ГЛАВА I

ФАКТ И ФИЛОСОФИЯ
ПРИМИРЕНИЯ

С точки зрения Библии они лежат в основе Христианской доктрины – Три взгляда на данный предмет – “Традиционный взгляд”, “Нетрадиционный взгляд”, Библейский взгляд, который объединяет и согласовывает оба – Теория эволюции противоречит Истине на эту тему – Достигнутое примирение с божественной Справедливостью – Примирение Церкви в процессе осуществления – Примирение мира в будущем – Окончательные величественные результаты после того, как освободится посреднический трон и Царство.

Доктрина Примирения лежит в самой основе Христианской религии. А поскольку этот предмет занимает самое важное место в теологии, крайне необходимо ясно его понимать, о чем среди христиан в целом существует единомыслие. Но хотя в Примирение веруют, его несколько недопонимают. Разные теории и представления о нем – бессвязны и туманны, а вера, построенная на этих бессвязных и туманных взглядах относительно основополагающей доктрины, неизбежно оказывается столь же шаткой, слабой и туманной. И наоборот, если этот важный предмет будет ясно виден (во всем величии пропорций, согласованных в Божьем Слове) как основа божественного плана спасения, он не только прочно утвердит веру, укореняя и основывая ее на правильных принципах, но послужит также проводником, чтобы различить истину и заблуждение во всех аспектах веры. Когда основа будет прочно заложена и ясно различима, а каждый аспект веры, построенный на ней, будет точно соответствовать линиям этой основы, то вся надстройка веры будет совершенной. Мы покажем позже, что к соприкосновению с этим пробным камнем можно привести каждое учение и теорию, и с его помощью быстро установить в них пропорцию золота и золы.

Есть два основных взгляда на Примирение:

  1. Известный как традиционный взгляд, состоящий в том, что человек, как правонарушитель божественного закона, навлек на себя божественное осуждение – “гнев”, и что Бог, сдерживаемый Справедливостью от снятия обвинения с грешника, предвидел справедливое искупление для него, и, таким образом, предвидел прощение его грехов через жертву Христа. Все это дело удовлетворения требований Справедливости, чтобы сделать грешника приемлемым для Бога, называется делом Примирения.
  2. Известный как нетрадиционный взгляд на Примирение (в одно время представляемый, главным образом, унитариями и универсалистами, однако быстро и широко распространившийся недавно в каждой части христианства), подходит к данному вопросу с противоположной стороны: он не предполагает никакого требования жертвы со стороны божественной справедливости за преступление грешника; он отрицает, что Божий гнев представлен в каком-то особом смертном приговоре; он не признает “проклятия”. Он утверждает, что Бог желает и ждет приближения человека, не ставя никаких преград на пути, не требуя никакого примирения за человеческий грех, а требуя исключительно того, чтобы человек оставил грех и стремился к праведности, тем самым приходя к единству с Богом, – примирился с Богом. Посему этот взгляд обычно именуется Примирением и воспринимается в значении гармонии с праведностью, несмотря на методы, которыми человечество может быть приведено к этому состоянию: примирение за грех рассматривается с точки зрения заглаживания вины самим грешником или как безоговорочное прощение Богом. С такой точки зрения наш Господь Иисус и все Его последователи имеют удел в примирении в том смысле, что они учили и побуждали человечество обратиться от греха к праведности, но не в смысле жертвы за грех или выкупа.
  3. Взгляд, который мы признаем как библейский, но которым в основном пренебрегали теологи, охватывает и сочетает оба предыдущих взгляда. Мы постараемся показать, что библейская доктрина Примирения ясно учит:

