ГЛАВА XIII

НАДЕЖДЫ НА ВЕЧНУЮ ЖИЗНЬ И БЕССМЕРТИЕ, ОБЕСПЕЧЕННЫЕ ПРИМИРЕНИЕМ

Большие ожидания и надежды стенающего творения не являются доказательством – Обетования и конечные результаты Примирения в качестве доказательств – Отличие и разница – Бессмертна ли человеческая душа, есть ли для нее надежда стать бессмертной? – Бессмертны ли ангелы? – Бессмертен ли сатана? – Жизнь и нетление, явленные Благовестием – Греческие слова, переведенные в Писании “бессмертный” и “бессмертие” – Чем отличается надежда Церкви от надежды спасенного мира?

“Когда умрет человек, то будет ли он опять жить? Во все дни определенного мне времени я ожидал бы, пока придет мне смена” (Иов. 14: 14).
“...Открывшейся же ныне явлением Спасителя нашего Иисуса Христа, разрушившего смерть и явившего жизнь [вечную] и нетление чрез благовестие” (2 Тим. 1: 10).

В ДУШЕ людей таится неиссякаемая надежда, что смерть не обрывает существования навсегда. Они питают неопределенную надежду, что как-то и где-то начатая ныне жизнь будет иметь свое продолжение. Для некоторых эта надежда превращается в страх. Осознавая, что они недостойны будущих благ, многие боятся сложностей будущего, и чем больше они содрогаются от него, думая о себе и о других, тем больше они в него верят.
Бесспорно, эта смутная надежда на будущую жизнь и сопутствующий ей страх берет свое начало от Господнего осуждения змея после падения Адама в грех и смерть, гласящего, что в итоге семя жены поразит голову змея. Из этого, несомненно, было понятно, что, по крайней мере, часть Адамова рода в конце концов победит сатану, а также грех и смерть, в которые он их вовлек. Конечно, Бог поощрял эту надежду, хотя только туманно, говоря Ною и через него, а также через Эноха, пророчествующего: “Се, идет Господь со тьмами святых Своих”. Но, скорее всего, Евангелие (благая весть) спасения от смерти, которое будет даровано человечеству в предназначенное Богом время, впервые было ясно изложено Аврааму. Апостол говорит о том, что благая весть сначала проповедовалась Аврааму: “И в семени твоем благословятся все племена земли”. Таким, по крайней мере, было основание надежды иудеев на воскресение. Ведь если столько родов земли умерли и умирали дальше, то обещанное всеобщее благословение означало будущую жизнь. И даже спустя столетия, когда во время Вавилонского пленения Израиль был рассеян среди народов, он нес с собой частицы Божьих обетований и своих надежд всюду, куда бы ни шел.
Одно точно: что, то ли в результате приобщения к Иудейскому мнению, то ли потому, что надежда является элементом человеческой природы, или по обеим этим причинам, весь мир верит в будущую жизнь, и почти все верят, что она будет вечной. Апостол говорит, что творение “с надеждою ожидает” – стенающее творение. Но такие надежды не служат доказательством учения, и данные иудеям обетования Ветхого Завета слишком туманны, чтобы составлять основу для ясной веры, а тем более для “догматической теологии” в этом вопросе.
Только когда мы находим в Новом Завете ясные, конкретные высказывания нашего Господа, а затем такие же ясные высказывания апостолов на эту важнейшую тему Вечной Жизни, тогда мы начинаем менять смутные надежды на решительные убеждения. Мы не только имеем в их словах конкретные утверждения о том, что возможность будущей жизни предусмотрена для всех, но в них, как нигде в другом месте, изложена философия этого факта и то, как этого можно достичь и как это сохранить.
Многие не обратили внимания на эти аспекты, поэтому они “слабы в вере”. Давайте посмотрим, что являет собой эта философия, и мы еще больше убедимся, что наш великий и мудрый Создатель предусмотрел, чтобы будущая жизнь, вечная жизнь стала возможной для каждого члена человеческой семьи.
Начиная с основания этого Новозаветного утверждения о Вечной Жизни, мы к своему удивлению обнаруживаем следующее: в первую очередь оно сообщает, что в нас самих нет ничего, что давало бы нам какую-то надежду на вечную жизнь – жизнь человечества была утрачена из-за непослушания нашего отца Адама; хотя он был создан совершенным и мог жить вечно, его грех навлек возмездие (смерть) не только на него, но и на его детей, которые рождались в умирающем состоянии и поэтому наследуют факторы способствующие умиранию. Закон Бога, как и Он Сам, совершенен, и таким же было Его творение (Адам) до своего согрешения. О Боге написано: “Совершенны дела Его”, – и Бог Своим законом поддерживает только то, что совершенно, осуждая на уничтожение все несовершенное. Поэтому род Адама, “во грехе рожденный и в беззаконии зачатый”, не имеет другой надежды на вечную жизнь, кроме надежды на условиях, предложенных в Новом Завете и названных Евангелием – благой вестью о том, что обратный путь от падения к совершенству, к божественной милости и вечной жизни, открыт Христом для всех из рода Адама, которые им воспользуются.
Лейтмотив этой надежды примирения с Богом, а также новой надежды на вечную жизнь, находится в утверждениях (1), что “Христос умер за грехи наши” и (2) что Он “воскрес для оправдания нашего”. Ведь “человек Христос Иисус предал Себя для выкупа [соответствующей цены за] всех”. Адам и его род, который во время согрешения был еще в нем и унаследовал его приговор естественным путем, был “искуплен [куплен] драгоценною кровью [смертью] Христа” (1 Пет. 1: 19).
