таких к собственной интерпретации данных слов нашим Господом и к тому, как Он применял эти слова к Себе, что показывает Его как Adon, как Господа Давида, возвышенного Его Господом, Иеговой (Мат. 22: 44, 45).
Апостол Петр, говоря под влиянием святого Духа в День Пятидесятницы, таким же образом применил эти слова. И апостол Павел ссылается на них с похожим значением (Деян. 2: 34; Евр. 1: 13; 10: 12, 13).
(13) Поскольку наш Господь Иисус признан Великим Учителем, то существует утверждение, что Он исполнил предсказание: “И все сыновья твои будут научены Иеговой” (Ис. 54: 13). В ответ и в опровержение мы отсылаемся непосредственно к словам нашего Господа Иисуса. Он цитировал эти же слова Пророка в Своем выступлении, и ясно показал, что Он не был, и не называл Себя, Иеговой в этом пророчестве. Вот Его слова: “У пророков написано: “и будут все научены Богом”. Всякий, слышавший от Отца и научившийся, приходит ко Мне” (Иоан. 6: 45).
Сам Отец, великий Иегова, является не только великим законодателем, но и Великим Учителем Своего собственного закона. Все Его разумные сыновья еще увидят Его великий план спасения человечества, содержащий в себе величайшие из возможных иллюстраций Справедливости, Любви и Мудрости в сочетании, которые, тем не менее, совершенны и неизменны в отдельности.
Наш Господь Иисус был и по-прежнему остается Великим Учителем людей по назначению Небесного Отца, великого Главного Учителя над всеми. И это как раз то, что утверждал и чему учил наш дорогой Искупитель. Разве Он не заявлял открыто, что Его учения говорят о том, что Он ранее узнал от Отца? “Я говорю то, что видел у Отца Моего”. “Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня; кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю... Кто ищет славы Пославшему Его, Тот истинен”. “Слово же, которое вы слышите, не есть Мое, но пославшего Меня Отца”. “Я передал им слово Твое”. “Они сохранили слово Твое”. “Освяти их истиною Твоею: слово Твое есть истина” (Иоан. 7: 16-18; 8: 38; 14: 24; 17: 6, 14, 17).
Похожим образом наш Господь назначил особых учителей, подчиненных Ему – апостолов, а потом других в церквях, чтобы они были учителями и меньшими пастырями Господнего стада, научая их: “Паси овец Моих”; “паси агнцев Моих”. “Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровью Своею [Своего Дорогого Сына]” (Деян. 20: 28). Однако ни один из этих учителей не имел права учить своим собственным учениям, которые могли лишь быть “мудростью мира сего”. Всему Божьему народу предстояло научаться от Иеговы, и никто не может быть истинным учителем, если он не представляет людям слов, плана и характера Иеговы как образца истины и совершенства. Поступая таким образом, они обязательно обращают внимание на “учения Христа” и “учения апостолов”, ведь все они были лишь выражением и внедрением великого и вечного закона Отца.
Ни наш Господь, ни Его апостолы, в отличие от некоторых, именующих себя ныне учителями, не называли себя (и не претендовали на то, чтобы быть) первоисточниками. Обратите внимание на покорные слова нашего Господа Иисуса, прекраснее которых не найти: “Ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю” (Иоан. 8: 28). Можно ли удивляться, что Тот, Который оказался таким кротким и таким верным Иегове, мог быть одарен и был одарен великой честью и властью – был так высоко превознесен одесную Отца? И у нас есть вдохновенное свидетельство, что уроки, преподаваемые таким образом нашему Господу Иисусу, были хорошо усвоены Им: “Хотя Он и Сын, однако страданиями навык послушанию” (Евр. 5: 8; Фил. 2: 8).
Больше того, Господь показал через пророков, что Иисус, Великий Учитель, назначенный Главным Учителем, Иеговой, Сам будет обучаем Иеговой. И чтобы стать “милостивым и верным Первосвященником” для человечества и доказать, что Он достоин стать “Вождем спасения” нашего, было необходимо, чтобы Он усовершенствовался в опыте через страдания (Евр. 2: 9, 10). Заметьте, как ясно высказывались следующие пророчества задолго до этого о том, что наш Господь будет обучен Иеговой, что Он хорошо усвоит уроки и проявит любовь к закону и послушание Законодателю:
“Господь Иегова [Adonai Иегова] дал Мне язык мудрых [наученных], чтоб Я мог словом подкреплять изнемогающего; каждое утро Он пробуждает, пробуждает ухо Мое, чтобы Я слушал, подобно учащимся. Господь Иегова [Adonai Иегова] открыл Мне ухо, и Я не воспротивился, не отступил назад [от Его учений]. Я предал хребет Мой бьющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания” (Ис. 50: 4-10; Мат. 26: 67; 27: 26, 30; Ис. 53: 11).
На эту же тему послушайте еще слово Господнего свидетельства о приготовлении нашего Господа Иисуса к величественной должности Царского Первосвященника для человечества:
“И почиет на Нем Дух Иеговы, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия [почтения к Иегове]; и страхом [почтением] Иеговы исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих”. Ведь Его коснулось чувство немощей наших, поэтому Он может оказывать лучшую помощь всем тем, кто приходит к Богу через Него – Его Церкви теперь и миру в будущем, во время Его Тысячелетнего Царствования (Ис. 11: 2-11; Евр. 2: 18).
Еще пророчески Мессия представлен как говорящий: “Ты укажешь Мне [дашь Мне познать] путь жизни”. “Благословлю Иегову, вразумившего Меня”. Эти выражения встречаются в контекстах, цитированных апостолами для применения к нашему Спасителю, “человеку Иисусу Христу” (Пс. 15: 7-11). Так пророчеством подтверждаются слова Евангелиста: “Младенец [Иисус] же возрастал и укреплялся духом [умом], исполняясь премудрости; и благодать [благословение] Божия была на Нем... Иисус же преуспевал в премудрости и в возрасте и в любви у Бога и человеков” (Лук. 2: 40, 52).
Рассмотрев убедительнейшие стихи Библии, представленные на эту тему, мы уверены, что Писание не позволяет использовать великое имя Иегова в качестве названия кого бы то ни было, кроме нашего Небесного Отца: мы уверены, что оно ограничивает его использование и запрещает его применение к другому.
Все могут убедиться в правильности решения Всемогущего, что Он должен быть признан центром власти, мудрости, справедливости, любви и силы; ведь это – правда, и все остальное было бы неправдой и, в такой же мере, злым и губительным. И из ранее процитированных слов нашего Господа, а также из слов апостолов, которых Он особо научил словами уст Своих, и которые были вдохновлены после Пятидесятницы святым Духом, мы убедились, что никто из них никогда даже не намекал на то, что Небесный Отец и Небесный Сын являются одной личностью, или что они равны в славе и в силе – о чем (без божественного разрешения) утверждают вероучения и катехизисы людей.
Несмотря на это, Небесный Отец не проявил никакой ревности к величию Своего великого Главного Слуги, “Ангела Завета, которого вы желаете”. Наоборот, Он высоко превознес Его к положению следующего после Себя в величии и власти. Прислушайтесь к словам Самого нашего Господа Иисуса: “Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он [Отец], то и Сын творит также. Ибо Отец любит Сына и показывает Ему все, что творит Сам; и покажет Ему дела больше сих, так что вы удивитесь. Ибо, как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет. Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, дабы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его” (Иоан. 5: 19-23).
Только когда мы ясно понимаем Библейское высказывание относительно великого Автора плана Примирения, Иеговы, и видим разницу между Ним и Его почетным Слугою, “Единородным от Отца”, Его “Сыном Возлюбленным”, в деле Примирения, мы основательно подготовлены к пониманию философии Примирения. В основном из-за путаницы мнений об Отце и Сыне значительное число христиан совершенно запуталось в Примирении, и поэтому они находятся в опасности потерять веру в это фундаментальное и важнейшее учение божественного откровения.
Апостол Павел чрезвычайно ясно и убедительно представляет сущность отношений Отца с Сыном в вопросе нашего искупления, говоря: “Нет иного Бога, кроме Единого... У нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им” (1 Кор. 8: 4, 6). Иначе говоря, есть только один вечный и Всемогущий Бог, Автор и Источник всего, Которому мы принадлежим, и есть только один Господь, Иисус Христос, посредством Которого Небесный Отец действует в отношении всех разнообразных особенностей Его плана, и только Им и через Него мы (через веру в Его кровь) получили прощение грехов и доступ к Отцу и к благодати, в которой мы стоим, радуясь надеждой славы Божией (Рим. 5: 1).