(а) Что человек был создан совершенным, по образу Бога, но в результате сознательного неповиновения не устоял в этом и подпал под приговор гнева, “проклятие”, и так весь человеческий род стал “детьми гнева” (Еф. 2: 3).
(б) Хотя Бог справедливо приводил в исполнение приговор Своего закона (смерть) на Своем непослушном создании, к тому же без милосердия, в течение более четырех тысяч лет, однако к этой справедливости и верности принципам праведности присоединился дух любви и сострадания, который задумал способ, то есть план, спасения (предусматривающий полное возмещение), благодаря которому Бог по-прежнему мог оставаться справедливым, применяя Свои справедливые законы против грешников, и при этом мог оправдывать всех, кто верует в Иисуса (Рим. 3: 26). Благодаря этому плану все осужденные могут освободиться от приговора без малейшего нарушения Справедливости, но с такой демонстрацией божественной любви, мудрости и силы, которая окажет честь Всемогущественному и станет благословением для всех Его созданий, человеческих и ангельских, путем намного большего, чем когда-либо раньше, открытия всем многоразличной премудрости и милости Бога (Еф. 3: 10).
(в) Ради осуществления этого плана Примирения с божественным законом (который нарушил отец Адам) умер наш дорогой Искупитель “для выкупа всех: в свое время свидетельство” (1 Тим. 2: 6, Diaglott).
(г) Но жертва за грехи не завершает дела Примирения, разве что речь идет об удовлетворении требования Справедливости. На основании выкупа, данного Справедливости, сделан полный перевод со счета человека, следовательно, положение его дел, его задолженность и т.п. целиком переведены на счет Господа Иисуса Христа, Который дает Справедливости полное удовлетворение ее претензий к Адаму и его роду. Так Иисус, на основании этой “купли” Своей собственной драгоценной кровью, является теперь владельцем, господином, “Господом всех” (Рим. 14: 9).
(д) Одной задачей в этом плане для Адама и его рода было аннулирование их смертного приговора, который за все время своего существования сдерживал Любовь от каких бы то ни было усилий возвратить осужденного, чьи привилегии будущей жизни при любых обстоятельствах были полностью упразднены – уничтожены.
(е) Другой задачей было помещение падшего рода за пределы досягаемости божественной Справедливости, под особое попечение Иисуса, Который в качестве представителя Отцовского плана предлагает не только удовлетворить требования Справедливости, но и берет на Себя наставление, исправление и реституцию всех тех из числа грешного рода, которые со своей стороны проявят стремление к согласию со Справедливостью. В конечном итоге Он передаст их Справедливости божественного закона, но тогда они будут настолько усовершенствованными, что смогут выдержать ее совершенные требования.
(ж) Хотя первоначально единственным разделяющим фактором между Богом и человеком был божественный приговор, сегодня, после шести тысяч лет упадка, деградации и отчуждения от Бога посредством злых дел – вследствие неведения, суеверия и хитростей Противника, а также ложного представления людям божественного характера и плана – мы обнаруживаем, что послание милости и прощения остается без внимания. И хотя с того времени, как был принят выкуп, Бог открыто заявляет, что теперь Он готов принимать грешников обратно к единству с Собой и к вечной жизни посредством заслуги Христовой жертвы, большинство людей все равно неохотно верит благой вести и, соответственно, неохотно принимает ее условия. Некоторые настолько введены в заблуждение софистическими доводами сатаны, которыми он прельстил все народы (Отк. 20: 3), что они не верят даже в существование Бога. Другие верят в Него как в великого и могущественного противника, не имеющего любви и сочувствия, готового и страстно желающего мучить их в течение всей вечности. Других смущает Вавил противоречивых сообщений, которые доходят до них, относительно божественного характера, и они не знают чему верить, поэтому в их стремлении приблизиться к Богу им мешают опасения и неведение. Поэтому, фактически, число тех, кто все-таки воспользовался возможностью приблизиться к Богу через Христа, сравнительно невелико – “малое стадо”.
(з) Однако жертва за грехи не предназначалась лишь для некоторых, но для “многих”, “для всех”. И часть божественной программы заключается в том, что Тот, Кто искупил всех Своей драгоценной кровью, в конечном счете доведет до сведения всех людей, “всего творения”, благую весть об их привилегии возвратиться, при божественной милости, к примирению с их Творцом.
(и) До сих пор только Церковь получила пользу от Примирения, да и то косвенно. Но учение Священного Писания говорит о том, что эта Церковь будет составлять священническое Царство, “царственное священство”, вместе с Христом, Царским Первосвященником, и в течение Тысячелетнего века этот Небесный класс Царства, это царственное священство, будет совершенным и всесторонним образом заниматься устранением слепоты, которую сатана, заблуждение и деградация навели на человечество; будет возвращать к полному примирению с Богом всех желающих из всех родов земли.
(й) Этому соответствует утверждение апостола, что мы, верующие, Церковь, получили Примирение. Что касается Бога, то Примирение было совершено восемнадцать столетий назад, к тому же за всех. Но только верующие приняли его в смысле обретения возможности, предоставленной таким образом милостью Бога. Остальное человечество ослеплено. “Для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога невидимого” (2 Кор. 4: 4).
(к) Этой мысли также соответствует утверждение Священного Писания, что первым делом Христа в связи с Его Тысячелетним царствованием, будет вязание, или ограничение, сатаны, чтобы он уже не прельщал народы в течение тысячи лет (Отк. 20: 3); а также многочисленные высказывания пророков о том, что, когда Царство Бога будет установлено на земле, знание Господа наполнит всю землю, как воды наполняют большие глубины, и никому не потребуется говорить ближнему: “Познай Господа” (Евр. 8: 11); а также просьба в Господней молитве: “Да придет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле”. Все это говорит о том, о чем выразительно сказал апостол: Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим. 2: 4).
(л) Примирение на обоих его этапах (удовлетворение Справедливости и возвращение к согласию и примирению с Богом тех Его созданий, которые при полном свете и знании воспользуются привилегиями и возможностями Нового Завета) будет завершено с окончанием Тысячелетнего Века, когда все добровольно и сознательно отвергшие божественную милость, предложенную во Христе, будут “истреблены из народа” в “вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его” уничтожением, из которого уже не будет надежды возвратиться через будущее воскресение (Деян. 3: 23; 2 Фес. 1: 9).
(м) Тогда великое дело Примирения будет завершено, и все на небе и на земле будет в согласии с Богом, прославляя Его за всю Его щедрость и милость во Христе. Там уже не будет ни смерти, ни стона, ни боли, ибо прежнее прошло – как результат дела Примирения, начатого умилостивлением Справедливости жертвой нашего Искупителя и законченного полным примирением всех, признанных достойными вечной жизни.

