ГЛАВА III

ИСПОЛНЕНИЕ ЧАСОВОГО ПРОРОЧЕСТВА ПРИ ПЕРВОМ ПРИШЕСТВИИ ХРИСТА

Дан. 9: 23-27

 

Семьдесят седьмин пророчества Даниила – Предсказанные события, которым следовало произойти в пределах этого времени – Указанное время пришествия Мессии и принцип, полученный на основании способа, каким оно указано – Ключ к другим часовым пророчествам – Указанное время распятия Мессии – Особая милость, справедливо отнятая у Израиля как народа, но продолженная для отдельных личностей – Помазание Святого Святых – Горе, излитое на опустошителя.

 

“Итак вникни в слово и уразумей видение. Семьдесят седьмин определены для народа твоего и святого города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых. Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седьмин и шестьдесят две седьмины [7 + 60 + 2 = 69 недели]; и возвратится народ и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена”.

“И по истечении шестидесяти двух седьмин предан будет смерти Христос, но не за Себя” (KJV); (а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет (армией Тита – римского вождя); и конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения). И [посредством Мессии] утвердит завет для многих одна седьмина [семидесятая или последняя неделя завета милости], а в половине седьмины прекратится жертва и приношение, и [поэтому] на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная [или полная] предопределенная [в Божьем плане] гибель постигнет опустошителя” [народ, показанный в Иерусалиме] (Дан. 9: 23-27).

Хотя это пророчество указывает начало “жатвы” Иудейского века и присутствия нашего Господа в ней в качестве главного жнеца, существует также несколько пророчеств, которые намного яснее обозначают начало “жатвы” Евангельского века, в которой наш Господь (в Своем втором пришествии) также должен быть главным жнецом. Исполнение этого пророчества иллюстрирует пророческое исполнение в целом, а также устанавливает некий пункт, находящий подтверждение в другом пророчестве – как будет показано в дальнейшем.

В то время, как многие пророчества помогают установить и согласовать дату второго пришествия Христа, лишь это одно обозначило дату первого пришествия. Если его исполнение очевидным образом установлено, то это поможет нам в исчислении и оценке тех пророчеств, которые относятся ко второму пришествию. Вот причина, почему мы предоставляем здесь место этому исполнившемуся пророчеству. Дополнительная причина в том, что некоторые установленные в нем даты необходимо будет учитывать в случае пророчеств, касающихся второго пришествия, которые рассмотрены дальше.

Даниилу было дано много видений (как записано в 2, 4, 7 и 8 главах этого пророчества), каждое из которых показывало великое процветание и возвышение языческих или чужеземных царств. Но его особенный интерес был к Израилю, а ему не было дано знать о будущем Израиля. Однако он знал из пророчества Иеремии (Иер. 29: 10; 2 Пар. 36: 20-23), что опустошение Иудеи будет продолжаться семьдесят лет. А зная, что этот период почти исполнился (Дан. 9: 2), он усердно молился о возвращении Божьей милости к Израилю (стихи 17-19), и вышеупомянутое было для него Божьим ответом через ангела.

Выделенный (“отсеченный” или “определенный”) период истории Израиля, представленный здесь, составляет “семьдесят седьмин” от указанной отправной точки, т.е. выхода указа “о построении и восстановлении вновь Иерусалима” (заметьте – не Храма). На протяжении этого периода следовало совершить великие дела: отстроить город при неблагоприятных обстоятельствах (Неем. 4), в трудные времена; положить конец греху посредством примирения за беззаконие; привести праведность (оправдание) – но не по примеру той, которая достигалась год за годом кровью тельцов и козлов, а истинную и “вечную праведность”, предоставленную жертвой Христа. Даниилу также было сказано, что тот, который даст лучшую жертву, положит конец образным жертвам и приношениям Закона.

В этом периоде времени должен был прийти Мессия, долгожданный Спаситель Израиля, и семь недель плюс шестьдесят две недели (шестьдесят девять недель) даны как мера времени до присутствия Мессии. После этого Ему предстояло умереть, но не за Себя. Поэтому после прихода Мессии оставалась одна неделя, последняя, семидесятая, из этой обещанной милости. Посреди этой недели, в ее середине, Ему полагалось, по предсказанию, прекратить образные жертвы посредством того, что “Он душу Свою поставил на жертву за грехи” (Ис. 53: 10-12).

