ПОБИВАЕМЫЙ БОГОМ, УНИЖЕННЫЙ

МАРКА 15: 22-37

“Он взял на Себя наши болезни и понес наши печали; А мы считали, что Он был поражаем, побиваем Богом и подвергаем скорби” (Исаии 53: 4, ВоП).
НЕТ основания подвергать сомнению факты, связанные с распятием Иисуса. Единственная причина разногласий касается божественного позволения и причины распятия. Пророк Исаия дает нам божественное объяснение.

СКОРБНЫЙ ПУТЬ

Спаситель был очень ослаблен трехлетним служением, во время которого Он щедро отдавал Свою жизненную силу людям, исцеляя их болезни. Кроме того, с тех пор, как Он послал учеников готовить Пасху, Он постоянно был в напряжении, без сна. Этот промежуток времени содержал испытания, связанные с Пасхой и установлением Вечери Воспоминания, пути в Гефсиманию, часы агонии и истощения, последующие события, допрос, который был устроен первосвященниками в Синедрионе, допрос перед Иродом и Пилатом, бичевание и т.п. Все это было связано с постоянным напряжением. А теперь, когда Он был осужден на распятие теми, за кого пожертвовал Своим небесным домом и славой, Его еще вынудили нести собственный крест. И Он нес, пока окончательно не выбился из сил и не ослаб под его тяжестью, после чего прохожего крестьянина заставили помочь Ему. Нес ли тот весь крест или шел сзади Иисуса и помогал нести только часть ноши, в первоначальном тексте четко не сказано.
Где были Петр, Иоанн, Иаков, Фома и другие апостолы, что они не заявили о своем желании помочь Иисусу? Понятно, их сдерживал страх. Но какое благословение они упустили! По преданию, киринеянин, шедший с поля, которого заставили нести крест, впоследствии стал одним из последователей Назарянина, потому что истина слов Спасителя во время скорбных событий того часа попала в его сердце.
Вокруг теснились, плача, женщины, и мы удивляемся, что ни одна из них не протянула Ему руку помощи. Обратившись к ним, Иисус сказал: “Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших”. Некоторые исследователи Библии допускают, что слова Учителя, что они будут говорить, чтобы горы и холмы покрыли их и защитили, частично относятся к великой скорби, которая постигла иудейский народ спустя тридцать семь лет во время разрушения Иерусалима. Существует предположение, что разрушение Иерусалима и скорбь того времени были образами, предвещавшими еще большее бедствие, которое случится в завершающем времени этого века.
Бесспорно, те же выражения о горах и холмах употреблены в отношении конца Евангельского века. Когда в Своем втором пришествии Христос откроется в пламенном огне суда, этот огонь поглотит нынешний порядок вещей и приготовит путь для нового Царя. Мы даже не допускаем, чтобы кто-то молился, чтобы горы упали на него, ведь покончить с собой можно значительно более легким способом. Мысль, скорее, заключается в том, что многие будут искать, просить и молиться об убежище, о защите от свирепствующих бедствий. Скалами общества являются его общественные организации, каждая из которых пытается защитить своих членов.
“Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?” – сказал Иисус. Здесь Он, кажется, уподобляет иудейский народ к смоковнице, быстро засохшей от Его проклятия, приговора. Действительно, за пять дней до распятия, Иисус, въезжая на осле в Иерусалим и плача над ним, сказал: “Се, оставляется вам дом ваш пуст”. И вот, за короткое время, когда смоковница еще была зеленой, ее правители дошли до такого безрассудного состояния, что были готовы переступить все законы и пренебречь всякой совестью, лишь бы распять Иисуса .
Если зло так быстро привело к такому ужасному нарушению справедливости, то чего можно было ожидать позже, когда иудейская смоковница полностью засохла, и весь сок (духовность) вышел из нее? Похоже, в конце этого века можем надеяться, что Церковь, Тело Христа, святые, пострадают насильственно; что соль земли будет взята, и вскоре после этого наступит общая испорченность – анархия.

СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ВОЗНЕСЕННЫЙ

Иисус возвестил заранее о Своем распятии, говоря: “И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому” – быть распятому. Таким образом, медный змей был использован как образ Иисуса. В действительности Иисус был святым, непричастным злу, непорочным, но Он занял место грешника, то есть с Ним поступали как с грешником. Самым суровым наказанием по закону было распятие – “проклят всяк, висящий на древе”. Так вот, апостол говорит, что Иисус стал проклятием за нас (Гал. 3: 13, ВоП). Хотя Он не знал греха, Он занял место грешника. Иисус умер за наши грехи, по Писанию.
Слова нашего стиха: “Отче! прости им, ибо не знают, что делают”, – не следует принимать во внимание, так как они не находятся в самых древних греческих манускриптах. К тому же, Иисус обязан был знать, что грех иудеев принесет наказание. Он предвестил в притче, что Бог накажет их и сожжет их город (Лук. 20: 14-16). В контексте выражение “плачьте о себе” имело в виду наказание иудеев за их грехи и то, что этот грех не будет им полностью прощен. Фактически, мы знаем, что иудеи были отсечены от божественной милости на восемнадцать столетий. Правильнее считать, что Иисус был в полном согласии с Отцом во всем божественном устройстве и не просил ничего, что противоречило бы божественной воле.
Св. Павел также упоминает это, говоря о скорби, постигшей иудеев, когда они отвергли Иисуса: “Но приближается на них гнев до конца”, “да исполнится все написанное” (1 Фес. 2: 14-16; Лук. 21: 22).
С другой стороны, можем быть уверены, что Иисус, отдававший Свою жизнь за иудеев, не должен был желать, чтобы они остались без наказания, которое им полагалось за большой грех против Того, Кого Иегова специально послал к ним как Своего представителя, Своего Сына. Без сомнения, справедливым наказанием за такой добровольный грех было бы полное уничтожение. Но апостол подчеркивает, что кровь Иисуса “говорит лучше, нежели Авелева” – не о справедливости (Евр. 12: 24). Его кровь говорит о прощении грехов не только для остального мира, но и для иудеев. Она говорит о полной возможности примирения с Богом в течение Мессианского царства.
Св. Петр подтверждает мысль, что иудеи не были полностью ответственны за свое поведение по причине (по меньшей мере) частичного неведения. Впоследствии, обращаясь к некоторым из них, он сказал: “Впрочем я знаю, братия, что вы, как и начальники ваши, сделали это по неведению”, – потому что если бы знали, то не распяли бы “Начальника Жизни” (Деян. 3: 15-17). Пророк Захария показывает нам, что в положенное у Бога время глаза понимания всего мира откроются. Все будут смотреть на вещи по-другому; при этом иудеи упомянуты особо – те, которые Его “пронзили”. Тогда Господь изольет на них дух благодати и умиления, и они будут смотреть на Того, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем (Зах. 12: 10), осознавая, как они ужасно повелись со своим лучшим Другом, своим Искупителем.