С какой бы стороны ни смотреть на слово Примирение, следует признать, что само его употребление (Примирение между Богом и человеком) говорит о трудности, разногласии, противостоянии, существующем между Творцом и созданием – иначе они были бы заодно, и с любой точки зрения не было бы никакой необходимости в деле примирения. Здесь нам хорошо видно крайнее противоречие, существующее между Библией и современным учением Эволюции, которое, особенно за последние тридцать лет, просочилось в веру христиан всех вероучений, заметно проявляя себя в теологических школах и с главных трибун христианства.

Теория Эволюции отрицает падение человека; отрицает, что он когда-либо был в образе и подобии Бога; отрицает, что он когда-либо находился в необходимом состоянии, чтобы быть на испытании перед судом строгой Справедливости; отрицает, что он когда-либо согрешил на таком испытании, и что он когда-либо был приговорен к смерти. Она утверждает, что смерть это далеко не наказание, а лишь еще один шаг в процессе эволюции. Она считает, что человек, вместо того, чтобы отдаляться от образа и подобия Бога к греху и деградации, все больше поднимался от состояния обезьяны к образу и подобию Бога. Наверное, последующими логическими шагами этой теории будет отрицание того, что вообще возможна какая-то справедливость со стороны Бога, осуждающего человека за то, что тот поднялся от низшего к высшему уровню, и, как следствие, отрицание того, что Справедливость могла принять жертвоприношение за грех человека, если не было никакого греха со стороны человека, чтобы требовать такую жертву. Согласно с этой мыслью она утверждает, что Христос не был жертвоприношением, жертвой за грехи, – разве что в таком смысле, сказали бы они, как любой патриот мог бы пожертвовать собой ради своей страны – то есть, что Он сложил свою жизнь, помогая поднимать человечество к большим свободам и привилегиям.