Эти семьдесят недель, или четыреста девяносто дней, представляли четыреста девяносто лет – каждый символический день представлял год. Исполнившееся таким образом (как единственное часовое пророчество, непосредственно касающееся первого пришествия), оно дает ключ к некоторым другим пророчествам, которые, как в дальнейшем будет показано, были скрыты в символических числах – день за год , – пока не пришло свое время для их объяснения. Это пророчество было высказано таким образом, что Даниил и другие иудеи могли, при желании, счесть его невероятным, и со временем позабыть о нем. Но его могли беречь в памяти те, которые “ ждали утешения для Израиля”, и которые (как в случае с Иезекиилом – глава 4: 6) могли догадываться, что это время символическое. Понятно, эти верные мужи знали, что надо ждать Мессию, и даже написано, что все находились в ожидании Его (Лук. 3: 15), хотя и не все были в состоянии принять Его таким, как Он пришел.

Следует отметить, что шестьдесят девять символических недель, или четыреста восемьдесят три года, ведут к Мессии Владыке , а не к рождению Иисуса в Вифлиеме. Еврейское слово Мессия, соответствуя греческому слову Христос , означает Помазанный , и является скорее титулом, чем именем. Иисус стал Помазанником, Мессией, Христом лишь после Своего крещения (Сравните Деян. 10: 37, 38 и Мат. 3: 16). Он был помазан святым Духом тотчас после выхода из воды. Это случилось тогда, когда Он достиг зрелого возраста – составлявшего тридцать лет согласно Закону, под которым Он родился и которому Он и всякий другой иудей подчинялся, пока не прекратил его господство, выполнив все его условия – “пригвоздив ко кресту”. Поэтому шестьдесят девять недель этого пророчества ведут ко времени Его крещения и помазания, и с этого времени (но не раньше) Он был Мессией, Христом, Помазанником. Таким образом шестьдесят девять недель, или четыреста восемьдесят три года, исполнились осенью 29 г . н.э. Именно тогда исполнилась часть пророчества, гласившая: “С того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима (Дан. 9: 25), до Мессии [Помазанника] Владыки семь седьмин и шестьдесят две седьмины [шестьдесят девять недель]”. Мы видим, что семидесятая неделя (начавшись там) исполнилась, как и остальные, – год за день.

Большинство писавших на данную тему начинали отсчет этого периода от седьмого года Артаксекса, когда Ездре было дано поручение (Ездры 7: 7-14), предположительно для того, чтобы привести в исполнение указ Кира (Ездр. 1: 3; 5: 13; 6: 1-12). Но следует заметить, что Кир приказал построить дом Господень – Храм и стену двора. Но был и другой указ, данный Неемии в двадцатом году Артаксекса, – восстановить стены Иерусалима , которые в то время еще не были исправлены (Неем. 2: 3-8; 6: 15; 7: 1). Так вот, данное пророчество Даниила должно датироваться от этого указа о “восстановлении и сооружении стен Иерусалима”. С этим согласуется все повествование, однако есть одно кажущееся несогласие в пророчестве Исаии, где сказано о Кире, что он не только “отпустит пленный Мой народ”, но также и “построит Мой город ” (Ис. 45: 13). На это кажущееся противоречие мы отвечаем так: слово, переведенное здесь как “город” , это слово “ир” , обозначающее место, обнесенное стенами. Мы считаем, что это относится к стенам двора Храма, и с этим соглашаются вышеприведенные факты. Это же слово “ир” переведено на “двор” в 4 Цар. 20: 4 (в анг. Библии – прим. ред.).

Принято считать, что поручение было дано Неемии в 445 г . до. н.э. Но д - р Хейл в своем труде о хронологии (стр. 449 и 531) и д - р Пристл в трактате “Согласованность евангелистов” (стр. 24-38) показывают, что эта общепризнанная дата на девять лет короче истинной, т.е. 454 г . до н.э., как действительной даты данного Неемии поручения. И с этой датой соглашается предсказание Даниила (глава 9: 25) об указе восстановить и построить Иерусалим.