Но хотя этот дар предусмотрен Господом в преизбытке для всех, получить его можно только на определенных условиях, а именно: (1) если принять Христа как своего Искупителя; (2) если стараться избегать греха и в дальнейшем жить в согласии с Богом и праведностью. Поэтому нам сказано, что “дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем” (Рим. 6: 23). Следующие Библейские высказывания очень ясно об этом говорят.
“Верующий в Сына имеет жизнь вечную [право, привилегию, дар жизни, дарованный Богом]; а не верующий в Сына не увидит [совершенной] жизни” (Иоан. 3: 36; 1 Иоан. 5: 12).
Вечную жизнь можно получить исключительно через Христа, Искупителя и назначенного Жизнедателя. А истина, которая дает нам привилегию показать веру и послушание, и, следовательно, “держаться вечной жизни”, называется “водой живой” и “хлебом жизни” (1 Тим. 6: 12; Иоан. 4: 14; 6: 40, 54).
Эта вечная жизнь будет дарована только тем, которые, узнав о ней и условиях, на которых она будет дана в виде дара, будут искать ее, живя согласно духу святости. Они обретут ее в качестве дара-вознаграждения (Рим. 6: 23; Гал. 6: 8).
Чтобы обрести эту вечную жизнь, мы должны стать Господними “овцами” и следовать за голосом, то есть указаниями, Пастыря (Иоан. 10: 26-28; 17: 2, 3).
Этот дар вечной жизни никому не будет навязываться. Его должны желать, искать и держаться все стремящиеся его получить (1 Тим. 6: 12, 19).
Сегодня Бог дает нам скорее надежду, чем действительную жизнь: надежду на то, что окончательно мы можем ее получить, потому что Бог предусмотрел способ, которым Он может одновременно быть и справедливым и оправдывающим всех истинно верующих и принимающих Христа.
Благодаря Божьей благодати, наш Господь Иисус не только купил нас жертвою собственной жизни (за нашу жизнь), но и стал нашим великим Первосвященником, и, как таковой, Он сегодня является “для всех послушных Ему виновником [источником] спасения вечного” (Евр. 5: 9). “Обетование же, которое Он обещал нам, есть жизнь вечная” (1 Иоан. 2: 25).
“Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную [теперь через веру и надежду, а в будущем действительно, “когда явится Христос, жизнь наша”], и сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына (Божия) имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни” (1 Иоан. 5: 11, 12).
Эта вечная жизнь, став возможной для Адама и его рода, благодаря нашему Создателю через нашего Искупителя (но предназначенная и обещанная только для верных и послушных, и предоставляемая им ныне только в качестве надежды), по-настоящему будет дана верным в “воскресении”.
Следует заметить, что ясные обетования Божьего Слова сильно отличаются от мирской философии в этом отношении. Она утверждает, что человек должен иметь в будущем вечную жизнь потому, что он на нее надеется, или, в большинстве случаев, боится ее. Но надежды и страхи не могут быть разумным основанием для веры в любом отношении. Также нет основания для утверждения, что в человеке есть нечто, что должно продолжать жить вечно – такая часть человеческого организма не известна, не доказана и не обнаружена.
Но к Библейскому взгляду на этот вопрос нельзя выдвинуть таких возражений: вполне здраво считать наше существование, душу, существо, тем, чем оно здесь названо – “даром Божьим”, а не нашей неотъемлемой собственностью. Кроме того, он избегает большой и серьезной проблемы, с которой встречается идея языческой философии. Ведь когда языческий философ утверждает, что человек не может погибнуть, что он должен жить вечно, что вечная жизнь не является даром от Бога (как утверждает Библия), но естественным качеством, которым обладает каждый человек, он утверждает слишком много. Такая философия дает вечное существование не только тем, кто воспользовался бы им в хороших целях и для кого оно было бы благословением, но и для тех, кто не воспользовался бы им для блага и для кого оно стало бы проклятием. А Библейское учение (о чем мы уже говорили) заявляет, что этот великий и неоценимо драгоценный дар (Вечная Жизнь) будет дан только верующим и слушающимся Искупителя и Жизнедателя. Остальные, которым он повредил бы, не обладают им не только сегодня, но могут его не получить никогда. “Возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем” (Рим. 6: 23). Злые люди (все, которые, обретя ясное познание истины, будут и впредь сознательно не слушаться ее) будут истреблены из Божьего народа во Второй Смерти. “Будут – как бы их не было”. “В растлении своем истребятся”. Их постигнет “вечная погибель” – погибель навеки, из которой не будет возвращения, не будет воскресения. Они понесут потерю вечной жизни со всеми ее привилегиями, радостями и благословениями – потерю всего, что обретут верные (Деян. 3: 23; Пс. 36: 9, 20; Иов. 10: 19; 2 Фес. 1: 9).
Божий дар вечной жизни дорог для всего Его народа, и для хорошо сбалансированной и последовательной жизни крайне необходимо крепко держать его рукою веры. Только те, кто “держится вечной жизни” (через принятие Христа и посвящение Его служению) могут правильно и с пользой бороться с бушующими ныне жизненными бурями.