Предания отцов, поддерживаемые подлогом – вставкой

Мы оставляем для следующих глав рассмотрение величия и достоинств нашего Господа Иисуса Христа, через Которого совершалось и будет совершаться все дело Примирения, а также оказанной Ему великой чести (не только с тех пор, как Он искупил мир, но и великой чести и высокого положения, которые Он имел до того, как стал Искупителем мира). В данное время мы стараемся понять нечто определенное относительно великого Автора этого плана. Но поскольку общепринятое мнение христианства сильно запутано так называемым “Догматом троицы” (догматом, который его известнейшие защитники, как они сами признают, не понимают и не могут постичь и объяснить), здесь будет уместным рассмотреть те стихи из Писания, которые, как считают, придают некоторое правдоподобие, или поддержку, этому сбивающему с толку человеческому учению, для которого невозможно найти никакого оправдания в Божьем Слове. Мы уже обращали внимание на разные стихи, которые подчеркнуто говорят, что есть только один Всемогущий Бог – не два, не три и не больше. Сейчас же мы обращаем внимание на тот факт, что слово “Троица” не встречается в Библии, как и не встречается никакого слова эквивалентного ему значения. Там нет также ни одного высказывания, которое даже необоснованно можно было бы истолковать в значении чего-то подобного. На самом же деле те, которые придерживаются учения Троицы, в попытке объяснить свое личное мнение безнадежно запутывают и себя и своих слушателей. Они на одном дыхании  утверждают, что есть только один Бог (поскольку Писание настолько выразительно подчеркивает эту мысль, что ею невозможно пренебречь), однако на том же дыхании они утверждают, что есть три Бога (потому что с этой теорией их связывают “традиции отцов”, дошедшие от самого раннего папства).
Но как может быть три Бога и, в то же время, только один Бог? Если есть три Бога, “равных в силе и славе”, как заявляет катехизис, тогда нельзя говорить, что есть только один Бог. Если же есть только “Один Бог Отец, из Которого все”, как доказывает св. Павел, и если, как утверждал Иисус, Отец больше Своего прославленного Сына, и если Отец воскресил Своего Любимого Сына из мертвых и высоко Его превознес, прославил и определил для Него Царство, и если, в конечном итоге, Сын снова передаст Царство Отцу, чтобы Отец мог быть все во всем, тогда не может быть правдой то, что есть несколько Богов, равных в силе. И хотя в следующей главе мы убедительно покажем, что наш Господь Иисус Христос является Богом (что Его надо так же почитать, как мы почитаем Отца, и мы, прославляя Его, прославляем Отца, превознесшего Его), однако объединенный голос Писания самым решительным образом утверждает, что есть только один Всемогущий Бог, Отец всего. Как говорит апостол: “Всякому мужу глава Христос, жене глава – муж, а Христу глава – Бог” (1 Кор. 11: 3).
Есть одно единственное высказывание в Писании, которое, кажется, намекает, хотя очень слабо, на догмат Троицы Богов. И сегодня этот отрывок признается всеми учеными как поддельный – как вставка. Поэтому он упущен в Revised Version Нового Завета, хотя, насколько нам известно, все переводчики Revised Version были тринитариями. Хотя им хотелось бы оставить этот отрывок, как единственную поддержку Писания (и то весьма слабую в изложении), они не могли сознательно сделать это.
Однако не стоит упрекать переводчиков Библии Common Version в том, что они вставили этот фрагмент, потому что в то время, когда они делали перевод, не было возможным знать о его ложном характере. Со времени этого перевода были найдены сотни древних греческих манускриптов, но ни один из них, датирующийся раньше седьмого столетия, не содержит этой фразы, поддерживающей Троицу. Поэтому, невзирая на конфессиональную приверженность, ученые не отрицают, что ложные слова были вставлены с той целью, чтобы оказать поддержку догмату Троицы. Как раз в то время в Церкви разгорелось обсуждение этого учения, и защитники Троицы были в замешательстве перед оппонентами из-за отсутствия хоть какого-то Библейского свидетельства в подтверждение их теории. Нет сомнения, что ложные слова были вставлены каким-то чересчур ревностным монахом, который сам был уверен в учении и думал, что святой Дух грубо ошибся, не изложив данного вопроса в Писании. Несомненно, его намерением было с помощью фальсификации вывести Бога и истину из затруднительного положения. Но все подобные предположения, что Бог не дал нам полного откровения, достаточного, чтобы “Божий человек” был “ко всякому доброму делу приготовлен”, и что оно нуждается в дополнении, исходят от Противника. От него же исходило и это предположение, что будет правильным совершить зло, подлог, с целью сделать добро и исправить ошибку Всемогущего. Монах-переписчик, или священник, который сделал эту фальсификацию (вероятно где-то в начале седьмого столетия), несет огромную ответственность за свое дополнение к Божьему Слову и за вредное влияние, оказанное им на Божий народ, который в поиске истины по этому вопросу был обманут его подлогом.
Эта ложная вставка находится в 1 Иоанна 5: 7, и состоит она из слов “на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино. И три свидетельствуют на земле”. Текст, лишенный этих слов, остается простым и легким для понимания, полностью согласуясь со всем остальным в Писании. Но когда в тексте есть эти слова (а они находились там столетиями), возникает недоразумение, поскольку доказывается абсурд. Например, если в тексте остаются эти слова, то смысл сводится к тому, что Отец, Сын и Дух святой условились дать одно свидетельство на небе, а именно: что Иисус есть Христос. Какой абсурд! Кто в небесах еще не знает, что Иисус – это Христос? Следовательно, для кого пришлось бы Отцу, Сыну и святому Духу давать эту запись, или свидетельство? Ни для кого. Но это было удобным местом для Противника, чтобы вмешаться и исказить истину, и он нашел слугу, готового служить ему.
Но этот стих упущен не только в Revised Version. Его нет во всех современных переводах – the Emphatic Diaglott, Young’s Bible translation, the American Bible Union translation, the Improved Version. Последний говорит:
“Этого текста о Небесных Свидетелях нет ни в одном из греческих манускриптов, написанных раньше пятого столетия. Его не цитирует ни один греческий духовный писатель, как и ни один из ранних латинских отцов, даже если вопросы, с которыми они имели дело, могли легко заставить их прибегнуть к его авторитету. Поэтому он явно подложный”.
Вот что говорит об этом подложном отрывке Lang’s Critical Commentary:
“Данных слов не хватает во всех старинных греческих рукописях, как и в Синайской рукописи [самом древнем из известных греческих манускриптов], и во всех древних версиях, включая Латинскую (уже восьмого столетия). А [в написанных манускриптах] с того времени их можно найти в трех вариантах. Несмотря на полемику о Троице, их не упоминает ни один греческий отец, и ни один из древних латинских церковных отцов”.
Hudson’s Greek and English Concordance говорит:
“Этих слов нет ни в одном греческом манускрипте до 15-го или 16-го столетия и ни в одной ранней версии”.
Эти слова признаны интерполяцией такими знатоками Библии и общепризнанными авторитетами как Сэр Исаак Ньютон, Бенсон, Кларк, Хорне, Грисбах, Тишендорф, Трегеллис, Лакман и Алфорд. Последний говорит:
“Критический разбор этого священного текста можно делать разве что из чистого каприза, поскольку нет и тени основания, чтобы считать его подлинным”.
Д-р Константин Тишендорф говорит:
“Я считаю безбожием, если эта ложная вставка и впредь будет печататься как часть этого Послания”.
Проф. Т.Б. Уолси спрашивает:
“Разве истина и честность не требуют, чтобы подобный отрывок был вычеркнут из наших английских Библий – отрывок, которого Лютер не отразил в своем переводе и который вкрался в немецкую Библию только около пятидесяти лет после его смерти?”
Д-р Адам Кларк, комментируя этот отрывок, говорит:
“Похоже, этот стих не подлинен. Он отсутствует в каждом манускрипте этого послания, написанном до изобретения печати, за одним исключением – Рукописи Монфортии, Колледж Троицы, Дублин. Остальных, упускающих этот стих, насчитывается сто двенадцать. Он отсутствует и в обоих сирийских манускриптах, во всех арабских, эфиопских, коптских, саидских, арминийских, славянских и т.д. – словом, во всех древних версиях, кроме Вульгаты. Но даже эта версия во многих ее самых древних и точных рукописях не содержит его. Его также нет у всех древнегреческих отцов, и даже у большинства латинских”.
Джон Уэсли, основатель Методизма, пытался защищать догмат Троицы, однако в одной из своих проповедей, основанной на этом стихе, он процитировал слова Сервета: “Я не решаюсь употреблять слово “троица” и “ипостаси”, потому что не нахожу этих терминов в Библии”. И к этой цитате Уэсли добавил: “Я бы настаивал только на прямых словах, необъясненных, так, как они стоят в тексте”. Он изо всех сил стремился доказать догмат Троицы, поскольку верил, что этот подложный отрывок подлинен, ведь достоверная информация из древних манускриптов Библии – достояние недавнее. Например, во время приготовления Библии “King James”, или “Common Version” (1611 г. н.э.), переводчики имели в своем распоряжении только восемь греческих манускриптов, и ни один из них не датировался раньше десятого столетия. А теперь насчитывается около семисот манускриптов, и некоторые из них, особенно Синайский и Ватиканский № 1209, очень древние, уходящие где-то в 350 г. н.э.

