“НЕ ПРИКАСАЙТЕСЬ К ПОМАЗАННЫМ МОИМ”
1 ЦАРСТВ 26

ТЯЖЕЛЫЕ ИСПЫТАНИЯ ЦАРЯ ДАВИДА – ПЕЩЕРА ОДОЛЛАМСКАЯ – ПЛЕМЯННИКИ ЦАРЯ ДАВИДА – ВОДА ИЗ ВИФЛЕЕМА – ДАВИД ДВАЖДЫ ОСТАВЛЯЕТ ЦАРЯ САУЛА ПРИ ЖИЗНИ – СВОЕВРЕМЕННЫЕ УРОКИ

“Любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас” (Луки 6: 27).
Поставленному вне закона и гонимому царем Саулом молодому Давиду жизнь складывалась по-разному. Вскоре к нему примкнула группа неудачников, справедливо и несправедливо изгнанных из общества. Некоторые из них, наверное, были преступниками, некоторые – должниками, подлежащими тюремному заключению и потому бежавшими, чтобы остаться на свободе, и т.д. Во всяком случае, молодой Давид вскоре оказался во главе компании из четырехсот человек, достаточно вооруженных и отчаянных.
Для него это было большим испытанием, готовившим его к будущим делам царства. Он мог взглянуть изнутри на условия неблагополучной среды общества. Он сам и его маленькое войско, наверное, существовало за счет опустошений, собирая своего рода дань в виде налогов с крестьян. Взамен за эту дань, за этот налог, Давид, очевидно, защищал их от грабителей, которые часто приходили не только из земли Филистимской, но также перебирались через Иордан из земли Моавской. В то время власть царя Саула уже на предоставляла достаточной защиты для удержания порядка. Вместо того чтобы соблюдать интересы своих подданных, царь проникся завистью к своему верному слуге Давиду и время от времени устраивал погоню за ним – что-то вроде охоты на дикого зверя в лесу.
Среди тех, кто присоединился к Давиду, были три его племянника, сыновья его сестры. Впоследствии они стали очень близкими царю Давиду во всем, что он делал. Одним из них был Иоав, который стал начальником войска, вождем. Двумя другими были Авесса и Асаил, умелые люди, которые со временем стали известными в царстве.

БЛАГОРОДНЫЙ ХАРАКТЕР ДАВИДА

Некоторое время Давид и его отряд скрывались в укрепленной пещере Оддолламской. Стоит воздать должное Давиду за то, что он отказался втягивать свой народ в гражданскую войну, хотя имел для этого достаточно поводов. Наверное, большинство народа с самого начала заняло бы его сторону, и он легко добился бы победы над царем Саулом. Как просто можно было обмануть себя, подумав, что такова Божья воля! Давид помнил, что Господь через пророка Самуила помазал его царем, но он также помнил, что он не должен захватывать власть, а должен ожидать времени у Бога, когда Божественная Сила свергнет царство Саула и даст ему власть царя как преемнику Саула.
Каким благословением было бы, если бы весь Божий народ помнил, что следует ждать Господа! “Итак ждите Меня, говорит Господь, до того дня, когда Я восстану для опустошения”. Господние времена и сроки являются наилучшими для нас, и любая попытка с нашей стороны опережать Господнюю волю, наверное, будет воспринята неблагосклонно. А так как Давид имел полную веру в Бога и дух повиновения Ему, он был назван мужем по Божьему сердцу, но не за то, что был совершенным или всегда выполнял Господнюю волю, а за то, что Господняя воля всегда была искренним желанием его сердца. И если по слабости плоти ему случалось избрать другой путь, он способен был тотчас раскаяться, как только видел ошибку, чтобы просить о Божественном прощении и изменить свой путь.
Джозеф Паркер, комментируя, говорит: “Без преувеличения можно сказать, что все это событие является образом положения Иисуса Христа в мире. Он был презрен и умален пред людьми, Ему негде было преклонить голову. Люди, которые тотчас окружали Его, характеризовались невразумительными надеждами, уступали Ему, были деградированы и полны всяческих нужд. Так и вокруг Божьего Сына собралась вовсе не блестящая и изысканная толпа, когда Он проживал в пещере Оддоламской, как мы называем землю”.
Находясь со своими сторонниками в пещере Оддоламской, Давид однажды с ностальгией вспомнил, как когда-то пил чистую воду из колодца, что возле его дома в Вифлееме, давая понять, с каким удовольствием он попробовал бы ее еще, если бы достал. Тотчас три его верных последователя, среди которых был его племянник, сделали отважную вылазку без ведома Давида. Она была опасной по двум причинам: во-первых, царь Саул считал их вне закона; во-вторых, Вифлеем в то время находился в руках филистимлян. Но несмотря на все трудности, храбрые мужчины показали любовь и преданность тому, кто ими руководил, и принесли бурдюк воды из желанного колодца.
Когда они пришли и отдали его Давиду, он проявил небывалую преданность сердца, и не только оценил большую верность, проявленную ими, когда они рисковали жизнью, чтобы принести воду, но и признал, что она досталась слишком большой ценой, чтобы ее просто выпить. Он вылил ее на землю как жертвоприношение, как жертву благодарности Господу за полученные благословения, за поддержку и помощь со стороны таких преданных друзей. Бесспорно, в этом событии проявилось настоящее величие Давида, его преданность Господу, его вера! Это свидетельствует о том, что он был незаурядным, благородным человеком.