Отличие и разница

Но теперь, рассмотрев надежду бессмертия в обычном понимании этого слова (вечная жизнь), и узнав, что вечная жизнь предусмотрена Богом для всех тех из Адамова рода, которые примут ее в “свое время” на условиях Нового Завета, мы готовы сделать следующий шаг и обратить внимание на то, что вечная жизнь и бессмертие – это не синонимы, как обычно считают люди. Слово “бессмертный” означает больше чем силу жить вечно; согласно Писанию, миллионы смогут когда-то наслаждаться вечной жизнью, но только очень ограниченное “малое стадо” станет бессмертным.
Бессмертие является элементом, качеством божественной природы, но отнюдь не человеческой, ангельской или какой-то другой природы кроме божественной. И Христос со Своим “малым стадом”, Своей “невестой”, будут исключениями из всех других созданий в небе или на земле именно потому, что они будут “участниками божественной природы” (2 Пет. 1: 4).

Бессмертна ли человеческая душа; есть ли для нее надежда стать бессмертной?

Мы убедились, что человеческая душа (чувствующее существо) происходит от слияния дыхания жизни (ruach – pneuma) с человеческим организмом, телом, точно так же как в случае животных душ (чувствующих существ), с тем лишь исключением, что человек наделен высшим организмом, лучшим телом, имеющим высшие способности и качества. Поэтому мы сейчас спрашиваем: бессмертны ли все животные? И если ответ будет отрицательным, то мы вынуждены спросить: чем же большим по сравнению с животными обладает человек, что могло бы дать надежду на его бессмертие?
Слова Соломона, как и наши собственные наблюдения, подтверждают, что человек, подобно животным, подвержен смерти: “Как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание [одного рода дух жизни – ruach] у всех” (Еккл. 3: 19). Куда ни глянь: трауры, гробы, могилы, кладбища – все свидетельствует о том, что человек умирает и, следовательно, что он не бессмертен, поскольку слово “бессмертный” означает неподвластный смерти, то есть тот, кто не может умереть. Какой бы ни была надежда человека на бессмертие, оно ему ныне не доступно; в лучшем случае, это можетбыть надежда на какие-то божественные меры в будущем.
Прежде чем мы перейдем к дальнейшему рассмотрению этого вопроса, будет полезно узнать значение слов “смертный” и “бессмертный”, потому что повсеместно существует явное непонимание значения этих слов, что часто ведет к путанице в мыслях.
Слово бессмертный означает не смертный – не подлежащий смерти, нетленный, неуничтожимый, непреходящий. Любое существо, чье существование каким-то образом зависит от другого, или от таких условий, как пища, свет, воздух и т.д., не бессмертно. Сначала это качество было присущим только Иегове Богу, о чем написано: “Отец имеет жизнь в Самом Себе” (Иоан 5: 26). То есть Его существование не является производным, поддерживаемым. Он – Царь вечный, бессмертный, невидимый (1 Тим. 1: 17). Имея эти стихи в качестве веского доказательства в данном вопросе, мы можем не сомневаться, что люди, ангелы, архангелы, или даже Божий Сын до того и во время того, как Он “стал плотью и обитал с нами”, не были бессмертными – все были смертными.
Но слово “смертный” не означает умирающий, а лишь способный умереть – обладающий жизнью, продолжение которой зависит от Бога. Например, ангелы, не будучи бессмертными, смертны, и они могли бы умереть, могли бы быть уничтоженными Богом, если бы восстали против Его мудрого, справедливого и любящего руководства. В Нем (в Его провидении) они живут, двигаются и сохраняют свое существование. Действительно, о сатане, который был таким ангелом света, но стал бунтовщиком, четко сказано, что в свое время он будет уничтожен (Евр. 2: 14). Это не только доказывает, что сатана смертен, но и что ангельская природа является смертной – природой, которая может быть уничтожена ее Создателем. Что касается человека, то он немного умален пред ангелами (Пс. 8: 6) и, следовательно, тоже является смертным, о чем ясно свидетельствует факт, что в течение шести тысяч лет человечество умирает и что даже святым во Христе сказано искать бессмертия (Рим. 2: 7).
Общепринятое определение слова “смертный” – это умирающий, а “бессмертный” – вечный, но оба они неправильны. Чтобы показать неверность этих распространенных определений, мы предлагаем обсудить простой вопрос:

Каким был сотворен Адам – смертным или бессмертным?

В случае ответа: “Адам был сотворен бессмертным”, – мы спросим, как тогда он мог быть под угрозой смерти, а потом даже быть приговоренным к ней? И как он мог умереть, если был неподвластен смерти? И почему же Бог, наказывая его, изгнал его из Едемского Сада подальше от поддерживающих жизнь деревьев жизни, чтобы тот, питаясь ими, не жил вечно? (Быт. 3: 22).
В случае ответа, что человек был сотворен смертным (согласно ложному общепринятому определению – умирающим), мы спросим, как же Бог после непослушания человека мог приговорить его к смерти, если тот уже был умирающим существом и никогда не был другим? И если Адам был сотворен умирающим, то как Бог мог заявить, что его смерть наступила в результате его греха?
Путаница неизбежна, если не принять следующее правильное определение слов “смертный” и “бессмертный”:
Бессмертный – состояние, в котором смерть невозможна, – состояние неподвластности смерти.
Смертный – состояние, в котором смерть возможна, – состояние подвластности смерти, но не обязательно состояние умирания, разве что в случае вынесения смертного приговора.