Что учит Писание об Отце и Сыне и об их единстве

Надо провести четкое различие между признанием веры в Троицу и признанием веры в Единство небесного Отца, Иеговы, с небесным Сыном, нашим Господом Иисусом Христом, и святым Духом. Догмат Троицы твердит, что Отец, Сын и святой Дух “являются одним в ипостаси, и равны во славе и в силе” (как сказано в вероучении Церкви). Хотя Библия и показывает абсолютное Единство между Отцом, Сыном и святым Духом на различных этапах великого плана спасения, она самым решительным образом опровергает мнение, что Отец и Сын являются одним лицом, отрицает, что они равны в величии и власти, за исключением ранее упомянутого утверждения, что Отец прославил Сына, высоко превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, кроме Своего, сделав Его Своим орудием и представителем в использовании “всякой власти на небе и на земле”. Все отдельные стихи хором утверждают о том, что Отец послал Сына в мир; и что Сын ради предложенной Ему Отцом радости претерпел крест, пренебрегши посрамление; и что Он был первым и единородным Сыном небесного Отца; и что после того, как Он завершит работу, порученную Ему Отцом, Он (в конце Тысячелетнего Века) отдаст земное Царство Отцу. Кроме этого, имеются еще высказывания, на которые уже обращалось внимание. В них Сын охотно и всецело признает, что Он “исшел от Отца”, что Он пришел “не для того, чтобы творить волю Свою”, но волю Отца; и что сила, использованная Им, не была Его собственной силой, а силой Отца. Еще есть Его высказывание: “Отец Мой более Меня”, – а также утверждение пророчества, что Он является Ангелом, слугою, Завета, а не Автором Завета. Ко всему этому добавляются многократные высказывания Нового Завета, что Он – Посредник Нового Завета, “единый Посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для выкупа всех”. Все эти различные стихи последовательно и гармонично указывают на различие в лице, славе и силе между небесным Отцом и небесным Сыном и на самое полное и глубочайшее единство в плане, воле и цели. Ведь Сын был достоин стать исполнителем великого плана Иеговы, потому что у Него не было собственной воли. Он отрекся от Своей воли, чтобы наполниться духом Отца и чтобы исполнять Его волю в каждой подробности (Иоан. 6: 38, 39).
Больше того, сами слова “Отец” и “Сын” говорят о разнице и противоречат идеям Троицы и тождества личности, поскольку слово “отец” означает жизнедатель, а слово “сын” означает тот, который получил жизнь от кого-то другого. Небесный Отец не получал жизни ни от кого. Он – родник, источник жизни, не только для нашего Господа Иисуса, Своего единородного Сына, но через Него источник жизни и для всех остальных Своих созданий. Все это полностью соответствует начальному стиху этой главы, в котором апостол откровенно отрицает, что Отец и Сын едины в лице или в силе, говоря: “У нас один Бог Отец, из Которого все... и один Господь Иисус Христос, Которым все”.
Мыслящий читатель сразу увидит библейскую гармонию и простоту представленного здесь взгляда, тогда как все согласятся с тем, что в случае догмата Троицы логическое понимание или объяснение невозможно. Это признают его самые ревностные защитники, и вместо стараний сделать невозможное и объяснить его, они избегают обсуждения, утверждая, что это необъяснимая “великая тайна”. Но, как ни странно, это учение о трех Богах в одном Боге, которое не только не имеет библейского подтверждения, но и опровергается Писанием от Бытия до Откровения (прямо и косвенно), и которое противоречит здравому смыслу как явно неразумное, все равно является учением, которое занимает прочную позицию среди христиан и даже среди протестантов – тех, которые утверждают, что имеют веру в Библию и что протестуют против всякого учения, которого в ней нет. Почему это так? Мы отвечаем, что это одна из тех темных тайн, с помощью которых сатана посредством папства затмил Слово, характер и план Бога. Как написано: “Для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога невидимого” (2 Кор. 4: 4). Он окутал бедный мир полной слепотой, покрывалами догматов, туманными советами и ложными тайнами, чтобы нашедшие Господа не пришли к ясному знанию истины.
Но как сатана может быть заинтересован в усилении сияния славы нашего Господа Иисуса Христа? Не он ли старается умалить славу Христа своей деятельностью? Мы отвечаем, что сатана всегда вел политику искажения истины, искажения Библии, придания ее учениям безрассудного и противоречащего себе вида, чтобы воспрепятствовать человечеству увидеть удивительную красоту, логичность и гармонию, которые присущи божественному плану и Слову. Чем больше нелепостей сможет сатана втиснуть во взгляды людей относительно Творца, тем лучше ему удастся отделить от служения Богу тех, кто обладает рассудительным и логическим складом ума. И, пропорционально, чем более безрассудными ему удается делать учения людей, тем больше он уничтожает подлинную веру среди защищающих эти учения, и тем больше он способствует процветанию сущего легковерия, а не истинной веры.
Вот так в течение столетий великий противник весьма успешно трудился над тем, чтобы избавить Церковь от всех самых благоразумных, и чтобы собрать в ней более легковерный, суеверный и неблагоразумный класс. Он скрыл и спрятал некоторые наиболее ценные истины под самыми обманчивыми и отвратительными заблуждениями, и, соответственно, развитие Господнего народа было медленным. Но, слава Богу, сейчас мы живем во время, когда пелена невежества исчезает, и когда народ Господа учится отворачиваться от вероучений, созданных для его порабощения в течение темных веков, и обращаться непосредственно к Божьему Слову. Но, к сожалению, оказывается, что для некоторых (особенно для мудрых мира сего) уже слишком поздно: у них вероучения уже настолько ассоциируются с Библией, что, отвергая первое, они отвергают и последнее. Вместо того, чтобы искать истинный свет, исходящий от Божьего Слова, они более склонны игнорировать или отвергать его и полагаться на свое собственное суждение – на человеческие философии.
Именно поэтому Высшая Критика, Эволюция,  Христианская Наука, Теософия и прочие теории, отрицающие Библию, развиваются сегодня такими быстрыми темпами, тогда как старые вероучения распадаются на части или оказываются в положении оставленных. Сравнительно мало тех, кто понял, что ошибается не Библия, а вероучения, и кто ищет “пути древние” и “веру, однажды преданную святым” (Иер. 6: 16; Иуд. 3).
Но как мог догмат Троицы так широко распространиться среди христиан, если он не был учением ранней Церкви? Разве это не один из самых древних догматов Церкви, уходящих вглубь к третьему столетию? Именно так. Догмат Троицы имел свое возникновение, свое небольшое начало во втором и третьем столетии. Для всякого, кто без предубеждения будет исследовать Писание, должно быть вполне очевидным, что догмат Троицы абсолютно не признавался в первом столетии, поскольку об этом ясно свидетельствуют писания апостолов в Новом Завете. Догмат Троицы возник самым естественным образом – в результате первоначального соперничества.
