АРЕСТ СВ. ПАВЛА
ДЕЯНИЯ АПОСТОЛОВ 21: 27-40

ВОЗВРАЩЕНИЕ АПОСТОЛА С ТРЕТЬЕГО МИССИОНЕРСКОГО ПУТЕШЕСТВИЯ – МИССИОНЕРЫ СЕРДЕЧНО ПРИНЯТЫ ЦЕРКОВЬЮ В ИЕРУСАЛИМЕ – “БОЯЗНЬ ПРЕД ЛЮДЬМИ СТАВИТ СЕТЬ” – БЕЗУСПЕШНАЯ УСТУПКА ПРЕДУБЕЖДЕНИЮ – ОПАСНОСТЬ ДЛЯ СВ. ПАВЛА СО СТОРОНЫ ВЗБУНТОВАВШЕЙСЯ ТОЛПЫ – ПОМОЩЬ РИМСКОГО ГАРНИЗОНА КРЕПОСТИ АНТОНИЯ – ПОСОЛ ХРИСТА СТАЛ УЗНИКОМ – ВОЗМОЖНОСТЬ СВИДЕТЕЛЬСТВОВАТЬ ОБ ИСТИНЕ – СТРАДАНИЯ ЗА ХРИСТА

“Ты будешь Ему свидетелем пред всеми людьми о том, что ты видел и слышал” (Деяния апостолов 22: 15).
Прибытие св. Павла и его товарищей в Иерусалим было его возвращением из третьего миссионерского путешествия к язычникам. Он не был здесь семь лет. По пути в Иерусалим Господь послал ему предостережение, сообщая, что его могут ожидать трудности – кандалы и заключение в Святом Городе. Но неудержимый благородный посол Христа вместе со своими спутниками все же прибыл сюда. Они принесли с собой собранные средства от церквей Малой Азии и Греции для Церкви в Иерусалиме, которая, по-видимому, переживала в то время значительные финансовые трудности.
Встреча по прибытии носила частный, личный характер, и они смогли почувствовать проявления той же полной любви братской общности, о которой мы вспоминали в нашей лекции. На следующий день, который, очевидно, был Пятидесятницей (Деян. 20: 16), Церковь собралась вместе, чтобы принять апостола и его товарищей более официально. Св. Иаков меньший, судя по всему, был в то время признанным лидером Иерусалимской Церкви. Св. Павел напомнил о своих приключениях во время третьего миссионерского путешествия и о Господнем благословении для своего служения Истине, несмотря на позволенные трудности. Можем допустить также, что в то время он передал собранные средства от братьев-язычников.

НЕНУЖНАЯ УСТУПКА

Краткое описание свидетельствует о том, что братья в Иерусалиме были немного обеспокоены присутствием св. Павла с ними. Они не только опасались за его личную безопасность, но были встревожены, не вызовет ли его прибытие преследования, потому что за свою деятельность и настойчивость апостол стал хорошо известным иудеям той влиятельной части света, в которой он трудился. Следуя иудейскому обычаю ревностные религиозные иудеи часто приходили в Иерусалим на праздники (Втор. 16: 16), что позволяло иудеям Священного Града быть ознакомленными с религиозными новостями со всего мира.
Св. Иаков и его товарищи понимали, что на празднике Пятидесятницы, скорее всего, могут присутствовать иудеи из Ефеса, Афин, Коринфа, Фессалоника и др. Они знали, что о деятельности св. Павла уже известно, и что некоторые, даже христиане-евреи, обеспокоены слухами о его учениях будто Закон мертв, и никто более не обязан уделять ему внимание. Братья настояли, чтобы св. Павел опроверг эти частично ошибочные представления, пойдя в храм и присоединившись к некоторым братьям, которые дали обет назорейства (Числ. 6: 1-21). Они не говорили, чтобы он принимал обет, но чтобы присутствовал с этими братьями, как бы признавая то, что они сделали; чтобы он понес их расходы, которые подразумевали не только пострижение головы и сжигание волос, но и стоимость принесения в жертву за каждого четырех животных.
По-видимому, св. Иаков и ведущие братья Церкви довольно хорошо понимали положение св. Павла, хотя в своем уме еще не осознавали так ясно, как он, полного разрушения “стоявшей посреди преграды”, до этого разделявшей иудеев и язычников, и не оценивали в полной мере факт, что Закон был лишь слугой, чтобы привести в Школу Христа и приготовить к тому, чтобы стать сынами Бога.
Св. Павел учил язычников, что им не нужно становиться иудеями или повиноваться иудейским ритуалам. Вместо того, чтобы искать Божественную милость через образы и тени, они должны были взирать на Христа и на противообразное выполнение Им требований Закона. Он учил, что Закон не мог спасти ни иудея, ни язычника, и что только вера в Христа может привести душу к единству с Богом. Он учил, что хотя некоторые Божьи благословения еще остаются для иудеев (Рим. 11: 25-29), однако Бог в течение Евангельского века выбирает Духовное Семя Авраама из иудеев и язычников. Он учил, что если кто-то – иудей или язычник – пытается держаться Закона с целью заслужить вечную жизнь, его постигнет неудача, потому что “делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть” (Рим. 3: 20-31; Еф. 3: 1-7; Гал. 3: 8, 16, 29).