Но мы видим, что Божье Слово целиком и полностью противоречит всей этой теории, поэтому не может быть и речи о каком-то согласии между учением Писания и учением эволюции, ложно названным наукой. До какой степени кто-нибудь верит в теорию Эволюции, до такой степени он не верит в теорию Священного Писания. Но мы, все-таки, находим большое число христиан, напрасно стремящихся и пытающихся согласовать эти два противоположные учения. До какой степени они придерживаются теории Эволюции, до такой степени они лишаются единственного основания для веры, предусмотренного Богом, до такой степени они предрасположены к дальнейшим заблуждениям, которые Противник непременно предложит их вниманию – заблуждениям, представленным столь убедительно (с точки зрения светски мудрых), что они, будь это возможным, прельстили бы даже избранных. Но избранные будут иметь “веру, однажды преданную святым”; избранные будут держаться доктрины Примирения, представленной в Писании; избранные будут таким же образом защищены от каждого пункта и черты теории Эволюции, ведь избранные будут научены Богом, и прежде всего относительно этой доктрины Примирения, лежащей в самом основании богооткровенной религии и христианской веры.

Священное Писание предельно ясно свидетельствует о том, что Бог создал человека по Своему собственному образу и подобию – умственному и моральному; что человек, земное существо, был моральным и интеллектуальным образом, то есть подобием, своего Создателя, духовного существа. Оно говорит об общности человека с его Творцом вначале. Оно говорит, что Творец одобрил его как дело Своих рук, и назвал его “хорошим весьма”, весьма приемлемым, весьма приятным. Оно показывает, что совершенному Адаму была предложена жизнь или смерть; и то, что он стал грешником, было сознательным и добровольным поступком с его стороны, поскольку сказано, что Адам не был “прельщен”. Оно говорит о начале исполнения смертного приговора. Оно описывает исполнение приговора смерти на человечестве в течение столетий. Оно указывает, как Бог открыл верному Аврааму Свою цель, Свое намерение принести (не сразу, но позже) благословение для человечества, проклятого Им, как Он сказал, приговором смерти (Быт. 1: 31; 2: 17; 3: 23; 1 Тим. 2: 14; Быт. 12: 3; 18: 18; 3: 17).

Поскольку проклятием, или наказанием, за грех была смерть, то обещанные благословения подразумевали возвращение к жизни из мертвых, более обильную жизнь. И Аврааму было обещано, что неким необъяснимым путем Спаситель, Который должен совершить это дело благословения мира, должен выйти из потомства Авраама. Те же обещания были (с большей или меньшей ясностью) повторены Исааку, Иакову и детям Израиля. Пророки также заявляли, что будущий Мессия должен быть Агнцем закланным, жертвой за грех, Тем, Кто должен “предать душу Свою на смерть” за наши грехи, а не за собственные. Они тоже изображали результат Его жертвы за грехи в виде последующей славы и благословения. Они рассказывали, как в конечном итоге восторжествует Его Царство, и как Он, Солнце Праведности, принесет миру новый день благословения, жизни и радости, который рассеет тьму, мрак и печаль ночи плача, которая господствует сейчас в результате первоначального грехопадения и унаследованных злых тенденций (Ис. 53: 10-12; 35; 60; 61).

Апостол Петр, говоря под вдохновением святого Духа, почему-то не рассказывает нам о том, что человек был создан на уровне обезьяны и поднимался к его нынешнему уровню развития, и что в конечном итоге он достигнет совершенства в том же процессе эволюции. Нет, он указывает на обратное, говоря, что Христос умер за наши грехи, и что в результате искупления, достигнутого Его жертвой, для человечества во втором пришествии нашего Господа наконец придут великие времена отрады – времена реституции всего, о которых, по Его словам, “говорил Бог устами всех святых Своих пророков от века” (Деян. 3: 19-21). Всякий, полагающий, что апостол Петр, проповедуя благую весть реституции, проповедовал доктрину эволюции, должно быть, закрыл глаза и перестал здраво мыслить. Ведь если бы первоначальным состоянием человека было состояние обезьяны, или если бы им было что-нибудь низшее от нашего нынешнего состояния, то со стороны апостола было бы крайне нелепо обещать в качестве величайшей надежды и перспективы времена реституции, поскольку реституция означает восстановление того состояния, которое существовало прежде.