В своих учениях апостолы (в первом столетии) наиболее подчеркнуто говорили о Христе не как об Отце, не как об Иегове, но как о Сыне Иеговы, Мессии, посланном в мир, чтобы благословлять его и основать Божье Царство, а потом навести порядок посреди нынешнего состояния греха и беспорядка. Утверждение, что Он был Божьим Сыном, сталкивалось с встречными утверждениями: некоторые утверждали, что Иисус был самозванцем; некоторые говорили, что Он был просто хорошим человеком; некоторые заявляли, что у Него было сверхъестественное рождение, но никогда не было предыдущего существования, а другие придерживались истины, т.е., что Он раньше существовал как Сын Бога на духовном уровне, но потом стал Сыном Бога на человеческом уровне, чтобы искупить человечество, а теперь Он настолько высоко превознесен, что всем велено чтить “Сына, как чтут Отца”. Но, как хорошо известно, предрасположенность к соперничеству приводит к преувеличению утверждений, поэтому многие, пытавшиеся отрицать различные ложные взгляды относительно нашего Господа, впали в другую крайность, утверждая, что Он был Отцом, самим Иеговой.
Словарь религии, одним из составителей и редактором которого был преподобный доктор Лаймен Эббот, известный тринитарий, на 944 странице говорит:
“Только в начале четвертого столетия взгляд о триединстве начал тщательно разрабатываться и формулироваться в догму, и прилагались усилия для согласования его с верой Церкви в одного Бога... Из попытки решить эту проблему появился догмат Троицы... Троица является очень выразительной чертой Индуизма, и ее можно увидеть в персидской, египетской, римской, японской, индийской и самой древней греческой мифологии”.
Мнение о существовании большего числа божеств, нежели одно, было весьма распространенным в древние времена, за исключением одного народа – Израиля. Как всем известно, греческая мифология изобилует божествами, многие из которых имеют практически одинаковую силу. И для греков иудейская идея об одном Боге казалась смешной и означала лишь нехватку богов. Поэтому казалось, что идея Троицы должна быть охотно принята среди языческих обращенных: это был компромисс между распространенным в мире взглядом, именуемым Политеизмом (верой в больше, чем одного бога) и Монотеизмом (учением об одном Боге), которого придерживался Израиль. Идея говорить о трех Богах и одновременно утверждать, что эти три являются лишь одним Богом, считалась, несомненно, ловким ходом в теологии, с помощью которого взгляды многих верующих, обращенных из иудеев, можно было лучше согласовать с общепринятыми понятиями язычников, которым желали угодить и привести в Церковь. Так же был учрежден культ девы Марии с целью воспринять, расположить к себе давно существовавшее среди язычников суеверие относительно Изиды, Дианы и других богинь, у которых были миллионы поклонников, и потворствовать им. Следует помнить, что во время учреждения этих учений поводыри Церкви уже оставили надежду на второе пришествие Господа, чтобы основать Свое Царства, и обрели новую надежду – надежду обратить мир и, таким образом, основать земную Церковь как Иерархию, или Божье Царство, в котором представитель, или папа, мог бы царствовать вместо Христа в качестве Его наместника.*
----------------
*Смотрите “Исследование Священного Писания”, Том II, глава 9; Том III, глава 4.
----------------
Общее признание догмата Троицы и упорство, с которым его придерживаются, основывается на суеверном страхе, внушаемом римским духовенством (а позже и протестантским духовенством) с подразумеваемой угрозой, что кто отрицает Троицу, тому прямая дорога в вечное мучение. В то же время, судя по признанию, эта доктрина считается непостижимой, и, следовательно, никто по-настоящему в нее не верит, поскольку никто не может (в истинном смысле) верить во что-то непостижимое. Различные доктрины и обычаи (не только в Протестантизме, но и в Католицизме) опровергают доктрину Троицы: заметьте, например, что все протестанты молятся к Отцу “в имени Иисуса”, “ради Иисуса” и т.д., признавая таким образом факт, что Они – две разные личности, и не являются одним и тем же лицом. Римские католики подобным образом признают различие в лице, поскольку в молитве они просят святых вступиться за них перед Марией, чтобы она могла ходатайствовать перед Иисусом, и чтобы Иисус ходатайствовал за них перед Отцом.
Эта ложная доктрина, которую протестанты приняли от папства в средневековье, и которой они по-прежнему держатся цепкой хваткой, укрепилась настолько сильно, что вера в эту непостижимую, безрассудную и небиблейскую доктрину стала критерием ортодоксальности. Всякий, кто не верит в нее, объявляется еретиком не только Римской Церковью, но и наивысшим полномочным органом протестантов – Евангельским Союзом. Истина могущественна, и в конечном итоге она восторжествует. Тем временем допущенные Богом условия являют собой испытание для характера и верности Богу и Его Слову среди тех, кто называет себя Его народом и утверждает, что он обучен Богом. Поэтому каждому искателю истины надлежит быть честным по отношению к себе и к Слову небесного Отца, которое, и ничто другое, в состоянии сделать нас мудрыми для спасения. Будем помнить также, что только истина освящает, и что заблуждение, наоборот, всегда ведет ко злу.

Бог Отец и Бог Сын

Возможно, сейчас самый подходящий момент, чтобы вспомнить и рассмотреть несколько стихов, которые, по мнению некоторых, поддерживают догмат Троицы, хотя и не излагают его.
(1) Существует утверждение, что про Господа нашего Иисуса говорится как про Бога, но поскольку есть только один Бог, значит, Бог Отец и Бог Сын должны быть двумя именами одного лица. Давайте рассмотрим этот вопрос в свете божественного Слова, ничего не принимая на веру, но проверяя каждый шаг на нашем пути. Невыгода нашего положения состоит в том, что почти все переводчики Ветхого Завета не были точными или едиными в своих переводах нескольких имен божества.* Например:
---------------
*Видимо сторонники Триединства, переводившие нашу Библию (Common Version Bible), побоялись передать имя Иегова именем собственным в каждом случае, чтобы люди не осознали факт, который отрицает теология – что титул Иегова принадлежит только великому “Я есть”, Отцу. Подобным образом английский перевод Лизера, сделанный для иудеев, прячет это слово (возможно, из боязни, что кого-то из иудеев могут озадачить некоторые из немногочисленных употреблений этого слова, рассмотренных ранее).
Иудей предпочитает слово Господь и употребляет его, вероятно,  в надежде, что его братья-иудеи будут воспринимать слово Господь как относящееся только к Иегове и, таким образом, будут чувствовать негодование по отношению к тем, кто говорит об Иисусе как о “нашем Господе и Спасителе Иисусе Христе”, считая это богохульством. 
Переводчики, сторонники триединства, наверное, предпочитали использовать слово Господь вместо слова Иегова, чтобы христиане, привыкшие использовать слово Господь в качестве титула нашего Спасителя, Иисуса, могли во время чтения Ветхого Завета думать, что речь обычно идет о Нем, а не об Отце, Иегове.
--------------