Поскольку эти шестьдесят девять недель (7 и 62), или четыреста восемьдесят три года, приводят к Мессии (Помазаннику) Владыке, то из этого периода шестидесяти девяти символических недель, или четырехсот восьмидесяти трех (483) лет, мы вычитаем четыреста пятьдесят четыре (454) года до н.э. (как истинную дату указа восстановить и построить Иерусалим), и остаток (29 лет н.э.) приходится на год, в котором должен был явиться Помазанник (Мессия). Это строго соответствует тому, что нами уже показано, а именно, что Иисус был крещен Иоанном и получил помазание Духом в 29 г . н.э., около 3 октября, когда Ему было тридцать лет (согласно истинной дате Его рождения, как это изложено в предыдущей главе).

Служение нашего Господа продолжалось три с половиной года и закончилось распятием Его во время Пасхи, весной 33 г . н.э. Этим Он в точности исполнил пророчество относительно остающейся, или последней недели (семи лет) обещанной благодати, которое гласит: “И по истечении (7 + 62) шестидесяти девяти седьмин предан будет смерти [ Перевод Дуея – “будет убит”] Христос, но не за Себя” (KJV)*, “а в половине седьмины [оставшейся – 70-й] прекратится жертва и приношение”.

 

*Это выражение “но не за Себя” по-разному передано в других переводах, которые у нас имеются; но по нашему мнению в этой версии оно переведено наилучшим и наиболее понятным образом.

 

Жертвы, которые приносили по Закону, в то время прекратились: не в том смысле, чтобы священники уже не приносили животных, фимиам и т.п., ведь их продолжали приносить год за годом, но в том, что они не принимались Иеговой, и ни в каком смысле не были жертвами за грех. Когда пришла истинная жертва – наш Господь Иисус “явился для уничтожения греха жертвою Своею” (Евр. 9: 26), – Иегова уже не мог признавать другие приношения как жертвы или признавать какую-либо необходимость в них.

Там, на кресте, Мессия, жертвовавший Собой три с половиной года, завершил Свое дело (Иоан. 19: 30) и так “совершил конец греха”, совершил полное и совершенное примирение к Богу за беззаконие людей, тем самым принося всему человечеству вечное оправдание от греха, вместо образного ежегодного оправдания, которое достигалось образами для образного народа, Израиля. Смерть Мессии была также “печатью” (гарантией исполнения) всех видений и пророчеств о грядущих благословениях и о “временах восстановления всего, что говорил Бог устами всех святых Своих пророков от века” (Деян. 3: 21). Оба эти обетования, Завет Авраама и Новый Завет, были гарантированы (обеспечены) “Его драгоценной кровью” (Лук. 22: 20; 1 Кор. 11: 25), говорящей лучше для нас, чем кровь тельцов и козлов: о вечном оправдании и избавлении от греха – для всех принимающих Его. И в остающейся, то есть второй половине этой семидесятой, или последней недели иудейской милости (три с половиной года, начиная от Пятидесятницы), Его последователи, “Святый святых” того народа, были помазаны святым Божьим Духом, как был помазан Мессия в конце шестьдесят девятой недели.

Так исполнилось сказанное в 24 стихе этого пророчества: “Семьдесят седьмин определены [отделены] для народа твоего и святого города твоего, ( а ) чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная и ( б ) запечатаны были видения и пророк, и ( в ) помазан был Святый святых”. Пророчество не показывало, будто бы вся эта работа будет отсрочена до последней “седьмины”, когда будет присутствовать Мессия. Они, без сомнения, понимали, что это подразумевает большую моральную реформу с их стороны , которая должна приготовить их к Мессии и к помазанию в Нем их народа как “Святого святых”, чтобы благословить мир в целом. Опыт многих столетий не научил их, что они бессильны избавиться от греха и совершить примирение за беззаконие, и что потребуется совершенная жертва-выкуп, чтобы совершить это великое дело заглаживания греха и оправдания осужденных.

С другой стороны пророчество Даниила, хотя и показывало, что Мессия будет предан смерти [умрет] в половине последней недели, не показывало, что Его народ в целом будет лишен святости и, следовательно, будет отвергнут (что и случилось) в середине той недели (Мат. 23: 38). Другой пророк сказал: “И [Он] скоро решит по правде [справедливо]”. Все было закончено в половине недели служения Иисуса (спустя три с половиной года), кроме помазания Святого святых.