Наоборот, слова апостола полностью не соглашаются и противоречат теории эволюции. Они точно соответствуют доктрине Примирения, улаживания и реституции – точнейшим образом соответствуют библейскому учению о том, что человечество было продано греху, стало рабами греха и испытало на себе деградацию греха в результате первоначального непослушания отца Адама и смертного приговора за это. Реституция, благая весть, которую проповедовал Петр, подразумевает, что было утрачено нечто доброе, великое и ценное, что оно было искуплено драгоценной кровью Христа, и что в результате этого искупления оно будет восстановлено во втором пришествии Христа. Упоминая о пророках, апостол утверждает, что об этих временах реституции говорили все из них, которые были святыми, ясно показывая, что надежда реституции – это единственная надежда, предложенная человеческому миру божественным вдохновением.

Все апостолы похоже обращались к прошлому – к потере божественной милости, к кресту Христа как сути примирения (если говорить о божественной Справедливости), а также к будущему – к Тысячелетнему веку как времени благословения всего человеческого мира возможностью знания и помощи в его примирении с Богом. Все они указывают на нынешний век как на время собирания избранной Церкви, чтобы та объединилась с Мессией (как Его “царственное священство” и “народ особый”) и сотрудничала с Ним как Его “невеста”, Его “тело”, в деле дарования миру благословений реституции, обеспеченных ему жертвой, которая завершилась на Голгофе.

Обратите внимание, что говорит об этом апостол Павел: “Непослушанием одного человека” “грех вошел в мир”, а смерть является результатом греха. И смерть перешла на всех людей, потому что [по причине унаследованного греха и грешных наклонностей] все являются грешниками. Совершенно ясно, что апостол Павел был эволюционистом не больше, чем апостол Петр и пророки. Вот надежда, о которой он говорит как о самой сущности Евангелия: “Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровью Его, спасемся Им от гнева” (Рим. 5: 8, 9). Здесь имеется конкретное высказывание, что человечество находилось под божественным гневом; что спасающей силой была кровь Христа, жертва, которую Он дал за нас; и что эта жертва была выражением божественной любви и милости. Апостол продолжает показывать дело Примирения и реституции, которая последует в результате, говоря: “Посему как преступлением одного [непослушанием Адама] всем человекам осуждение [приговор смерти], так правдою одного всем человекам оправдание к жизни [аннулирование приговора]. Ибо, как непослушанием одного человека [Адама] сделались многие грешными, так и послушанием одного [Иисуса] сделаются праведными многие [все, которые в конечном итоге воспользуются привилегиями и возможностями Нового Завета]” (Рим. 5: 12, 18, 19).

Тот же апостол во многих других своих мастерских и логических рассуждениях представляет мнение, что Примирение со стороны Бога – это дело прошлого, законченное тогда, когда, “мы примирились с Богом смертью Сына Его”, будучи еще грешниками (Рим. 5: 10). Здесь он явно не имел в виду дела, совершенного  в грешнике, примиряющего грешника с Богом, поскольку он говорит совсем наоборот, заявляя, что оно было совершено не в нас, а через Христа для нас, когда мы были еще грешниками. Заметьте также, что в различных его глубоких и последовательных рассуждениях он указывает на дело благословения мира, которое будет совершаться посредством прославленной Церкви под руководством Христа, ее божественно назначенного Главы. Он показывает, что оно будет заключаться в приведении мира к познанию Божьей милости во Христе, и что таким образом все желающие из искупленного мира смогут во время Тысячелетнего Царства вернуться к примирению с своим Создателем – к реституции божественной милости, утраченной в Едеме.

В качестве иллюстрации такой точки зрения примите во внимание аргумент из Рим. 8: 17-24. Здесь апостол делает четкое различие между спасением Церкви и последующим спасением и освобождением мира, “стенающего творения”. Он обращает внимание на Церковь как на будущего сонаследника с Христом. Если она будет верной в страданиях с Ним в этом нынешнем времени, то в конечном итоге разделит с Ним славу в Его Царстве. Он убеждает нас, что страдания нынешнего времени нельзя даже сравнить со славой, которая откроется в нас в будущем. Затем он продолжает, говоря, что та слава, которая должна открыться в Церкви после окончания всех ее страданий, является основанием для всех искренних упований стенающего творения, чьи стремления и надежды неизбежно ждут осуществления во времени, когда откроются и объявятся дети Божьи.