Имена Божества в Ветхом Завете

(1) Имя Иегова (в анг. Библии) правильно переведено только четыре раза – где не предоставлялось возможным сделать иначе (Исх. 6: 3; Пс. 82: 19; Ис. 12: 2; 26: 4). Оно переведено “Бог” 298 раз, и “Господь” более 5000 раз.
(2) Титул “Adonai”, в основном правильно переведенный “Господь”, один раз переведен “Бог”.
(3) Титул “Adon” переведен “Господин, Наставник, Господь.
(4) Слово “elohim”, с его модифицированными “eloah”, “elah” и “el”, встречается более 2500 раз. Они чаще всего относятся к Иегове, но во многих случаях вполне справедливо применяются к другим. Поэтому контекст должен указывать, о ком идет речь. Мы представим библейские иллюстрации, которые внесут полную ясность в этот вопрос и не оставят никаких сомнений, что “elohim” означает “сильный”. Это слово по праву применяется к Иегове, потому что Он – Всесильный, всемогущий. Оно по праву применяется к любому из ангелов, потому что они сильны, могущественны, и в случае посещений людей, описанных в Ветхом Завете, были особенно сильны, являясь представителями Иеговы, Всесильного. Великие, влиятельные люди также были справедливо названы “elohim” – “сильными”. Как и наше слово “ножницы”, слово “elohim”, в зависимости от обстоятельств, употребляется и в единственном, и во множественном числе.
Это факты, а наши цитаты из Библии (Common Version Bible) предоставят для них основательные доводы и, таким образом, продемонстрируют библейскую правильность и последовательность в применении к нашему Господу Иисусу Христу названий Бог [elohim], Adon [Наставник, Господь] и Adonai [мой Господь], но никогда Иегова.

Слово “elohim” (“сильный”), переведенное как “ангелы”

Псалом 8: 6: “Ты [Иегова, стих 2] умалил его пред ангелами [elohim], славою и честию увенчал его”.
О правильности этого перевода слова “elohim” свидетельствует то, что именно так (“angelos”) перевел его на греческий язык вдохновленный апостол, рассказывая о том, как наш Господь покорил Себя: “Не много Ты унизил его пред ангелами” (Евр. 2: 7, 9).

Слово “elohim” (“сильный”), переведенное как “боги”

В упоминании о ложных языческих богах слово “elohim” [“сильный”] употребляется 196 раз, и тоже вполне оправданно, поскольку они были сильными, влиятельными, для их поклонников.

Иегова “Elohim” (“Всесильный”) по сравнению с другими “elohim” (“сильными”)

Псалом 85: 6-8: “Услышь, Иегова, молитву мою... Нет между богами [elohim – сильными], как Ты”.
Псалом 94: 3: “Ибо Иегова есть Бог [el – сильный] великий и царь великий над всеми богами [elohim – сильными]”.
Псалом 49: 1: “Бог богов [elelohim – сильный сильных], Иегова возглаголал”.
Псалом 28: 1: “Воздайте Иегове, сыны Божии [el – боги], воздайте Иегове славу и честь. Воздайте Иегове славу имени Его; поклонитесь Иегове в благолепном святилище Его”.
Бытие 17: 1: “Иегова явился Аврааму и сказал ему: Я Бог [el] всемогущий”.
Исход 15: 11: “Кто, как Ты, Иегова, между богами [el – сильными]?
Бытие 14: 22: “Авраам сказал царю Содомскому: поднимаю руку мою к Иегове Богу [el] всевышнему, Владыке неба и земли”.
Псалом 95: 4: “Велик Иегова и достохвален, страшен Он паче всех богов [elohim – сильных]”.
Этих мест достаточно в качестве примеров, а желающие могут искать и найти остальные.

Применение “elohim” к людям

В вышеупомянутых 196 случаях перевода elohim на боги, по меньшей мере половина относится к людям – к сильным: к царям, князьям, вельможам и т.д. Но сейчас мы обратим внимание на несколько случаев, в которых elohim относится к Господнему народу.
Бытие 23: 6 – Авраам назван elohim (это слово переведено в нашей Библии как Божий). “Ты князь Божий [elohim] посреди нас”.
Исход 7: 1 – Моисей назван богом [elohim] фараона. “Я поставил тебя богом [elohim] фараону”.
Исход 21: 6 – Судьи [правители, сильные] Израиля были названы elohim. “Пусть господин его приведет его пред богов [судей, elohim]”.
Исход 22: 8, 9:  “А если не найдется вор, пусть хозяин дома придет пред судей [elohim]... Дело обоих должно быть доведено до судей [elohim]. Кого обвинят судьи [elohim], тот заплатит ближнему своему вдвое”.
Исход 22: 28: “Судей [elohim] не злословь”. Обратите внимание на согласие апостола с этим переводом” (Деян. 23: 5).

Святые названы “elohim”

Псалом 81: 6, 7: “Я сказал: вы – боги [elohim – сильные], и сыны Всевышнего – все вы. Но вы умрете, как [другие] человеки, и падете, как всякий из князей [глав]”. Все святые должны умереть, но не как Адам из-за своего греха, а подобно Христу Иисусу, их “главе”, – жертвенно.
Этот отрывок был процитирован нашим Господом Иисусом и применен к тем, кто принял Божье слово из Его уст – к имеющим уши “слышать”. И он по-прежнему относится к этому классу.* “Возлюбленные! мы теперь дети Божии”, условно, надеясь благодаря божественной милости “соделаться причастниками Божеского естества” (Иоан. 10: 34, 35; 1 Иоан. 3: 2; 2 Петр. 1:4).
------------------
*Вероятно, весь этот 81 Псалом относится к нашему Господу Иисусу как божественно назначенному Освободителю и Судье христианства теперь, во время Его parousia. К Нему мы применяем слова: “Бог [elohim, Христос, назначенный Отцом, чтобы судить сейчас мир] стал в сонме богов [среди финансовых, политических и церковных правителей]; среди [этих] богов [elohim – сильных] произнес суд”. Сначала показано, что Он укоряет этих правителей и призывает их к справедливости, но они “не знают, не разумеют, во тьме ходят [относительно последствий их деятельности]; все основания земли [общество, мир] колеблются”; и Он решил, что бесполезно пытаться латать нынешние институции; все они должны быть “разрушены”, чтобы новые небеса и новая земля – новое общество, мир – могли занять их место. Затем 6 и 7 стих обращены к Его верному “малому стаду”. Когда оно будет собрано (когда вся “избранная” Церковь через смерть перейдет за завесу), тогда к Христу будет направлено обращение: “Восстань, Боже [elohim], суди землю; ибо Ты наследуешь все народы”. И чтобы установить Свое Царство, Он позволит действовать судам, которые во “время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди”, унизят гордого, возвысят покорного и введут “времена совершения”, давно обещанные всеми святыми пророками (Деян. 3: 19-23).
-------------------

Слово “elohim”, переведенное как “великий”, “сильный” и т.д.

Иногда это слово переводится как сильный, сила, великий и т.д. и связано неодушевленными предметами: “Ужас великий [elohim – сильный] (1 Цар. 14: 15); “борьба сильная [elohim] (Быт. 30: 8)”; “горы Божии [el – сильные]” (Пс. 35: 7); “первые [el – сильные] из героев” (Иез. 32: 21); “есть в руке моей сила [эл???]” (Быт. 31: 29).

