НЕ ПРОТИВИТЬСЯ ЗЛУ

“Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем”. “Не противься злому” (1 Фессалоникийцам 5: 15; Матфея 5: 39).

Наверное, у каждого уравновешенного человека имеется естественная склонность добиваться справедливости по отношению к тем, кто причинил ему вред. Чувство справедливости есть у всех людей и ведет их к убеждению, что если к ним отнеслись несправедливо, то тех, кто плохо обращался с ними, следует как-то наказать, и первый их порыв – добиваться справедливости. Божий Закон основан на справедливости: “Око за око и зуб за зуб”. Наш ум инстинктивно признает этот Закон Возмездия.

Во время существования Иудейского народа его Закон требовал справедливости. Если вол Семея Вениамитянина заколол вола Елиава из колена Завулона, то вола Семея следовало убить или дать полное возмещение за нанесенный урон; потому что владелец заколотого вола должен был получить полное возмещение. И так было во всем.

Принцип справедливости является верным принципом. Для мира было бы плохо, если бы не соблюдалась справедливость. Светские суды стремятся выносить справедливые решения, и, если кто-то лишился вола, его владелец может обратиться в суд и получить компенсацию. Мы видим праведность и мудрость такого порядка. Но в случае с Церковью Господь дал новый порядок. Церковь призвана из мира, и ее члены должны понимать, что они уже не от мира. Они должны следовать за Иисусом и страдать несправедливо. Иисус отдал Себя, чтобы страдать за несправедливых. Последователи Иисуса должны иметь Его Дух жертвования в интересах других. Кто не следует Его примеру, тот показывает, что не имеет Духа Христа. А кто не имеет Духа Христа, тому лучше не следовать за Ним, потому что он не будет иметь удела в Его славе.

ХРИСТИАНЕ НЕ ДОЛЖНЫ ДОБИВАТЬСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ

“Ибо и Христос не Себе угождал”. Когда к Нему плохо относились, Он не говорил: “Не обижайте Меня, а то Я отомщу”. Не таким был Господний дух. Он знал, что с Ним должны дурно обращаться. Он помнил поручение, данное Ему Отцом. Он держал в уме, что те, с кем Он имеет дело, – падшие люди. Он не пытался добиваться справедливости. Он оставлял все Отцу – все, что касалось мира и даже тех, кто был несправедлив к Нему. Он умер, чтобы в будущем все могли примириться с Богом через Его смерть.

Как последователи Иисуса, мы, подобно Нему, должны скорее отказаться от своих прав, чем добиваться их. Этим мы отличаемся от других. Мы имеем знание Божьего плана относительно прощения греха. Мы страдаем как члены Тела Христа, восполняя недостаток скорбей нашего Главы, и должны радоваться этой привилегии. Но если бы мы воздавали злом за зло и добивались от каждого справедливости, мы бы потеряли нашу привилегию страдать за праведность. Божественный порядок в том, что если мы страдаем с Иисусом в интересах той же истины, за которую Он пострадал, если мы становимся мертвыми с Ним, то мы будем жить и царствовать с Ним. Поэтому, если у нас будет мирской дух независимости, и мы будем говорить: “Если ты обижаешь меня, то я сделаю с тобой то же самое”, то мы не имеем Духа Христа.

Иисус знал, что по воле Отца Он должен быть жертвой за грех, должен страдать, “Праведник за неправедных”. И Он приглашает нас идти тем же путем, чтобы быть участниками Его страданий и впоследствии участниками Его славы в Царстве. Поэтому каждому Господнему последователю нужно быть внимательным, чтобы не воздавать злом за зло. Мысль апостола можно понять следующим образом: “Пусть никто не воздает злом за зло братьям”. Но апостол смотрит на это еще шире и говорит: “И никому”, то есть мы должны придерживаться того, что хорошо, не только между собой, но и между всеми людьми.

ПРИЗЫВЫ К СПРАВЕДЛИВОСТИ ИНОГДА ИМЕЮТ СМЫСЛ

Это не означает, что в некоторых случаях было бы неправильно обращаться за справедливостью к закону, в какой бы стране мы не жили. Но это означает, что в случае, если закон примет решение не в нашу пользу, мы должны подчиниться. Если по закону у вас должны забрать рубашку и пальто, подчинитесь закону. Мы до некоторой степени должны позволять, чтобы над нами совершали насилие. Если это касается только личных чувств, то нет должного основания для сопротивления. Но если вопрос затрагивает Господнее Дело, то тут, очевидно, можно обратиться с апелляцией о снятии наказания, чтобы мы могли воспользоваться всем, что мир готов нам предоставить и что посодействовало бы распространению Евангелия.