Сейчас дети Божьи еще не открылись. Мир их не знает, так же как и не знал их Учителя. И хотя мир, фактически, с туманной надеждой ожидает золотого века благословений, апостол говорит, что всем их искренним упованиям придется подождать до того времени, когда Божьи дети, Церковь, прославятся и откроются как назначенные Богом цари и священники. Они будут царствовать над землей во время Тысячелетнего века, чтобы благословлять все народы земли согласно богатствам божественной милости, которые Бог объявил Аврааму в обещании: “В тебе благословятся все народы” (Гал. 3: 8, 16, 29).

Апостол продолжает показывать, как все человечество, разумное земное создание, по наследству покорилось бренности (“суете”) по причине преступления отца Адама (согласно божественному провидению), однако, не оставлено без надежды, поскольку (тоже по божественному распоряжению) была предусмотрена жертва за грехи, и было обеспечено все для того, чтобы в итоге целое человечество могло освободиться, избавиться от рабства греха и наказания за него, смерти, и чтобы оно могло получить славную свободу (от болезни, боли, скорби, печали) – свободу всех Божьих детей. Этот уровень принадлежности к сынам и эту “свободу” человечество оставило в результате непослушания. К этому уровню человеческих сынов они будут иметь честь возвратиться в результате великой жертвы за грех на Голгофе и в результате завершения дела Примирения в них, которое помирит их с божественным законом через Искупителя, Великого Пророка, прообраза Моисея (Деян. 3: 22, 23). Апостол также отмечает, что Церковь, которая уже получила Примирение (приняла божественное предложение), которая пришла к согласию с Богом и стала обладателем начатка духа, тоже (ввиду окружающих ее обстоятельств) стенает и ожидает своей части завершенного дела Примирения – ее полного принятия к божественной милости, освобождения тела Христа, Церкви, в первом воскресении (Рим. 8: 23-25).

Эти две особенности Примирения: (1) исправление нарушения и (2) приведение разобщенных к единству, показаны в божественном предложении Нового Завета. Их посредником является Иисус Христос, наш Господь. Когда отец Адам был совершенным, в полном согласии со своим Создателем, послушным всем Его велениям, это подразумевало завет между ними, хотя это и не было произнесено открыто. Поскольку отцу Адаму была дана жизнь в ее совершенстве, и, кроме этого, он получил господство над всеми животными, рыбами и птицами, и над всей землей, территорией своего господства, и в дополнение ему было сказано, что если он нарушит свою верность Великому Царю, Иегове, путем непослушания, он лишится своей жизни и потеряет все права и благословения, данные ему, – это подразумевало, считаем мы, завет, или соглашение, Бога со Своим творением, что его жизнь будет вечной, если оно не изменит ситуации через непослушание и не навлечет на себя приговора смерти.

Непослушание Адама и последующий приговор смерти оставили его целиком беспомощным, если не учитывать предусмотренного Всевышним восстановления человечества посредством Нового Завета. Новый Завет, как отмечает апостол, имеет посредника: с одной стороны Бог имеет дело с посредником, а не с грешником, а с другой стороны грешник имеет дело с посредником, а не с Богом. Но прежде чем наш Господь Иисус сможет стать Посредником, Он должен выполнить для человечества дело, которое в этом образе представлено как запечатание Нового Завета Его собственной драгоценной кровью – “Кровью Нового Завета” (Мат. 26: 28; Марк. 14: 24; Евр. 7: 22; 9: 15-20). Иначе говоря, Бог, согласно справедливости, не может ни прямо, ни косвенно, через посредника, принимать грешника или иметь с ним дело, чтобы предоставить грешнику свободу от приговора смерти и примирение с Богом (сопутствующим благословением которого является дар вечной жизни), без предварительного обращения к божественной Справедливости и ее удовлетворения. Именно поэтому наш Господь Иисус, уплатив Своей смертью за наше наказание, сделал возможным запечатание Нового Завета между Богом и человеком, на условиях которого все приходящие к Богу через Него (посредника) будут угодными.