“Бог” и “Господь” в Новом Завете

В Новом Завете дело упрощено использованием меньшего количества слов, но можно сказать, что в использовании этих слов практически ничто не отличает Отца от Сына в словах, переведенных как Господь и Бог. Вопрос полностью оставлен на суд читателя и обозначен только конструкцией предложения – за исключением случая, где (при повторном употреблении слова “Theos” в предложении) иногда используется греческая Препозитивная частица, чтобы показать значение единственно подразумеваемого Бога по сравнению с Богом. Это можно увидеть на примере Иоанна 1: 1: “Слово было у Бога [hotheos], и Слово было Бог [theos]”. Но у внимательного исследователя (свободного от предубеждения) не будет, в общем, никаких проблем с определением мысли апостола. Его речь действительно так ясна, что удивительно, почему мы так долго не обращали на нее внимания.
Слово “Бог” в нашем Новом Завете (то ли это относится к нашему Небесному Отцу, то ли к Его Небесному Сыну, нашему Господу Иисусу, то ли к ложным богам) почти неизменно является переводом греческого слова “Theos”. Исключениями являются [в англ. Библии – ред.] Деяния 19: 20, где  слово “kurios” переведено “Бог”, тогда как его следовало перевести “Господъ” или “Учителъ”, и Деяния 17: 18, где “daimonion” переведено как “божества”, а должно быть – “демоны”.
Титул “Господь” (относится ли он к Иегове, или к Христу, или к человеку, или к ангелам) в основном переведен с греческого слова “kurios”, означающего “Наставник” или “Господь”. Он часто переводится как “Господин” и “Учитель”. Исключениями являются [в англ. Библии – ред.] пять случаев, где “despotes” переведено как Господь, тогда как лучше было бы перевести его “Владыка” или “Самодержец”. Вот эти случаи:
(1) Луки 2: 29: “Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко [despotes], по слову Твоему, с миром”.
(2) Деяния 4: 24: “Владыко [despotes] Боже, сотворивший небо и землю и море и все, что в них!.. Князи собрались вместе на Господа [kurios] и на Христа Его. Ибо по истине собрались в городе сем на Святого Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою”.
(3) 2 Петр. 2: 1: “Ереси и, отвергаясь искупившего их Господа [despotes]”.
(4) Иуды 4: “Отвергающиеся единого Владыки [despotes] Бога и Господа нашего Иисуса Христа”.
(5) Откр. 6: 10: “Доколе, Владыка [despotes] святый и истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?”
“Rabboni” [учитель] один раз переведено “Господь” (Марк. 10: 51).
Kurieno” [быть господами] один раз переведено “господа” (1 Тим. 6: 15).

Godhead

Переводчики английского Нового Завета крайне неудачно выбрали и трижды использовали слово “godhead” [дословно “бог-голова” – ред.] в переводе трех разных слов, ни одно из которых не имеет того значения, которое с этим словом приходит на ум обычному английскому читателю, а именно: Бог с несколькими телами и одной головой. Вот где оно встречается [в английской Библии – ред.]:
(1) “HoTheios” переведено как “Godhead” в Деяниях 17: 29, тогда как должно быть “Божество” – “Не должны думать, что Божество [hoTheios] подобно золоту, или серебру, или камню”. Это же слово переведено как “Божественный” только в двух других случаях в Новом Завете, т.е. в 2 Петр. 1: 3, 4.
(2) “Theiotes” переведено как “Godhead”в Рим. 1: 20, тогда как его следовало перевести “Божественность” или “Божество”, – “Вечная сила Его и Божество [Theiotes]”. Это единственное место в Новом Завете, где встречается это слово.
(3) “Theotes” переведено как “Godhead”в Кол. 2: 9, тогда как его надо было перевести “Божество”, – “Ибо в Нем обитает вся полнота Божества [Theotes] телесно”. Это единственное место в Новом Завете, где встречается это слово.
В прославленном Христе, Главе Церкви, пребывает вся полнота: изобилие мудрости, благодати и силы, не только для того, чтобы управлять всеми делами Церкви, Его тела, но и чтобы делать, в качестве представителя Отца, все, что только необходимо сделать в продвижении к успешному завершению великого божественного плана, порученного Его опеке.

“Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи” (Мат. 4: 10)

На том основании, что наш Господь Иисус принимал поклонение, не прекословя, некоторые утверждают, что Он является Иеговой. Процитированные выше слова нашего Господа считаются доказательством того, что для любого существа, кроме Иеговы, было бы неправильным принимать поклонение. Мы никак с этим не соглашаемся! Так объяснять эти слова означает вкладывать в них смысл, которого они не содержат, и заставлять их противоречить учению других стихов. Повеление Иеговы относительно Христа: “Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя”, – было записано пророками, как и Его повеление: “Да поклонятся Ему все ангелы Божии” (Пс. 2:7; 96: 7; Евр. 1: 5, 6). Наш Господь Иисус знал это. Он знал также, что в прошлом ангельским посланникам Иеговы поклонялись как представителям Иеговы, и что Он Сам был главным посланником, Единородным Сыном, “Ангелом Завета”, Которого Отец освятил и послал в мир: следовательно, Он знал, что всякий, почитающий Его, почитает и Отца.
Вот каковы, в действительности, были Его слова: “Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его” (Иоан. 5: 23; Мал. 3: 1).
Греческое слово“proskuneo”, переведенное в Новом Завете “поклоняться”, обозначает “целовать руку” (как собака лижет руку своего господина). Значением является “почтение”.
Еврейское слово “shaw-kaw”, переведенное в Ветхом Завете “поклоняться”, означает “падать ниц”. Оно означает почтение. Это слово встречается 170 раз, и только около половины из этого числа относится к поклонению Богу. Но этот факт скрыт от английского читателя, поскольку 74 раза оно переведено “пасть ниц, преклониться, оказать почтение, выразить уважение” и т.д., когда речь идет о почтении к великим земным существам. Мы предоставим примеры:
Авраам “поклонился [shaw-kaw] до земли и сказал: Владыка [Adonai]!.. Принесут немного воды, и омоют ноги ваши; и отдохните под сим деревом”. Он говорил это и делал это, думая, что это всего лишь “три мужа” (Быт. 18: 2-4).
Лот “поклонился [shaw-kaw] лицем до земли” двум из тех же трех (Быт. 19: 1).
Авраам “поклонился [shaw-kaw]” народу Ханаана (Быт. 23: 7, 12).
Исаак благословил Иакова, говоря: “Да поклонятся [shaw-kaw] тебе племена... да поклонятся [shaw-kaw] тебе сыны матери твоей” (Быт. 27: 29).
“Давид пал лицем на землю и поклонился [shaw-kaw]” царю Саулу (1 Цар. 24: 9).
Авигея “поклонилась [shaw-kaw] до земли” перед Давидом, а потом и перед слугами Давида (1 Цар. 25: 23, 41).
“Фекоитянка... пала лицом своим на землю, и поклонилась [shaw-kaw]” пред царем Давидом. Иоав, а также Авессалом, сделал то же, “поклонился [shaw-kaw]” (2 Цар. 14: 4, 22, 23).
“И пришел Мемфивосфей... к Давиду, и пал на лице свое, и поклонился [shaw-kaw]” (2 Цар. 9: 6).
Из этих примеров всем станет очевидно, что запрет Первой Заповеди: “Не поклоняйся [shaw-kaw] им и не служи им”, – не воспринимался, не подразумевал собой, запрета уважать, почитать и т.д. почтенных, или тех, кто занимает среди людей почетное положение. Также иудеи не ошибались, оказывая почтение [shaw-kaw] ангелам, приходящим с посланиями от имени Иеговы, и признавая Его. Такое почтение одобрялось – никогда не подлежало осуждению. Заповедь предостерегает против идолопоклонства или против всякого поклонения любому соперничающему богу. С этим Иегова не может смириться. Поэтому не было ничего плохого для любого иудея, признающего Иисуса “посланным от Бога”, оказать Ему почтение, уважение. Тем более это уместно тем, которые признают нашего Господа Иисуса, согласно Его утверждениям, – как Божьего Сына.
Практически, можно не сомневаться, что те фарисеи, которые схватили камни, чтобы убить нашего Господа за то, что Он назвал Себя Божьим Сыном, пришли бы в неистовое бешенство и побили бы камнями не только нашего Господа Иисуса, но и Его поклонников, обвиняя их в идолопоклонстве, если бы они всенародно придерживались такого крайнего мнения о поклонении, почитании (proskuneo), которого придерживаются те, чьим крайним взглядам на счет этого слова мы противостоим, и ошибочность которых мы доказали.
Исключениями из этого права могут быть случаи, когда человек, которому выражается почтение, уважение или поклонение, откровенно является представителем ложного бога – как псевдо-Христос или ложный Христос – Антихрист. По нашему мнению под эту категорию ложного, или неправильного, поклонения подпадает преклонение перед папой, поскольку, занимая это положение, он ложно утверждает, что является “Наместником Христа”. Именно на этом основании наш Господь Иисус отказался признать сатану и его великую власть в мире. Это была действующая злая власть, умышленно противостоящая законам Иеговы. Поэтому предложение не сопротивляться злу и уважать, или почитать, злые обычаи, уже установленные под режимом сатаны (чтобы сатана сотрудничал с нашим Господом в установлении Его царства), было сразу же отвергнуто, и ответ означал: – Я в полном согласии с Богом Иеговой, а поэтому в полном согласии с пророческим изречением: “Иегову, Бога твоего, почитай, и Ему одному служи”, – а поскольку ты являешься Его умышленным противником, то Я не могу оказывать почтения тебе или твоим методам, как и не смог бы служить твоему делу или сотрудничать с тобой. У нас совершенно разные цели. У Меня с тобой не будет ничего общего. (Сравните Мат. 4: 10; Втор. 10: 20, 21).
Окажись наш Господь Иисус соперником Иеговы, а не Сыном и слугою, любое почтение к Нему означало бы неуважение к Отцу, и было бы грешным – идолопоклонническим. Однако, принимая благоговейное почтение как Божий Сын, Он, наоборот, совершенно ясно и открыто заявил: “Отец Мой более Меня”, – и учил Своих учеников обращаться с мольбой к Отцу, говоря: “О чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам” (Иоан. 16: 23).

