“ГОДИНА ИСКУШЕНИЯ”

“И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле” (Откровение 3: 10).
Слова нашего Господа, адресованные “Ангелу Церкви в Филадельфии”, исполнились, как мы знаем, в период, который завершился приблизительно в то время, когда началась Жатва этого Века. Не надо думать, что разные эпохи, представленные в посланиях к разным Церквям, являются точными периодами времени, словно бы они имели точный момент начала и точный момент конца. Скорее, надо полагать, каждый из них был общим периодом, частично захватывающим другой. Так и этот период верности Господнему Слову, о котором идет речь в нашем стихе, по-видимому, имел определенную длину, так же как Лаодикийский период, в котором мы живем, занимает значительное время, и, как мы считаем, теперь заканчивается.
Долгое время к Божьему Слову относились легкомысленно. Переход от убогого к значительно лучшему пониманию происходил постепенно. Два Божьих Свидетеля, Ветхий и Новый Завет, долгое время облеченные в мешковину мертвых языков, постепенно поднялись на небеса к почетному и влиятельному положению, как это символично представляет Священное Писание (Отк. 11: 3-12). Тогда везде было провозглашено, что наступило время Второго Пришествия Христа. Иногда это называют Движением Вольфа или Движением Миллера, потому что один был его лидером в одной части света, а второй – в другой. На то время Америка была носителем передовой мысли в мире. Провозглашение Царства Христа было знаменательным движением, о котором, верим, упоминает наш Господь в притче о Десяти Девах, которые пробудились и привели в порядок свои лампы. Но это был ложный зов. Жених не пришел.

РАЗОЧАРОВАНИЕ ДВИЖЕНИЯ МИЛЛЕРА СТАЛО ПРОСЕИВАНИЕМ

Разочарование принесло просеивание между теми, которые называли себя народом Бога. Некоторые начали еще больше интересоваться Библией как Божьим Словом, и не сомневались, тогда как другие стали надменными и скептическими, заявив, что Библия является старой бессмысленной книжкой, и если кто-то обращает внимание на ее пророчества, то у него, по-видимому, не все в порядке с головой и т.д. Поэтому, они перестали держаться Божьего Слова и отказались от его высказываний. Подавляющее большинство известных учителей оставило обещания и пророчества Библии относительно второго пришествия Учителя, хотя эти обещания и пророчества были убедительными и многочисленными. Соответственно, люди знали совсем мало о Библии и, понятно, их вера не могла быть намного больше их знаний.
В результате, деятельность движения Миллера была своего рода разделением между теми, кто держался Божьего Слова и проявил терпение, и теми, кто потерял веру в Его Слово. О настойчивой, терпеливой вере истинных святых Бога, на наш взгляд, сказано: “ты послушал Меня и проявил терпение”. Общая година искушения, соответственно, должна была прийти не на них, а на тех, которые пришли после них – на Лаодикийскую Церковь. Церковь Филадельфии, которая терпеливо прошла сквозь суровое испытание своей веры, не должна была подлежать этому последнему испытанию.
“Година искушения” пришла сегодня на нас. Этой годиной искушения является время жатвы. Во многих отношениях она уже испытала Господний народ и показала, кто верен Божьему Слову, а кто нет. Следовательно, большинство так называемых христиан мира – возможно более, чем три четверти – потеряло всякую веру в Библию и попало под влияние различных ложных и обольстительных теорий наших дней – Эволюции, Высшей Критики, Христианской Науки, теософии, спиритизма, Новой Мысли и т.п. Они утратили веру и преданность Господнему Слову. Они не способны устоять в этом “дне злом”.

УТРАТА ВЕРЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ

Испытания этого “дня злого” не заканчиваются на Церкви (“Доме Божьем”), хотя и начались с нее. Эта година искушения должна была прийти на “всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле”. Искушение, испытание, приходит на людей в каждом народе и, прежде всего, на все части христианства. В суровых испытаниях, сквозь которые многие из них прошли, они начали сомневаться в самом существовании Бога. Они не могут себе представить Бога, Который мог бы позволить такие ужасные бедствия, которые уже пришли, и, которые, по мнению рассудительных людей, еще должны прийти! Не зная великого Божьего Плана, не понимая славного результата нынешних условий – золотого окаймления темных туч, нависших над всем миром, – люди потеряют всякое доверие к наивысшей Власти. Несчастное человечество в своем невежестве и ослеплении еще не обрело свет через Слово Бога, еще не узнало о грядущем Царстве и способе, которым оно будет введено, а также о цели и назначении его провозглашения.
Следовательно, нынешний кризис, безусловно, является временем большого испытания для всего мира. Многие люди составляют номинальную церковь; и в этом времени испытаний и потрясений все церковные системы полностью распадутся на части. Вавилон упадет, потому что он не может, не имеет права устоять в этом большом Дне Испытания. Его падение будет огромным! Мы думаем, что на некоторое короткое время это будет означать общее разрушение веры – падение веры. Таким, по-видимому, является содержание пророчества: “Ибо восстанет Господь, как на горе Перациме; разгневается, как на долине Гаваонской, чтобы сделать дело Свое, необычайное дело, и совершить действие Свое, чудное Свое действие” (Ис. 28: 21). Кто этого не понял, кто не внял Слову, тот будет крайне смущен.

ЦЕРКОВЬ ФИЛАДЕЛЬФИИ СОХРАНЕНА

Относительно филадельфийского состояния Церкви и ее спасения от годины искушения, мы полагаем, Господь имел в виду, что некоторые из Церкви той эпохи будут жить и в нынешнем периоде, но не будут подлежать особенным испытаниям этой годины. Помнится, был один очень приятный господин, которому на то время, о котором мы собираемся говорить, было лет девяносто. Он был пастором одной из церквей, принял с большой радостью Нынешнюю Истину и говорил ее с большим усердием. В своем доме, а также в церкви, которой он прислуживал, он столкнулся с такой оппозицией, что, кажется, не мог полагаться даже на собственное суждение. Он говорил так: “Мне уже девяносто. Я не могу положиться на надежность своего ума. Даже когда я иду улицей, мне нужно, чтобы меня взяли под руку, или, чтобы я взял кого-то, чтобы не заблудиться. Если такова Господняя воля, я готов стерпеть любое противостояние. Но я не уверен”.
Мы часто думали об этом пожилом господине как о возможном представителе большого класса, и очень сочувствуем, что он не смог занять нужного положения и не вышел из Вавилона. Но стих, который мы рассматриваем, пожалуй, подбодрил наш ум относительно него и ему подобных. Очевидно, они засвидетельствовали преданность Господнему Слову и верность по мере своей возможности понять эти вещи. По-видимому, ни один из них, перейдя в жатвенное время, не будет считаться таким, который находится в этом жатвенном периоде времени. Мы, конечно, не уверены в этом. Мы лишь знаем, что Господь обещал тем, кто принадлежит к периоду Филадельфии, что они избегнут испытаний, приходящих сейчас на Лаодикийскую фазу Церкви и мира.

R5718 (1915 г.)