С этой точки зрения нам сразу видно, что Адам был создан смертным – создан в состоянии, в котором была возможна смерть и была возможна вечная жизнь – в зависимости от того, угождал он или не угождал своему мудрому, справедливому и любящему Создателю. Останься он послушным, он продолжал бы жить доныне – и вечно; но все это время он был бы смертным, подвластным смерти в случае непослушания. Такое состояние отнюдь не было бы неопределенным, потому что Бог, с Которым он имел дело, неизменен. Поэтому до тех пор, пока Адам оставался бы верным и послушным своему Создателю, ему была бы полностью обеспечена вечная жизнь. И неразумно было бы требовать большего, чем это.
Жизненная ситуация Адама до его непослушания была похожей на ситуацию, в которой ныне находятся святые ангелы: он имел жизнь в полной мере – постоянную жизнь, которую мог сохранять вечно, оставаясь послушным Богу. Но поскольку он не был неподвластным смерти, не имел “жизни в самом себе”, а его существование зависело от условий, угодных Его Создателю, то Божье предупреждение, что в случае непослушания он умрет, что-то означало. Оно означало потерю искры жизни, “дыхания жизни”, без которого тело должно было превратиться в прах, а живая душа, т.е. чувствующее существо, перестать существовать. Если бы Адам был бессмертным, неуничтожимым, не подлежащим смерти, то Божий приговор был бы лишь пустой угрозой. Но поскольку Адам был смертным, могущим умереть, подвластным смерти без предусмотренной Его Создателем поддержки, он умер, как сказано, “в день” своего непослушания (смотрите 2 Пет. 3: 8).
Если кто думает, что Библия пестрит такими выражениями как бессмертная душа, не умирающая душа, никогда не умирающая душа и т.д., лучшее, что мы можем посоветовать, это взять Библейскую Симфонию и поискать эти и подобные им слова. Их там не найти. Поэтому искренние искатели истины очень быстро убедятся, что большинство христиан столетиями (по крайней мере, мысленно) много добавили к Божьему Слову, для собственного же замешательства.
Согласно Писанию, ангелы имеют вечную жизнь, но они смертны: другими словами, вечность их ангельского существования не исходит из того, что они бессмертны, неподвластны смерти (и поэтому не могут быть уничтожены их Создателем), но из того, что Он желает, чтобы они жили так долго, пока будут вести свою жизнь согласно Его справедливому и полному любви порядку. Это легко продемонстрировать: разве не был сатана одним из святых ангелов до того, как согрешил через гордость и амбицию? И разве не стал он одним из тех нечестивых (сознательно, умышленно сопротивляющихся Богу), о которых написано: “Всех нечестивых [Бог] истребит” – “которые подвергнутся наказанию, вечной погибели” (Пс. 144: 20; 2 Фес. 1: 9). Обратите внимание на предельно ясное высказывание об уничтожении сатаны, применимое, в принципе, ко всем, кто следует его злому примеру и сознательно, намеренно отвергает божественные условия (Евр. 2: 14).
В то самое время, как Писание действительно говорит о смертности человека и, по сути, почти во всех отношениях сводится к взаимоотношениям человека с Богом, оно не менее конкретно говорит другим способом о смертности ангелов, заявляя, что Христос – “единый, имеющий бессмертие” (1 Тим. 6: 16) – Отец, как всегда, является исключением (1 Кор. 15: 27). Мы уже убедились, что наш Господь Иисус получил бессмертие (являющееся элементом, качеством исключительно божественной природы) при Своем воскресении в награду за верное послушание воле Отца ценой самопожертвования – “даже до смерти, и смерти крестной; посему и Бог превознес Его”. Хотя Он всегда был выше других как “Единородный”, это превознесение возвысило Его, по словам апостола, намного выше ангелов, властей, сил и всякого имени, именуемого в небе и на земле (Еф. 1: 21).
Поэтому ясно (из объявленного Богом в этом отношении), что только Он Сам и Его Единородный Сын обладали этим качеством бессмертия в то время, когда апостолы писали свои послания. Фактически, если бы Единородный был бессмертным раньше Его превознесения, Он не мог бы стать Спасителем мира, потому что не мог бы умереть. Ведь, согласно божественному условию, чтобы быть нашим Искупителем, Он должен был умереть. Написано: “Христос умер за грехи наши” и после этого был превознесен к бессмертию.
В Ветхом Завете надежда на будущую вечную жизнь представлена неясно, а о бессмертии тем более не упоминается. Фактически, вдохновенный апостол говорит, что наш Господь Иисус “разрушил смерть [сломил ее власть над человеком] и явил жизнь и нетление чрез благовестие” (2 Тим. 1: 10). Это показывает две особенности: (1) что жизнь в совершенстве, вечная жизнь, отличается от бессмертия, невозможности быть уничтоженным; (2) что ни одно из этих великих благословений не было показано или доступно раньше Евангелия – “великого спасения, которое было сначала проповедано Господом” (Евр. 2: 3).
Что же Евангелие нашего Господа “являет” в отношении этих двух великих благословений – жизни и бессмертия?