ДЕЛИЛИ ОДЕЖДЫ ЕГО

О каменном сердце римских воинов свидетельствует факт, что в то время, когда Иисус умирал, они бросали жребий о Его тканом хитоне, разделив между собой Его верхнюю одежду. Мы имеем Божье обетование, что в результате Тысячелетнего царства из всякой плоти будет взято каменное сердце и вместо него будет дано чувствительное. О, как все человечество нуждается в полной реституции к образу и подобию Бога, представленных в начале в Адаме, а позже в Человеке Иисусе!
Состояние мира дополнительно показано в двух обвиненных в преступлении, казненных в то время по обе стороны от Иисуса, Который, как свидетельствовала надпись на Его кресте, был назван Царем иудеев. Один из этих друзей по несчастью сетовал на Иисуса как обманщика, подталкивая Его к тому, чтобы показать силу, которую Он имел, чтобы спасти Себя и их. Как мало он понимал, что если бы Иисус спас Себя, то не смог бы стать Спасителем мира!
Другой преступник отнесся к Иисусу по-дружески, признавая, что Он не совершил ничего плохого и был обвинен несправедливо. Потом, обратившись к Иисусу, он выразил веру в Него и попросил награду за свои доброжелательные слова, говоря: “Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое”. Несчастный злодей знал, что Иисус называл Себя Царем. Он стоял рядом, когда Иисуса спрашивали: “Так Ты Царь?”, и слышал ответ: “Царство Мое не от мира сего”. Злодей осознал, что Иисус достоин быть Царем, настолько благородный характер и вид был у Него. А что, если Он действительно Тот, за кого Себя выдает? Что, если окончательно, в далекой Будущности, этот Человек действительно окажется Мессией? Злодей хотел, по крайней мере, сказать правду, слово в Его защиту и попросить хотя бы вспомнить о нем, если этот Человек когда-то получит Свою царскую власть.
В прошлом мы, кажется, все неправильно понимали ответ Иисуса. Мы думали, что Он обещал злодею, что тот будет с Ним в царстве в тот же день. Однако мы знаем, что, согласно другим стихам Священного Писания, Иисус в тот день был не в царстве, а в новом гробу Иосифа; что Он встал из мертвых, из шеола, из гадес, из гроба лишь на третий день; и что даже потом, после Своего воскресения, Он сказал Марии: “Ибо Я еще не восшел к Отцу Моему.. и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему”. Из этого следует, что Иисус не мог сказать, что Он и злодей будут вместе в раю в тот же день.
Правильного объяснения не надо искать далеко. Рай, потерянный в результате грехопадения шесть тысяч лет тому назад, вскоре должен быть восстановлен Мессией в Его славном царстве. Именно тогда злодей просил вспомнить о нем – “когда приидешь в Царствие Твое”. С тех пор злодей спит сном смерти, ожидая времени, когда придет Царство Мессии. Ответ Иисуса полностью соглашался с этим: Аминь, да будет так. “Истинно говорю тебе ныне же [в этот день, когда, кажется, что у Меня нет друга, когда менее всего правдоподобно, что Я когда-нибудь буду иметь царство, Я говорю тебе ныне], будешь со Мною в раю”.
Царство Иисуса вскоре начнет труд превращения мира на рай. И в воскресении всех спящих сном смерти Учитель вспомнит о злодее. Не сомневаемся, что в раю он будет иметь большое благословение за слова утешения, сказанные на кресте, и особенно за то, что эти слова свидетельствовали о его мягком и сокрушенном сердце, которое будет принадлежать всякому, кто первым получит благословение в царстве.
Иисус поручил Свою мать ученику Иоанну, что может свидетельствовать о том, что ее мужа, Иосифа, уже не было в живых. Это также говорит нам о заботливом внимании Учителя в час Его наибольших страданий к потребностям тех, кого Он любил.
Предсмертный крик: “Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?” – является доказательством, что Учитель не претендовал не то, чтобы быть небесным Отцом, а был Божьим Сыном. Он также показывает нам, каким образом Учитель перенес наивысшую меру наказания грешника. Наказанием за грех была не только смерть, но и отделение от общности с Богом. Иисус, занимая место грешника, был должен, по крайней мере, на мгновение полностью почувствовать отчуждение грешника.
Возглас Учителя: “Совершилось!” – напоминает нам Его слова, сказанные перед этим: “Крещением [в смерть] должен Я креститься; и как Я томлюсь [как Мне трудно], пока сие совершится”, – закончится.
Слова: “Отче! в руки Твои предаю дух Мой”, – напоминают нам, что Иисус отдавал Свою жизнь; что Его дух жизни был тот же, который был перенесен из предыдущего состояния. Он не потерял Своего права к жизни, как потерял Адам. Поэтому Он все еще мог говорить о нем, как о Своем собственном духе, о Своем собственном праве к жизни – только отданном на некоторое время, возложенном на основе божественного обетования, что оно должно быть дано Ему снова в воскресении.

R5577 (1914 г.)