Мы видим, что в случае с нашим Господом, когда Его несправедливо осудили, Он добивался справедливости. Он представил дело Суду. Это не было сопротивлением. В случае со св. Павлом мы помним, что он не только бежал из некоторых мест, где его преследовали, но иной раз также апеллировал к высшему суду, что было разумным. Например, однажды, видя полную несправедливость к себе и осознавая, что толпа вокруг двоякого рода (некоторые – саддукеи, а некоторые – фарисеи, и что фарисеев больше), он воскликнул: “Я фарисей, сын фарисея, и меня судят за надежду на воскресение мертвых!” (МБО). Так он обратился к той части толпы, которая состояла из фарисеев, частично настроив ее против саддукеев. Он сказал: “Я, как и фарисеи, верю в воскресение мертвых”. Он не сделал ничего плохого саддукеям, а только пытался вызвать сочувствие и поддержку тех, кто отличался той же верой в воскресение и интересом к ней, чтобы убедить их не преследовать его. В другой раз апостола собирались несправедливо наказать; и когда его связывали, он обратился к стоящему рядом центуриону: “Разве вам позволено бичевать Римского гражданина, да и без суда?” Это немедленно привело к освобождению апостола из затруднительного положения. Он не говорил: “Если вы будете меня бичевать, это плохо для вас кончится!” Мы не слышали даже, чтобы Св. Павел жаловался, когда к нему относились плохо. Есть все поводы полагать, что он этого не делал. В другой раз, когда его жестоко избили, ничего не говорится, чтобы он пытался препятствовать несправедливости. Он просто принял это как допущение от Господа.

То, что он упомянул о своем римском гражданстве и спросил, дает ли закон право причинять ему вред, предоставляет ключ к нашему правильному поведению в похожих обстоятельствах. Если бы нас незаконно арестовали или препятствовали нам выполнять Господний труд, мы также могли бы сказать: “А разве вы поступаете по закону? Разве я нарушил какое-либо из его положений? Разве у меня нет прав гражданина этой страны?” И если чиновник превысил свои полномочия, нужно указать на требования закона разумно, не проявляя духа возмездия.

БОЖЕСТВЕННЫЙ ЗАКОН ЛЮБВИ

Вернемся к тому, следует ли воздавать злом за зло. Нас могут спросить: “Допустим, в наш дом проник грабитель, и мы его обнаружили; должны ли мы посадить его в тюрьму?” Один сказал бы: “Да, посадите его в тюрьму. Пусть знает”. Другой сказал бы: “Нет, у нас нет желания мстить. Мы не хотим причинять ему вред в ответ”. При этом перед нами человек, по меньшей мере, нарушающий законы и угрожающий безопасности и интересам общества. Следовательно, мы считаем, что должны сообщить об этом человеке властям и передать его справедливости. Мы хотим защитить общественность, а также помешать преступнику в его злодеянии.

Мысль Священного Писания, кажется, следующая: если говорить о нашем сердце, мы должны быть полностью готовы вынести зло во имя праведности; ведь мы призваны страдать ради праведности. Не следует воздавать злом за зло. Не следует опираться злу в том смысле, чтобы пытаться отплатить и отомстить за причиненный нам вред. Лучше, пусть зло повторится. Так поступал Учитель; и это является частью нашего завета с Господом – иметь удел в преследованиях и страданиях нашего Главы, переносить противостояние и несправедливость во имя Истины, во имя Христа.

Чем больше у нас бескорыстной любви, тем больше у нас Богоподобия. Бог несамолюбив, тогда как весь мир полон самолюбия. Но вполне естественно, что после шести тысяч лет опыта с грехом человечество самолюбиво. Было бы странным, если бы весь мир не имел на себе печати самолюбия, желания продвигать свои интересы за счет других? Но это поведение противоречит Божественному Закону Любви. Поэтому мы, как дети Бога, должны стараться избавляться от личного самолюбия и искать для себя только добра. Мы должны стремиться делать добро каждому, насколько это возможно, следуя мудрому пути – когда на то есть удобный случай, и прежде всего сочленам Тела Христа, путешествующим тем же узким путем самопожертвования.

R5897 (1916 г.)