(а) Оно показывает, что по божественной благодати наш Господь купил весь мир потомков Адама, обеспечив таким образом каждому члену человеческого рода возможность вернуться из смерти к жизни – другими словами, оно заявляет о наступающих “временах реституции всего, что говорил Бог устами всех святых Своих пророков от века”. Реституция в ее наивысшем и окончательном значении будет означать выведение восстанавливаемых людей не только из гроба, но и из различных степеней смерти (представленных в болезни и несовершенстве) к жизни – вечной жизни, какой Адам наслаждался до своего непослушания. Евангелие Христа уверяет нас, что полная возможность получить это благословение жизни будет дарована всем на разумных условиях Нового Завета – “в свое время” (1 Тим. 2: 6).
(б) Свет Христова Евангелия показывает особенное положение в божественном плане, предусматривающее особое призвание, испытание и подготовку небольшого числа Его созданий к чему-то большему, чем моральное и умственное подобие к Нему – приглашение до такой степени подчинить себя воли Отца и доказать свое верное послушание Ему, чтобы Он мог сделать их “новыми творениями”, “образом ипостаси Его” и “участниками божественной природы” – выраженным составным элементом которой является бессмертие. Вот что огласил, явил наш Господь Иисус в Своем Евангелии Божьей благодати.
С удивлением мы спрашиваем: на кого из Божьих святых – ангелов, херувимов или серафимов – распространяется такой высокий призыв? Евангелие Христа отвечает, что он вообще не распространяется на ангелов, а лишь на Сына Человеческого и Его “невесту”, которая должна быть избрана из тех, кого Он искупил Своей собственной драгоценной кровью.
Помыслите о Том, Кто ради предлежавшей Ему радости претерпел крест, пренебрегши посрамление, и теперь, как результат, сел одесную (почетное место) Божьего престола. Он был богат, но обнищал ради нас. Поскольку человек и род, который надо было искупить, был человеческим, Он должен был стать человеком, чтобы дать выкуп, т.е. соответствующую цену. Поэтому Он уничижил Себя, приняв образ раба. А когда Он по виду стал как человек, то смирил Себя даже до смерти – даже до самого унизительного вида смерти – смерти на кресте. “Посему и Бог превознес Его [к обещанной божественной природе, при Его воскресении] и дал Ему имя выше всякого имени [имя Иеговы было исключением (1 Кор. 15: 27)]” (Евр. 12: 3, 2; 2 Кор. 8: 9; Фил. 2: 8, 9).
“Достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость, и крепость, и честь, и славу, и благословение” (Отк. 5: 9-12).
Щедрость божественной милости вполне могла ограничиться превознесением этой великой и достойной Личности, но нет: Бог, Отец, предусмотрел, чтобы Иисус Христос, как Вождь, вел общество Божьих сынов к “славе, чести и бессмертию” (Евр. 2: 10; Рим. 2: 7), однако каждый из них должен быть духовной “копией”, т.е. подобием, “Первородного”. В качестве величественной иллюстрации божественного всемогущества и в качестве колоссального опровержения всех эволюционистских теорий, Бог решил призвать на это почетное место (“невесты”, “жены Агнца” и “сонаследницы” – Отк. 21: 2, 9; Рим. 8: 17) не ангелов и херувимов, а некоторых из грешников, искупленных драгоценной кровью Агнца. Бог выбрал количество, которое будет таким образом возвеличено (Отк. 7: 4), и предопределил, каковы должны быть их характеристики, чтобы они сделали свое призвание и избрание соответствующим месту в том обществе, которое должно быть так высоко почтено. А все остальное оставлено Христу, который ныне действует так, как до тех пор действовал Отец (Иоан. 5: 17).
Евангельский век (от Пятидесятницы до установления Царства во втором пришествии) – это время для выбора избранного класса Невесты Христа, именуемого “Церковью”, “телом Христа”, “царственным священством” и “семенем Авраама” (Гал. 3: 29). А продолжающееся позволение зла предназначено для развития этих “членов тела Христа”, а также для того, чтобы предоставить им возможность жертвовать тем малым и искупленным всем, что у них есть, в служении купившему их Своей драгоценной кровью. Еще оно предназначено для развития в их сердцах духовного подобия к Нему, чтобы в конце этого века, когда они будут представлены Отцу их Господом и Спасителем, Бог мог увидеть в них “образ Сына Своего” (Кол. 1: 22; Рим. 8: 29).
Награда “славы, чести и бессмертия”, со всеми особенностями божественной природы, не была дана “Первородному” до тех пор, пока Он не закончил Свой путь завершением Своей жертвы и послушанием до смерти. Так же будет и в случае Церкви, Его “невесты” (считающейся единым целым и воспринимаемой коллективно). Наш Господь, Первородный и Вождь, “вошел в славу Свою” при воскресении: тогда Он полностью стал участником божественной природы, родившись из мертвых, “родившись от Духа”; тогда Он был превознесен к престолу и высочайшей милости (“одесную” Бога). И Он пообещал, что Его Церковь, Его “невеста”, тоже изменится в воскресении с помощью божественной силы из человеческой природы к славе, чести и бессмертию божественной природы (Евр. 13: 20; 2 Пет. 1: 4).
Непосредственно о “воскресении” Церкви написано: “Сеется в тлении, восстает в нетлении [бессмертии]; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное [животное], восстает тело духовное” (1 Кор. 15: 42-44, 49).
Условия, выдвигаемые всем желающим сделать свое призвание и избрание соответствующим этому почетному положению, – это трудное, но, все-таки, “благоразумное служение”. И в качестве возмещения верным обещана “слава, честь и бессмертие” “божественной природы” – они разделят с Искупителем Его возвышение к положению “превыше ангелов”, если они разделят с Ним Его унижение, ступая Его следами, следуя Его примеру в настоящее время, когда злу дозволено господствовать.