Но как быть с другой половиной семидесятой недели (тремя с половиной годами), которая продолжалась после креста? Разве Иегова обещал предоставить семьдесят недель милости Израилю, а в действительности дал им только шестьдесят девять с половиной? Так выглядит только на первый взгляд, особенно если вспомним, что за пять дней до Своей смерти, “в середине седьмины”, Иисус скорбел по их городу и оставлял их, говоря: “Вот ваш дом остается пуст”. Но это не так. Иегова знал конец вначале и, обещая семьдесят недель, учитывал это. Поэтому нам следует поискать, в чем же проявлялась милость к этому народу в течении трех с половиной лет после распятия, даже несмотря на то, что они, как народ, были оставлены.

То, что израильтяне как народ не были достойны принятия главной, или духовной милости (да и земной тоже), было показано в том, что они отвергли Мессию – как Бог это предвидел и предсказал. Поэтому бесполезно было продолжать их испытание как народа после того, как миновала половина их последней недели. И оно прекратилось тогда, когда они были оставлены “пустыми” – лишенными милости. На протяжении остальной части (трех с половиной лет) этого периода возросшая милость была ограничена к “остатку”, Святому святых, самым чистым, то есть самым достойным, которым могла принести пользу (Ис. 10: 22, 23. Сравните Рим. 9: 28). Возросшая милость состояла в том, что оставшиеся три с половиной года остаток получил исключительное служение и внимание в условиях возросших преимуществ эпохи духа, которая, начиная с учеников в Пятидесятницу, коснулась, вероятно, всей спелой пшеницы этого народа в период особой милости. Посмотрите в Деян. 2: 41 и 4: 4 на результаты первых нескольких дней.

Хотя Иисус вкусил смерть за всех, и Евангелие следовало проповедовать для всех, однако Иисус наставил Своих учеников начать с Иерусалима . При этом им нельзя было оставлять эту особенную деятельность, то есть нельзя было предлагать милость новой эпохи кому-то другому, пока не закончились три с половиной года обещанной милости для Израиля – пока Бог особым образом не послал ее язычникам, как и иудеям (Деян. 10).

О точной дате обращения Корнилия летописцам остается лишь догадываться, поэтому в разных случаях ее называют по-разному: с 37 по 40 г .г. н.э. Но в свете упомянутого известного пророчества, которое мы сейчас рассматриваем, мы не сомневаемся, что это было осенью 36 г . н.э., так как в то время закончились семьдесят недель (или четыреста девяносто лет) милости для Израиля. Поскольку в то время закончилась их исключительная милость, то, вполне естественно, это следовало обозначить посланием Евангелия язычникам. Даже после этого израильтяне не были лишены Евангелия, но имели к себе то же отношение, что и язычники, хотя предубеждение, несомненно, поставило остальных в менее благоприятное положение. Поскольку “Святый святых” был избран, то Евангелие больше не ограничивалось исключительно для них, а было открыто всякому творению, имеющему ухо слушать.

После семидесяти недель пришли бедствия и скорбь, упомянутые в заключительных фразах 26 и 27 стихов. Римский князь пришел и уничтожил город и Храм, и, как наводнение, оставил за собой ужасное опустошение и разорение. Мессия, Которого они отвергли, позволил, чтобы с тех пор этот народ постигали разные беды, и Он дальше будет позволять их до “окончательной... гибели”, пока им не будет достаточно, пока Он не скажет: “Утешайте, утешайте народ Мой... Говорите к сердцу Иерусалима и возвещайте ему, что исполнилось время борьбы его, что за неправды его сделано удовлетворение” (Ис. 40: 1, 2). А тем временем то, что было определено , должно постичь опустошенного (отверженный народ), пока их чаша не преисполнится скорбью – пока они не скажут: “Благословен Грядущий во имя Господне!” Этот день избавления Израиля, слава Богу, сейчас светает, и хотя их опустошение и бедствия еще не закончились, каждый час поторапливает время, когда их предубежденно-ослепленные умы узрят в неясных очертаниях Того, Которого они пронзили, и они будут рыдать о Нем, как рыдают об единственном сыне (Зах. 12: 10).

Поскольку многие, читая рассматриваемый здесь текст, попали в большое замешательство и заблуждение, оказавшись не в состоянии правильно понять порядок слов, сказанных пророком, путая Князя Мессию с римским князем и т.п., мы советуем внимательно исследовать этот отрывок, как он изложен в начале этой главы, обращая внимание на круглые скобки и объяснительные ссылки, заключенные в скобки.