Примирение с Богом, обретение единства с Ним, оставалось невозможным до тех пор, пока не было обеспечено искупление драгоценной кровью, чтобы ищущий примирения мог приблизиться к Богу через посредника Нового Завета: “Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня” (Иоан. 14: 6). По этой причине наивысшей привилегией обретших наибольшую благосклонность среди человечества (до начала Христовой жертвы) была привилегия “слуг” и “друзей” Бога – никто не мог получить высокой чести называться сыном (со всей подразумеваемой в ней божественной милостью и вечной жизнью), и никто не был признан таковым (Иоан. 1: 12; Мат. 11: 11). Поэтому становится понятным, что те, которые игнорируют жертву за грех и особенности Примирения, относящиеся к удовлетворению Справедливости, игнорируют важные и неотъемлемые части – важнейшие и фундаментальные особенности. Но ничуть не меньше заблуждаются те, которые хотя и признают жертву Христа как жертву Примирения для запечатания Нового Завета, но игнорируют дело примирения по отношению к людям, благодаря которому люди (через функционирование Нового Завета) должны быть приведены к согласию с Богом.

Это дело Примирения (в отношении человечества) не может осуществиться тотчас и через веру. Хотя оно может начаться тотчас и через веру, и примирение может быть условно достигнуто между грешником и Всемогущим через веру, но замеренный Богом масштаб Примирения намного значительнее и выше этого. Его план состоит в том, что те из человеческого рода, кто пожелает возвратиться к единству с Ним и Его праведным законом, будут условно приняты через их Посредника, но не будут полностью и окончательно приняты (Отцом) до тех пор, пока они в действительности являются несовершенными. Следовательно, задача Посредника (Главы и “тела”) состоит не только в том, чтобы провозглашать человечеству, что Бог предвидел жертву за грех, на основании которой Он может снова принять грешника к единству с Собой, оставаясь при этом справедливым, и что теперь Он готов даровать благословение сыновнего положения с его вечной жизнью и свободой от тления, но и в том, чтобы разъяснять всему человечеству, что предложенное спасение является великим благом, которое следует немедленно принять, и что его условия являются исключительно разумной службой. Кроме того, деятельность Посредника как представителя Отца заключается в том, чтобы действительно возрождать – умственно, морально и физически восстанавливать человечество – всех, которые примут Его служение и будут Ему послушны. Так, в итоге, дело Посредника будет иметь своим результатом действительное примирение между Богом и теми, которых Посредник восстановит к совершенству.

На это великое дело Посредника приходится целый Век Тысячелетия. Именно с этой целью будет установлено Царство Мессии на земле со всей силой и властью: именно с этой целью Он должен царствовать, чтобы низложить всякое злое влияние, которое препятствовало бы миру человечества прийти к познанию этой благодатной истины божественной любви и милосердия, этой возможности под Новым Заветом “всякому желающему” возвратиться к Богу. Но хотя Посредник будет таким образом принимать, благословлять и восстанавливать (на условиях Нового Завета) всех желающих иметь общность с Богом через Него, Он будет уничтожать из народа вечным уничтожением всех тех, которые при благоприятных возможностях того Тысячелетнего Царства отвергнут божественное предложение примирения (Деян. 3: 23; Мат. 25: 41, 46; Отк. 20: 9, 14, 15; Прит. 2: 21, 22).

Конец Тысячелетнего века наступит после того, как он осуществит всю работу посредничества, для которой он был запланирован и предназначен. И тогда прекратится посредническая служба Христа, поскольку уже не будет мятежников, не будет грешников. Все стремящиеся к согласию с Богом достигнут тогда его в совершенстве, а все умышленные грешники будут к тому времени лишены жизни. Тогда осуществится пророчество нашего Господа, что все, что на небе и на земле, будет прославлять Бога. Тогда исполнится божественное обещание, что уже не будет смерти, стона и плача, поскольку прежнее (прежние условия) пройдет (Отк. 21: 4; Пс. 66).
Каких долговечных результатов нам следует ожидать от великого искупительного дела Посредника по отношению к человечеству после того, как великий Посредник-Царь передаст Свою законченную работу Отцу, слагая с Себя Свою должность и царство, как это объясняет апостол (1 Кор. 15: 24-28)?