ПРИГОТОВЛЕНИЕ К ЦАРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В то время Давид и некоторые его последователи находились в местности, именуемой Номва, где с ними благосклонно повелся священник Ахимелех. Царь Саул, узнав об этом от человека, сделавшего донос, убил всех священников той местности и их семейства, восемьдесят пять человек. После этого к Давиду присоединился один из сыновей Ахимелеха с ефодом священника, а затем – один из пророков. Все это позволило сделать положение Давида более надежным, и еще больше убедило Саула, что Божья милость оставляет его. Тем не менее, Саул продолжал воевать против Бога и Божественного замысла.
В таких условиях силы Давида постепенно выросли до шестисот человек, добавляя ему опыта и готовя к будущему труду. Как заметил епископ Вилберфорс: “Сложное воспитание в условиях жизни беглеца приносит людям знание и умение. Ничто другое, кроме полного личного самообладания, не может удержать неуправляемые элементы под контролем, и Давид, вынужденный совладать во всем этим, научился тайны руководить людьми и связывать воедино их непримиримые сердца”.
Даже сейчас, как и прежде, царя Саула не оставляло желание уничтожить Давида. Однажды Давид со своим войском находился в пещере посреди мрачных скал западного побережья Мертвого Моря, когда царь Саул, преследуя Давида и находясь в сопровождении достаточно большой группы воинов, вошел в ту же пещеру, чтобы отдохнуть и подкрепиться. Как долго он собирался там быть – неизвестно. Китто рассказывает нам, что некоторые из этих пещер настолько большие, что могут дать убежище даже полторы тысяче человек. Другой автор заметил: “Один путешественник однажды рассказывал нам, что в одной из таких пещер, которая находится приблизительно в двадцати милях от Эйн-Геди, однажды смогли укрыться около тридцати тысяч человек. В этих подземельях стоит кромешная тьма, словно в полночь. Вход еще видно, но за каких-нибудь четыре шага различить что-либо почти невозможно”.
Давид и его товарищи находились в глубине пещеры, и когда Саул и бывшие с ним люди вошли, чтобы отдохнуть, желанием отряда Давида было по меньшей мере убить Саула, чтобы их суровые испытания наконец закончились, и справедливое возмездие было воздано за то зло, которое царь сделал и продолжал делать. Но Давид не согласился. Вместо этого он отрезал лоскут от одежды царя Саула в доказательство того, что царь был полностью в его руках, и он мог его убить, если бы захотел. Этим он показал свою верность царю.
Когда царь и его свита отошли на некоторое расстояние, Давид и его товарищи, будучи вне опасности, вышли наружу и возроптали, что царь не оценивает преданности своих подчиненных и хочет лишить их жизни, тогда как они вовсе не посягают на его жизнь. У Саула заговорила совесть, и он, заплакав, сказал: “Ты правее меня”. На некоторое время охота на Давида, объявленного вне закона, прекратилась, и Саул пообещал, что этого больше не будет. Однако наша лекция рассказывает о другом похожем событии, которое произошло несколько позже.
В то время Давид вместе со своим племянником пробрались в лагерь Саула и взяли находившиеся у его изголовья копье и царский сосуд с водою. Отойдя с ними, они остановились на расстоянии на противоположном холме, имея овраг между собой и лагерем, и, будучи в безопасности, обратились к Саулу и его лагерю, чтобы их было слышно. Давид заговорил к царю, сказав, что он не только более проворный, чем воины Саула, но и более преданный интересам царя, и если царь пошлет одного из слуг, то он вернет копье и сосуд. Давид сказал, что он не собирался вредить царю, а только забрал эти вещи, чтобы лишний раз убедить царя в абсолютной преданности и в том, что преследовать его как врага было ошибкой.
Проникновение в лагерь царя сегодня было бы невозможным по причине наличия современных методов охраны, выставления пикетов и тому подобное, но в былые времена было по-другому, хотя даже сегодня в странах Востока обстоятельства не очень изменились. Вспомним, как Гедеон и его отряд таким же образом проникли в лагерь. Вспомним, как Авраам преследовал пять царей, и, найдя их, захватил спящими, без охраны. Один бывалый путешественник по Востоку рассказывает: “Арабы спят беспробудно, особенно если они устали. Часто во время путешествия мои погонщики мулов и слуги соглашались постоять на страже в тех местах, которые считались опасными, но каждый раз я видел, как они быстро засыпали, и их сон был таким крепким, что я не только мог ходить рядом, не разбудив их, но и мог снять с них покрывало”.