Обратите особое внимание на то, что в Господнем Слове всякое обетование или упоминание надежды бессмертия обращено к этой особо избранной Церкви. Именно эту неотъемлемую жизнь имел в виду наш Господь, говоря: “Как Отец имеет жизнь в Самом Себе [жизнь, не нуждающуюся в поддержке – бессмертие], так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе [бессмертие]”, и Он даст ее тем, кому пожелает – Его невесте, Его Церкви – “членам Его тела” (Иоан. 5: 26; Еф. 3: 6).
Два греческих слова переводятся как “бессмертие”:
(1) “Athanasia”, которому Стронг дает определение “бессмертие”. Это слово встречается только в следующих стихах:
“Тленному сему надлежит облечься в нетление [athanasia – бессмертие]” – относится к первому воскресению, в котором имеет удел только Церковь (1 Кор. 15: 53).
“Когда же тленное сие облечется в нетление [athanasia – бессмертие]” – относится к тому же первому воскресению Церкви (1 Кор. 15: 54).
“Единый имеющий бессмертие [athanasia]” – относится к нашему Господу Иисусу, как всегда исключая из сравнения Отца (1 Тим. 6: 16).
(2) “Aphtharsia” и “aphthartos” (от того же корня) дважды переводятся (в англ. переводе) как “бессмертие, и один раз – “бессмертный”, но было бы правильнее, если бы они переводились “нетление” и “нетленный”, как в основном их переводят лексикографы. Вот все примеры этих слов в Библии:
“Тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия [aphtharsia – нетления]” (Рим. 2: 7).
“Сеется в тлении, восстает в нетлении [aphtharsia]” (1 Кор. 15: 42).
“Плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления [aphtharsia]” (1 Кор. 15: 50).
“Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление [aphtharsia]” (1 Кор. 15: 53).
“Когда же тленное сие облечется в нетление [aphtharsia]” (1 Кор. 15: 54).
“Благодать со всеми, неизменно [aphtharsia – нетленно] любящими Господа нашего Иисуса Христа” (Еф. 6: 24).
“Иисуса Христа, разрушившего смерть и явившего жизнь и нетление [aphtharsia] чрез благовестие” (2 Тим. 1: 10).
“В учительстве чистоту, степенность, неповрежденность [aphtharsia – нетление]” (Тит. 2: 7).
“Славу нетленного [aphthartos] Бога” (Рим. 1: 23).
“Те для получения венца тленного, а мы – нетленного [aphthartos]” (1 Кор. 9: 25).
“Мертвые [Церковь] воскреснут нетленными [aphthartos]” (1 Кор. 15: 52).
“Царю же веков нетленному [aphthartos], невидимому, единому премудрому Богу” (1 Тим. 1: 17).
“К наследству нетленному [aphthartos], чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для вас” (1 Пет. 1: 4).
“Возрожденные не от тленного семени, но от нетленного [aphthartos]” (1 Пет. 1: 23).
“Сокровенный сердца человек в нетленной [aphthartos] красоте кроткого и молчаливого духа” (1 Пет. 3: 4).
Суть этого слова – “то, что не может портиться, разлагаться, терять ценность”. Поэтому “aphtharsia” во многих отношениях является эквивалентом слова “athanasia”, т.е. “бессмертие”, если применяется к чувствующему существу. Ведь то, что, имея жизнь, не подвластно смерти, можно по праву назвать нетленным.

Надежда человечества на вечную жизнь

Самые смелые и самые способные ученые и эволюционисты пытались доказать, что человеческая жизнь не являлась даром от Создателя. Теоретически они вывели человека и всех животных (через эволюционный процесс) из микроскопического эмбриона – из протоплазмы, которую проф. Хексле назвал “физической основой жизни”. Им хотелось бы каким-то образом проигнорировать Создателя и Жизнедателя полностью, но, фактически, они не сумели предложить ни одного способа, которым даже протоплазма могла бы получить жизнь из инертного вещества. Следовательно, до этой степени они вынуждены признать великую первопричину жизни. Но у почтительного исследователя Библии не должно возникать никаких проблем с принятием библейского утверждения, что один Бог является Великой Первопричиной, источником жизни, из которого вышла всякая жизнь на всяком уровне. Как говорит апостол, все от Отца и все через Сына, и мы через Него (1 Кор. 8: 6). Христианин находит доказательства о Создателе не только в книге Природы, но и в Библии он видит выраженное и особое откровение того Создателя и того творения. Он принимает как факт утверждение, что Бог создал наших первых родителей, наделил их жизнью и предусмотрел продолжение ими рода чувствующих существ, душ, их вида, точно так же, как Он предусмотрел подобный процесс среди животных.
Оглядываясь назад в Едем, мы видим Адама и Еву в их совершенстве, обладающих моральными и интеллектуальными способностями по подобию их Создателя и, поэтому, намного превосходящих подчиненных им животных. Это души более высокого уровня, благодаря высшему и более утонченному организму. И мы спрашиваем: какова была цель Бога в создании человека? Если говорить о животных, то Господь, очевидно, задумал, чтобы они жили несколько лет, а потом умирали, уступая место другим из их рода; чтобы они служили для радости и удобства человека, их господина, который в своем совершенстве был милостивым господином. Но как насчет человека? Родился ли человек, чтобы умереть, как животное? Мы только что убедились, что он не обладал качеством бессмертия, но мы находим убедительное свидетельство о том, что Бог позаботился о вечной жизни всех, кто достигнет надлежащего состояния: этот дар не означает наделения человека бессмертными способностями и качествами, но добрую волю и цель его Создателя, только благодаря которой он “живет и двигается, и существует” (Деян. 17: 28).