СВ. ПАВЕЛ НЕ ПОВЕЛСЯ НЕРАЗУМНО

Все это не помешало св. Павлу поступить так, как старейшины в Иерусалиме убеждали его сделать для четырех мужчин, давшим обет назорейства. Желание остричь голову и принести жертвы, требующиеся по Закону для совершения обета, ни в коем смысле слова не входило в противоречие с заслугой Христовой жертвы и не стремилось к ней что-то не прибавить. Однако, по нашему мнению, можно было избрать более решительный путь. Очевидно, что способ, который должен был унять общественное недовольство, лишь увеличил его.
Не будем забывать, что Господь мог повернуть все по-другому, если бы так решил. Помните, что Он предвидел, что апостола Павла постигнут трудности, и предсказал их. Находящиеся в тесных отношениях с Господом имеют уверение, что Он направляет их шаги, и что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу (Пс. 36: 23; Рим. 8: 28). Какое утешение приносят эти заверения всему Господнему народу! Не удивительно, что он может быть спокойным, имея отдых и мир даже во время бури и скорби.
Кто-то может спросить: “Разве не было грехом для апостола и других христиан принимать хоть какое-то участие в жертвах в Храме? Не пришел ли конец всем иудейским жертвам в Христе?” Отвечаем: Вовсе нет. Жертвы, которые указывали на Христа и которые Он исполнил, уже не были нужны. Но жертвы, которые приносили назореи и которые были связаны с их обетом, изображали не жертвы Христа, а посвящение и преданность людей, противообраз которых будет существовать в Тысячелетии. Поэтому для апостола не было грехом присоединиться к этой церемонии, хотя мы сомневаемся в мудрости такого шага. Мы склонны думать, что это была лишь дань уважения Иудейському Храму и его служениям, так как в то же время уже был основан истинный Храм и истинное служение. Сама Церковь является противообразом Храма, в котором Бог со времени Пятидесятницы присутствует Своим Святым Духом.

ПОВЕДЕНИЕ СВ. ПАВЛА ИСТОЛКОВАНО НЕВЕРНО

Несколько дней попытка показать, что св. Павел частично поддерживает Закон, казалась успешной, но когда семь дней почти закончились, апостола узнали иудеи, которые пришли из Азии. Они видели его с Трофимом, греком из Ефеса, и пришли к заключению, что последний был одним из четырех, постригших себе голову. С иудейской точки зрения это было тяжким преступлением, потому что только иудеям позволялось входить в священные места храма, снаружи которых был двор для женщин, а также двор для язычников. Оба двора были разделены каменным ограждением, которое апостол в другом месте вспомнил как “стоявшую посреди преграду” (Еф. 2: 14).
Эта стена имела приблизительно полутораметровую высоту и содержала небольшие обелиски на определенном расстоянии друг от друга, на которых виднелась надпись, что “Ни один человек из чужого народа не должен входить за балюстраду и ограждение вокруг Храма. Если кого-то поймают на этом, пусть он знает, что он сам должен винить себя в том, что он будет наказан смертью”. В этом преступлении обвинили св. Павла, а не грека, который, как считали, был введен в заблуждение апостолом. Вот так жизнь св. Павла оказалась в опасности со стороны толпы, которая быстро собралась на возгласы иудеев из Азии, что Храм осквернен.
Пока толпа избивала апостола, стремясь убить его, Клавдий Лисий, тысяченачальник, военачальник римского отряда, из которого состоял гарнизон Крепости Антония, находящейся рядом с Храмом, узнал о замешательстве и поспешил туда с группой воинов. Избиение немедленно прекратилось, потому что иудеи, не привыкшие чтить верховенство римского права, тем не менее, уважали его военную силу.
Обе руки апостола привязали цепями к воинам. Военачальник пытался установить причину замешательства, но не мог понять противоречивых утверждений. Поэтому он велел отвести узника под стражей в крепость. Но толпа, недовольная тем, что ей не удалось лишить св. Павла жизни, обезумев, двинулась вперед, чтобы отнять его у воинов и немедленно убить. Давка толпы заставила воинов проталкиваться вперед, чтобы не потерять узника. В результате воины подняли апостола на руки и понесли вверх по ступеням.

АПОСТОЛУ ДАНО ПОЗВОЛЕНИЕ ПРОПОВЕДОВАТЬ

Отвага посланника Христа и его готовность воспользоваться каждой возможностью поведать о Послании своего Учителя была замечательно продемонстрирована на примере. Мы могли бы полагать, что избиение, которое он имел со стороны толпы, а также достаточно суровое поведение с ним, прежде чем он добрался до дверей крепости, могли внушить страх и волнение. Но он, напротив, был спокоен и собран. С самообладанием св. Павел попросил тысяченачальника дать ему право обратиться к людям. По-видимому, он догадывался, что люди не поняли того, что он делал и  что несколько сказанных им слов успокоят их.
Римский воевода был удивлен, что апостол свободно говорит на греческом языке. Он думал, что св. Павел был “тем египтянином”, которого упоминает историк Иосиф Флавий и который буквально накануне собрал большое количество недовольных иудеев и представился Мессией. Он, как и его последователи, принес римским властям много хлопот. Св. Павел ответил, что он иудей из известного города, и затем еще раз попросил права обратиться к людям, что ему и разрешили сделать.

R5942 (1916 г.)