“Я и Отец – одно” (Иоанна 10: 30)

Этот стих считается доказательством того, что наш Господь Иисус имеет право на имя Иегова – что Он был и Отцом и Сыном (или что у Него не было Отца, и Он не был Сыном).
Имея туманные, загадочные идеи о “троице”, достаточно большое число вроде разумных людей, кажется, забыло, что есть другие виды единства, кроме персонального единства. Ведь во всех остальных употреблениях этого слова подразумевается гармония – единство плана, цели, воли, разума. То, насколько нас может ослепить какая-нибудь теория, хорошо видно из факта, что личное объяснение нашего Господа и Его иллюстрация, каким образом Он и Отец являются одним, обычно остается без внимания. Он сказал в молитве к Отцу:
“Не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои... Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их: да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино... Да будут едино, как мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены во едино” (Иоан. 17: 9, 20-23).
Здесь единство Церкви, о котором молился Господь, особо определено как совершенно аналогичное единству Отца и Сына. То, что единство Церкви является единством мысли, а не персональным единством, доказывать не надо. Несомненно, Искупитель имел в виду  единство сердца, единство цели, единство воли между Его последователями, и это единство отвечает единству между Ним и Отцом. Со стороны Церкви этого единства следовало достичь точно таким же образом, как было достигнуто единство между Отцом и Сыном. Сын был заодно с Отцом, поскольку Он полностью принял, как Свою, волю Отца, говоря: “Не Моя воля, но Твоя да будет”. Так каждый член Церкви должен прийти к совершенному согласию с Отцом и с Сыном, исполняя не собственную волю, а откладывая ее в сторону и принимая волю Христа, которая является волею Отца. Так и только так сможет Церковь прийти к единству, о котором наш Господь здесь молился, и которое Он отождествляет с единством Отца и Им Самим. Как странно, что кто-то может пытаться злоупотреблять и искажать эти слова нашего Господа, чтобы заставить их поддерживать неразумную и небиблейскую доктрину Троицы – трех Богов в одном лице. И, наоборот, каким прекрасным и обоснованным является библейское единство духа Отца, Сына и Церкви.

“Видевший Меня видел Отца”

После того, как наш Господь высказал слова, что Он есть Путь, Истина и Жизнь, что к Отцу можно прийти только через Него, и что знающий Его будет знать и Отца, Филипп сказал нашему Господу Иисусу: “Господи! Покажи нам Отца, и довольно для нас”. Иисус ответил ему: “Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь: “Покажи нам Отца”? Разве ты не веришь, что Я в Отце, и Отец во Мне? Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела” (Иоан. 14: 7-10).
Нам предлагают принять эти слова нашего Господа Иисуса как доказательство, что Он является Иеговой (а не Сыном Иеговы), и что само по себе имя Иегова законно применимо к Нему. Но пусть все обратят внимание на общий контекст, показывающий разницу между Отцом и Сыном, которой ни один разумный человек не сделал бы при желании произвести то впечатление, какое сторонники Троицы пытаются извлечь из него. Поэтому весь вопрос в том: Что наш Господь хотел дать нам понять Своими словами: “Видевший Меня видел Отца”? Мы отвечаем, что Он дал нам понять, что невозможно для человека (плотского, земного существа) видеть Бога, духовное существо. Об этом засвидетельствовал апостол Иоанн: “Бога не видел никто никогда; единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил [Его]” (Иоан. 1: 18). Он дал им понять то, что Господь сказал Моисею: “Человек не может увидеть Меня и остаться в живых”, – следовательно, если бы Отец хотел явить Себя человечеству, то это было бы возможным или путем чудесного открытия человеческих глаз, чтобы увидеть духовную славу (таким образом подвергая человека смерти), или через Божье проявление Себя в теле из плоти – таким способом, чтобы люди смогли увидеть нечто из Его характера через контакт и общение.
И разве не это сделал Бог? Божий ум (Божья воля) был полностью представлен в Его Единородном Сыне, нашем Господе, когда Он стал плотью и жил среди людей. Поэтому Он был самым лучшим, самым близким, самым достоверным изображением Бога, которое только можно дать человечеству (в прошлом или будущем). Видя и близко зная Господа Иисуса, Филипп и другие апостолы знали Отца в самом полном смысле, в котором человечество может знать Его. Они знали Его в самом полном смысле, в котором Отец может явить Себя человечеству. Никогда не было, никогда не будет, никогда не может быть более ясного, более совершенного, более полного явления Бога человеку, чем в лице Господа Иисуса Христа. Ведь когда Он “стал плотию”, то “Бог явился [греческое – предстал наглядным] во плоти” (1 Тим. 3: 16). Подобным образом апостол говорит о Церкви, верных членах Христа, что мы преданы смерти, “чтоб и жизнь Иисусова открылась [греческое предстала наглядной] в смертной плоти нашей” (2 Кор. 4: 11).
Совершенный человек – это совершенный образ невидимого Бога, а, следовательно, самое лучшее представление или иллюстрация, которую только можно представить. Таким же образом в Тысячелетии усовершенствованные древние годные будут среди людей самыми лучшими представителями Небесного Отца, Небесного Сына и Небесной Невесты Христа. Всякий, видящий их, будет видеть Бога, явленного в плоти – Божье подобие в плоти. И все стонущее творение, при желании, будет иметь честь достигнуть именно такого возвышенного состояния под руководством Царственного Священника и Его “братьев”-священников, служащих посредством древних годных, которые в качестве телесных представителей Царства будут “князьями” земли (Пс. 44: 17).