Оно совершит:
(1) Запечатание Нового Завета Его собственной драгоценной кровью, делая его милостивые средства доступными для всего человечества.
(2) Примирение, или приведение обратно к согласию с Богом, “малого стада”, “царственного священства”, усердного в добрых делах – готового сложить свою жизнь в Божьей службе. За то, что они так следовали образцу своего Спасителя, им будет, по божественному распоряжению, дана привилегия стать Его сонаследниками в Тысячелетнем Царстве и участниками Его божественной природы (1 Пет. 2: 9, 10; Тит. 2: 14; Рим. 8: 29).
(3) Примирение (полную реституцию) земли, наполненной совершенными, счастливыми человеческими существами – всеми из человечества, которые продемонстрировали желание иметь божественную милость на божественных условиях. Именно их возвратит Посредник Отцу не только полностью восстановленными, но и полностью обученными праведности и самообладания, полными духа верности Богу, духа святости, обладающими его лучшими плодами – кротостью, терпением, добротою, благочестием – любовью. В этом состоянии они действительно будут непорочными, безукоризненными и способными выдержать вечное испытание.
(4) Уничтожение всех остальных из человечества как недостойных дальнейшей милости – обременяющих землю, чье влияние не было бы полезным для других, и чье дальнейшее существование не прославляло бы их Создателя.

Так в конце Тысячелетнего века мир полностью возвратится к божественной милости, к полному примирению с Богом, как и было человечество образно в согласии, в мире с Богом в лице Адама до того, как грех вошел в мир. Но вдобавок они будут обладать ценнейшим опытом зла, ведь благодаря ему они усвоят урок греховности греха, а также мудрость, пользу и желательность праведности. Кроме того, они будут обладать возросшими знаниями и будут шире применять различные таланты и способности, которые первоначально принадлежали человеку при его создании, но были в неразвитом состоянии. Этот урок окажется полезным не только для человека, но и для святых ангелов, которые увидят иллюстрацию равновесия божественной Справедливости, Любви, Мудрости и Силы в той мере, которую иначе им не удалось бы постигнуть. И мы можем допустить, что этот до конца усвоенный всеми урок будет оставаться в силе во все времена, применимый к другим еще не созданным родам на других планетах огромной Вселенной.

А что будет центром этой истории, когда ее будут рассказывать в течение вечности? Это будет рассказ о великом выкупе, законченном на Голгофе, а также о примирении, основанном на предоставлении соответствующей цены, которая показала, что Божья Любовь и Справедливость абсолютно равны.

Ввиду огромной важности этого предмета Примирения, ввиду того, что он не до конца понятен Господнему народу, а также ввиду того, что заблуждения на счет других вопросов препятствуют правильному взгляду на этот важный вопрос, мы предлагаем при его обсуждении в этом томе более широко охватить предмет и выяснить:
(1) Относительно Иеговы, Автора плана Примирения.
(2) Относительно Посредника, через Которого была совершена жертва Примирения, и посредством Которого все его милостивые меры должны быть применены к грешному человеку.
(3) Относительно святого Духа, средства, или способа, которым к человечеству приходят благословения примирения с Богом.
(4) Насчет человечества, ради которого этот великий план Примирения был задуман.
(5) Насчет выкупа, центральной, или основной, точки Примирения.

Рассматривая эти темы в таком порядке, который мы считаем правильным и логическим, мы надеемся, что божественное изложение этих различных предметов предстанет пред нами таким ясным, убедительным и удовлетворительным, что значительно устранит из нашего ума неопределенность, таинственность и ложное представление, до сих пор заслонявшее этот общепризнанно важный предмет Примирения. Но чтобы достигнуть этих желаемых результатов, мы не должны подходить к этим вопросам с бременем человеческих догм или мнений. Мы должны подходить к ним свободными от предубеждения, готовыми, охотными и даже страстно желающими научиться от Бога; страстно желающими забыть все то, что мы до сих пор принимали лишь по собственным догадкам или по предположениям других, и что не соответствует Господнему Слову; также страстно желающими иметь исчерпывающий Божий совет насчет каждой черты этого предмета. Всем, которые так к этому подходят, которые так ищут, которые так стучат, великий Учитель открывает путь, и они будут “научены Господом” (Ис. 54: 13).