ПОЛЕЗНАЯ ЛЕКЦИЯ

Давид объяснил нежелание лишить своего врага жизни тем, что Саул был Божьим помазанником, поэтому замахнуться на него было бы покушением на устав Всевышнего. Этого Давид сознательно не мог сделать. “Не прикасайтеся к помазанным Моим, и пророкам Моим не делайте зла!”
Было бы хорошо, если бы мы сегодня держали в уме этот принцип. Но не надо думать, что цари сегодня являются Господними помазанниками. Они помазывают себя сами. Их царства являются царствами мира сего. И, наоборот, Израиль был особенным Божьим царством, которое Он принял на особенных условиях завета. По Божественному распоряжению царь Саул был помазан особым елеем помазания, символизировавшим Святой Дух. Помазание Давида тем же елеем не давало ему права отменять Господнее помазание, предварительно данное Саулу, но убеждало, что он должен стать преемником Саула – не избавляясь от него, а ожидая, когда Господь даст ему то, что обещал, в Свое время и Своим путем.
Хотя на монетах всех царств земли показано, что их правители господствуют и управляют как представители Царства Мессии, мы знаем, что это не так. Царство Мессии еще не установлено. Мы по-прежнему молимся “да приидет Царствие Твое”.

ПЯТЬ УНИВЕРСАЛЬНЫХ ИМПЕРИЙ ЗЕМЛИ

Когда Бог забирал Свое образное царство с земли, то сказал последнему царю, Седекии: “Этого уже не будет.. Низложу, низложу, низложу и его не будет, доколе не придет Тот, Кому [принадлежит] он, и Я дам Ему!” Это подразумевало междуцарствие (когда речь идет о Божественном правлении в мире) между Седекией и Тысячелетним Царством Мессии. Тем временем Бог дал язычникам возможность показать, какое царство они смогут установить в мире. От дней Седекии, с 606 г. до н.э., и доныне мы имели четыре разных вида правления, к тому же четвертое из них было изменено коварным образом. Этими царствами были: (1) Вавилония, (2) Медо-Персия, (3) Греция и (4) Рим. Нынешние правительства Европы являются Римской империей в новом виде, новой ипостаси. Хотя их законы, методы и амбиции являются точно такими же, как у римлян, однако они, заблуждаясь и вводя в заблуждение, именуют себя христианскими царствами. По общему согласию весь мир привык говорить о них как о христианстве, как о Христовом Царстве.
Это показано в Библии в символическом истукане, представлявшем все эти правительства. Его ноги, как и голени, были из железа, но были намазаны липкой глиной, чтобы выглядеть похожими на камень, потому что камень является символом Божьего Царства. Так и эти царства Европы сегодня воюют и проявляют вовсе не христианский дух, а гнев, злобу, зависть, ненависть и споры, которые апостол именует “делами плоти и дьявола”. Они считают себя Царством Мессии и показаны в ногах истукана, разрисованных под Камень Царства, которое вскоре должно наполнить всю землю (Дан. 2: 31-45).
Царство Мессии показано в виде камня, который “оторвался от горы без содействия рук”, без власти человека. Во дни царей, представленных в пальцах истукана, он должен был ударить истукан и разбить его в прах, а сам камень должен был стать большой Горой, то есть Царством Господа на всей земле. Этот удар, верим, уже рядом, и нынешняя война в Европе задумана Господом с целью ослабить народы и приготовить их к следующему этапу скорби – большому землетрясению, которое символически означает революцию.
После революции быстро должен прийти большой символический огонь, чтобы полностью уничтожить нынешний порядок вещей. Этот огонь представляет анархию, свержение всякого правительства и власти. Вот так Бог позволяет человеку убедиться, что его наилучшие достижения являются лишь имитацией и окончательно ведут к катастрофе. Усвоив урок, все человечество будет готово к Царству Мессии, которое в то время будет провозглашено и станет “желанием” всех народов (Аг. 2: 7).

R5672 (1915 г.)