Блаженный и Единый Сильный Царь царствующих и Господь господствующих, Единый имеющий бессмертие (1 Тим. 6: 15, 16)

Многие считают, что этот отрывок говорит о том, как наш Господь Иисус при Своем явлении (в Своем втором пришествии) покажет, или известит, миру величие Небесного Отца. И хотя этот взгляд не лишен некоторых оснований, мы более склонны применять это высказывание к славе и чести Христа, датирующейся от начала Тысячелетнего века. Да, Он побудит всех, принявших Его путь, также признать Бога Иегову, но это будет не при Его явлении, а в конце Его царствования, “когда Он передаст Царство Богу и Отцу” (1 Кор. 15: 24-28).
Применять этот отрывок к Отцу означало бы отрицать, что наш Господь имеет бессмертие, тогда как Писание ясно учит, что Он и все имеющие удел в Первом Воскресении получают в нем бессмертие, и что таким образом Отец, Который имеет неотъемлемую жизнь (существование в Самом Себе – бессмертие), и Сыну дал иметь неотъемлемую жизнь (существование в Самом Себе – бессмертие) (1 Кор. 15: 42-44, 53, 54; Иоан. 5: 26).
Применение же этого стиха к Сыну совершенным образом отвечает всем условиям и никоим образом не игнорирует Отца, Иегову (как и не доказывает, что наш Господь Иисус является Отцом, Иеговой), ведь во всех таких случаях мы должны помнить неизменное правило, положенное вдохновенным апостолом: что в сравнениях, почестях и др., упоминаемых в отношении Сына, Отец всегда является исключением как существо, находящее несказанно выше всякого сравнения. Вот его слова: “Ясно, что кроме Того [Отца]”, ведь Его нельзя считать низшим или подчиненным нашему Господу Иисусу и всякой власти, дарованным Ему Отцом. Ведь когда Сын покорит грех в мире, “тогда и Сам Сын покорится [Отцу] Покорившему все Ему [Сыну]” (1 Кор. 15: 27).
Есть еще одно очень похожее высказывание о славе царства нашего Господа Иисуса, данного Ему Отцом: “Который есть глава всякого начальства и власти” (Кол. 2: 10). Ответ на это – тот же. Правление и власть Отца никогда не сравнивается с правлением и властью Сына, поскольку последний един с первым и является Его представителем.

“Не почитал хищением быть равным Богу”

Согласно нашему переводу Фил. 2: 6, апостол Павел делает удивительное заявление, что Христос, “будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу”. В первую очередь следует заметить, что этот отрывок, вне всяких сомнений, не преподает доктрину Троицы, ни то, что наш Господь Иисус является Отцом, Иеговой. Ведь в таком случае не было бы причины задумывать хищение или подумывать о равности? Эти слова “хищение” и “равным” однозначно говорят о том, что Отец и Сын – не одно лицо, а два. Но каким странным кажется то, что слова апостола настолько отличаются от слов нашего Господа на этот счет. Он говорит: “Отец Мой более Меня”, “Я ничего не могу творить Сам от Себя”. Мы спрашиваем: потерял ли наш Господь Иисус покорность, считая позже, что Он равен Богу Отцу?
Во-вторых, мы замечаем, насколько такой взгляд противоречит тому, что старался показать апостол. Старался ли апостол побудить Церковь домогаться и присваивать славу Отца или славу друг друга? Конечно, нет! Наоборот, он убеждает противостоять тщеславию и поощрять скромность ума, считать другого лучше себя. Он убеждает своих читателей, что это смирение ума было характером нашего Господа, и говорит: “В вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе”. Если чувствования Иисуса заключались в том, чтобы захватить славу и честь Отца, и чтобы думать, что такое поведение это не хищение, тогда те же чувствования в Господней Церкви означали бы, что каждому из нас следует хвататься за всю славу и честь, какую только возможно получить, и считать это правильным поведением, и что таким образом мы будем обладать умом и характером, который показал Христос.
Но все не так: здесь есть ошибка в переводе. Он никуда не годится, и его значение прямо противоположно тому, что имел в виду апостол. Греческое слово “harpagmos”, переведенное здесь как “хищение”, в Новом Завете встречается только в этом единственном случае, и с ним ассоциируется мысль о хищении, или незаконном овладении. Но мысль апостола прямо противоположна из-за неправильного построения предложения. Его мысль можно перевести почти теми же словами, но с противоположным значением: “Который не думал через хищение быть равным Богу”. Таким образом, поведение нашего Господа Иисуса противопоставлено поведению сатаны, который попытался захватить положение и славу Бога (Ис. 14: 12-14). Это ясно показано предыдущим и последующим контекстом – чтобы ничего не делалось из тщеславия – что Христос был очень смиренным, и что мы тоже должны быть смиренными и так идти Его следами. Обратите внимание на следующие переводы этого слова “harpagmos”, которым отдают предпочтение видные ученые разных вероисповеданий.
“Не считал это чем-то, чего следует ревностно желать”. Clarke.
“Не думал о страстном удерживании”. Wakefield
“Не почитал... предметом настырного желания”. Stewart
“Который, живя в Божьем образе, почитал положение равного с Богом не тем, за что надо ухватиться”. Rotherham
“Который, будучи в Божьем образе, не считал предметом желания быть на равных с Богом” RevisedVersion
“Который, существуя в Божьем подобии, не считал, что быть наравне с Богом, это нечто, за что следует ухватиться”. Amer. Rev. Committee
“Не думал... как о чем-то, за что надо ухватиться”. Sharpe
“Не захватывал ревностно”. Neeland
“Не боролся отчаянно”. Dickenson
“Не замышлял захвата”. Turnbull
Кажется, последнее толкование лучше всего подходит к контексту, и оно является переводом, которому отдают предпочтение и который представлен в EmphaticDiaglott, где весь этот отрывок передан следующим образом:
“Который, хотя и был в Божьем образе, однако не замышлял захвата, чтобы быть, как Бог, но лишил Себя, принимая образ раба”.
Такой перевод согласуется не только с имеющимися фактами, но и с аргументом апостола, частью которого он является. Если подробнее, то Его утверждение заключается в том, что наш Господь Иисус, будучи еще духовным существом и имея Богоподобный образ и природу, не был преисполнен духом честолюбия, ни желанием захватить божественную власть и силу, и славу, и преклонение. У Него не было духа сатаны, который стремился возвысить себя, говоря: “Буду подобен Всевышнему”. Наоборот, даже занимая наивысшее положение, следующее после Небесного Отца, Он был настолько покорным, что, подчиняясь Отцовской воле, лишил Себя славы и величия Своего духовного состояния, меняя высшую природу и славу на низшее состояние, человеческое состояние, “немного униженное пред Ангелами”. Затем апостол продолжает показывать, что Он не только проявил покорность здесь, но еще большую покорность впоследствии, как человек Иисус Христос, наш Господь Иисус был предан смерти, позорной смерти на Кресте. И апостол говорит, что все это унижение Себя было послушанием божественной воле, Отцовой воле. Тогда апостол указывает на результат этого, говоря: “Посему [по этой причине, благодаря проявлению Им верности, покорности и послушания до самой смерти] и Бог [Отец] превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено... и всякий язык исповедал... во славу Бога Отца” (Евр. 2:7, 9; 1 Тим. 2: 5, 6; Фил. 2: 11).
С такой точки зрения этот текст далеко не является подтверждением или поддержкой доктрины Троицы, но противостоит ей самым решительным образом и полностью соответствует всему Божьему Слову, а также освященному здравому смыслу и благоразумию.
Мы оставляем этот аспект нашей темы с возвышенным восприятием длины, ширины, высоты и глубины величия ипостаси, характера и плана Небесного Отца, и с бoльшим признанием, чем когда-либо, за Его великого Сына, Чья удивительная любовь, верность и доверие Отцовской мудрости, благодати и силе была так царственно вознаграждена. Мы искренне радуемся, “чтя Сына, как и чтим Отца”. И после полного, исчерпывающего рассмотрения откровения, данного нам в Божьем Слове, мы полностью соглашаемся с вдохновленным свидетельством апостола Павла: “Но у нас один [верховный] Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им” (1 Кор. 8: 6).
“Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа. Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах, так как Он избрал нас в Нем... предопределив усыновить нас Себе чрез Иисуса Христа... Чтобы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, дал вам Духа премудрости и откровения к познанию Его” (Еф. 1: 2-17).