Иногда, думая поверхностно, кто-то может утверждать, что человек бессмертен, неуничтожим, потому что наука установила, что “материя неуничтожима”. Но, как уже говорилось, материя – это не человек, это не душа и не существо, не предмет. Тело – это материя, но чтобы быть телом человека, материя должна иметь особое, специфическое строение, и прежде чем она станет человеком, т.е. душой, должен быть добавлен дух жизни. Никто не будет утверждать, что организм неуничтожим, следовательно, любой разумный человек может понять, что существо (душа), основанное и зависимое от организма, может быть уничтожено. Кроме того, этому абсурдному рассуждению или, скорее, неумению рассуждать, пришлось бы аналогично утверждать, что все насекомые и рептилии бессмертны и неуничтожимы. Существует огромная разница между уничтожением инертной материи и уничтожением существа.
Согласно написанному, Бог сказал нашему отцу Адаму, что ему обеспечена жизнь до тех пор, пока он будет оставаться послушным сыном Бога – что только непослушание может подвергнуть его (существо, душу) смерти. Это же Писание говорит нам о непослушании наших первых родителей и о божественном вынесении смертного приговора в наказание за грех. И нам надо обратить особое внимание на речь нашего Господа в отношении этого приговора. Бог не говорил этих слов бессознательному телу, прежде чем оно было оживлено. Бог не обращался также к дыханию, духу жизни, являющемуся лишь оживляющей силой, не наделенной разумом. Он обращался к Адаму, душе, разумному, чувствующему существу, когда он уже был полностью создан. И мы все согласимся с тем, что это был разумный и единственно верный путь – обращаться только к душе, к существу. Теперь обратите внимание на слова Господа: “В день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь”.
Когда Адам преступил божественный закон и попал под его приговор, согласно которому его душа должна была умереть, Господь мог осуществить Свое наказание в виде мгновенной смерти, но вместо этого Он только лишил его особой, предусмотренной Им возможности продления его жизни, тем самым позволив умирать Адаму постепенно. Условием жизни, как нам сказано, являлось наличие особого сада дающих жизнь деревьев, благодаря плодам которых человеческая жизнь могла продолжаться, пополняя ежедневно свои потери и не зная тления. Как только человек стал преступником, он был лишен доступа к этим деревьям жизни, саду жизни, поэтому, подобно подчиненным ему животным, он стал подвержен смерти. Однако в случае человека смерть названа “проклятием”, поскольку она наступила в результате нарушения божественных норм. А так как был проклят царь земли, проклятие лежит на его владении и на всех его подчиненных, животных. Поскольку царь утратил свое совершенство, то все владение пришло в упадок.
Кроме того, дети Адама не могли получить от него (как родителя) тех прав, привилегий и физического совершенства, которых он лишился и которые терял. В результате (как свидетельствует Писание) весь род Адама попал вместе с ним под проклятие – смерть. Поэтому, как создания по образу Бога, наделенные интеллектуальными способностями оценивать вечную жизнь, мы поднимаем взоры к Богу, чтобы увидеть, не может ли безграничная мудрость, безграничная любовь, безграничная справедливость и безграничная сила вместе создать план спасения человека, в котором Бог может быть и справедливым, и оправдывающим верующего в Иисуса (Рим. 3: 26).
И эта надежда не напрасна. В Писании открыто, что Бог позаботился посредством Христа о воскресении мертвых, о реституции человека к его прежнему состоянию. Правда, существуют ограничения и условия, и не все возвратятся к божественной милости, но возможность возвратиться будет предоставлена всем. И велика вероятность того, что большинство потомства Адама, познав истину, благодарно примет Божью благодать через Христа и подчинит свою жизнь закону Нового Завета через веру в Искупителя.
Однако не нам отвечать, как и никому другому, на вопрос, на который наш Господь отказался отвечать, а именно: “Неужели мало спасающихся?”(Лук. 13: 23). Самое большее, что мы имеем честь сделать, это указать на “выкуп за всех”, данный нашим Господом, и на обетование, что в “свое время” все придут к знанию этой великой истины и возможности получить вечную жизнь от Него – великого Света, Которому еще предстоит “просветить всякого человека, приходящего в мир” (1 Тим. 2: 4-6; Иоан. 1: 9). Мы должны повторять, и повторяем во время этого века, слова Учителя всем имеющим “уши слышать”: “Подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти и не возмогут. Когда Хозяин дома встанет и затворит двери...” (Лук. 13: 24, 25). Другими словами, призвание, единственное призвание этого Евангельского века – это призвание к узкому пути самопожертвования. И нельзя, чтобы какая-то потеря интереса замедлила наш бег за великой наградой бессмертия, предложенной ныне. Когда количество “избранных” будет полностью набрано, а великая скорбь конца этого века даст понять, что Церковь собрана и прославлена, будет много таких, которые по-другому посмотрят на мирские пустяки, мешающие им ныне выполнять свои обеты посвящения.
Божий план спасения для рода Адама в целом заключается в том, чтобы во время Тысячелетия предоставить каждому его члену предложение вечной жизни на условиях Нового Завета, запечатанного за всех драгоценной кровью Агнца. Но нигде нет и намека на то, что бессмертие (Божественная Природа) будет когда-нибудь предложено или даровано кому-то, кроме “избранной” Церкви Евангельского века – “малого стада”, “Невесты, Жены Агнца”. Для других из Адамова рода будет предложена “реституция” (Деян. 3: 19-21) к жизни, здоровью и совершенству человеческой природы – к тому, чем обладал Адам (как земной образ Бога) до потери им благодати и падения в грех и смерть. И когда в конце Тысячелетнего века все послушные люди достигнут всего, что было утрачено в Адаме и искуплено Христом, тогда все, вооруженные полным знанием и опытом, и, следовательно, способные выдержать испытание, будут строго испытаны (как был испытан Адам), но уже индивидуально (Отк. 20: 7-10). И только тем, кто всем сердцем (а также поведением) будет на стороне Бога и Его праведных порядков, будет позволено перейти из Тысячелетия в вечное будущее, “от века до века”. Все остальные будут уничтожены во Второй Смерти – “истреблены из народа” (Деян. 3: 23).
Тогда уже не будет ни смерти, ни стона, ни плача, но не потому, что победители Тысячелетнего века увенчаются бессмертием, а потому, что, научившись различать добро и зло с его последствиями, их сформировавшиеся характеры будут в совершенном согласии с Богом и праведностью, и за плечами у них уже будет испытание, доказывающее, что у них не было бы желания грешить, если бы на то у них появилась возможность и за это не было бы наказания. Они не будут иметь жизни в самих себе, а по-прежнему будут зависеть от Божьего обеспечения пищей и т.п. для поддержания жизни. Сравните Отк. 21: 4, 6, 8; 7: 16; Мат. 5: 6.
Поскольку проклятие навлекло смерть на человечество, то его устранение означает устранение всех правовых препятствий для возвращения человека ко всем изначальным благословениям, дарованным ему в Едеме. Но человек, ныне испорченный и несовершенный умственно, морально и физически, не достоин, как когда-то был Адам, наслаждаться совершенствами Едема, Райского состояния. Поэтому божественная цель заключается в том, чтобы во “времена реституции”, в течение Тысячелетнего века, человечество, за чьи грехи было совершено примирение смертью Господа Иисуса, смогло возвратиться посредством Него, Жизнедателя и Освободителя, из рабства греха и смерти ко всей полноте совершенства первоначального подобия Бога. Кроме того, как видим, в божественном плане предусмотрено, чтобы человеческий опыт с грехом был уроком, оказывающим вечное влияние на некоторых, давая им представление (из личного опыта) о “крайней греховности греха” и его обязательном наказании, смерти – чтобы, познав во время Тысячелетнего века праведность, правду, доброту, любовь со всеми милостями и качествами божественного характера, желающие и послушные смогли так осознавать и ценить привилегию вечной жизни, как отец Адам никогда бы не осознавал и не оценил.
По этой причине умирание было постепенным процессом для всего человечества, и по этой же причине воскресение должно быть постепенным процессом: шаг за шагом, так сказать, человечество будет подниматься выше, выше и выше из трясины греха, из ужасной ямы деградации и смерти к благородным высотам совершенства и жизни, с которых оно упало в лице отца Адама. Единственным исключением из этого общего плана для мира, согласно тому, что нам представлено в Писании, являются немногие приведенные к согласию с Богом заранее – семя Авраама, естественное и духовное (Гал. 3: 29; Евр. 11: 39, 40).
Во всем этом Библейский свет – тема бессмертия – сияет удивительным светом. Он открывает чистый путь для общего “дара Божьего, вечной жизни”, предусмотренного для всех, в ком Искупитель увидит желание принять его на единственных условиях, на которых он может быть благословением. И он оставляет недостойных справедливому наказанию, навеки провозглашенному великим судьей всех:
“Возмездие за грех – смерть” (Рим. 6: 23).
Душа согрешающая, та умрет” (Иез. 18: 4, 20).
“Не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев [проклятие, смерть] Божий пребывает на нем” (Иоан. 3: 36).
Таким образом, и в этой, и в других темах мы видим, что философия Божьего Слова – глубже, чище и намного рациональнее, чем языческие системы и теории. Да будет Богу хвала за Его Слово Истины и за сердца, склонные принимать его как откровение Божьей мудрости и силы!
Но не восклицает ли сомнение: – Как Бог сможет полностью воспроизвести миллионы жителей Земли в воскресении, чтобы каждый узнал себя и воспользовался воспоминаниями о пережитом в нынешней жизни? – Мы отвечаем, что даже человек в состоянии сохранить свои слова и воспроизвести их на фонографе; насколько больше наш Создатель может воспроизвести для всего человечества такие части мозга, которые полностью воспроизведут каждое чувство, мысль и событие. Скорее всего, слова Давида о Божьей силе можно применить пророчески к воскресению или описательно к первому рождению. Он говорит:
“Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это. Не сокрыты были от Тебя кости мои [организм], когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы [анг. земли]. Зародыш мой видели очи Твои; в твоей книге записаны все дни, для меня назначенные [анг. в Твоей книге все члены мои записаны, которые постепенно формировались], когда ни одного из них еще не было” (Пс. 138: 14-16).