“САМ ИИСУС, ПРИБЛИЗИВШИСЬ...”
Луки 24: 13-35

“Христос Иисус умер, но и воскрес” (Римлян 8: 34).
Мы собираемся сегодня рассмотреть одно из наиболее знаменательных явлений Иисуса Своим ученикам после воскресения. Рано утром в день Своего воскресения Он явился женщинам, пришедшим с ароматами бальзамировать Его тело. Они сообщили св. Петру и св. Иоанну о том, что Господь был с ними. Два самых энергичных апостола направились наперегонки к гробу, но увидели только пустую могилу.
Ученики Иисуса были поражены, потрясены. Хотя Он говорил им, что Его распнут и Он встанет из мертвых третьего дня, они не поняли сказанного. Даже услышав о Его воскресении, они никак не могли это согласовать с тем, что Он говорил им прежде.
После полудня двое из них отправились домой, разговаривая о своем разочаровании Иисусом – как Он, вместо того, чтобы стать великим царем, был распят, а их надежды иметь с Ним почести и высокое положение растаяли. Иисус оказался обманщиком, на радость правителям. А то, что Его распяли, кажется, объясняло дело, что Он не мог быть Мессией, как об этом говорил и как они в это поверили.

НЕПРИЕМЛЕМО, ЧТОБЫ ИИСУС ДАЛЬШЕ БЫЛ ПЛОТЬЮ

Когда они разговаривали, Иисус догнал их. Они не узнали Его через изменение в воскресении. Апостол Петр говорит нам, что Он был “умерщвлен по плоти, но ожил духом”. Мы понимаем это в свете объяснения, данного об изменении Церкви в воскресении. Апостол Павел утверждает: “Сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное” (1 Кор. 15: 42-44). Поэтому понятно, если Церковь должна испытать такое изменение в воскресении, чтобы быть подобной Господу, то и Он должен был испытать такое изменение.
Такая же мысль напрашивается из слов апостола, что мы “все изменимся вдруг, во мгновение ока”, потому что “плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия”. Изменение, которого Церковь должна испытать, чтобы быть пригодной к Божьему Царству, является таким же изменением, какое испытал Иисус, когда был поднят из мертвых как животворный Дух – уже не как человек.
Титул нашего Господа “Сын Человеческий” дальше принадлежит Ему, так же как титул “Слово Божье”, Логос. Когда Логос стал плотью, Его индивидуальность не была потеряна. О человеческом опыте нашего Господа читаем: “Ты.. тело уготовал Мне” – для претерпения смерти (Евр. 10: 5-10). Когда Он осуществил этот замысел, то больше не нуждался в человеческой природе, а, как возвестил заранее Своих учеников, взошел туда, где был раньше – на духовный уровень, к духовной природе, а впоследствии в само небо.
Полагать, что Иисус является плотским существом на небесах, всю вечность имеющим раны и рубцы и окруженным духовными существами уровня, который выше человеческого, означало бы допускать, что Отец никогда в действительности не возвысил Его обратно к той славе, какую Он имел у Бога прежде бытия мира (Иоан. 17: 5), но это немыслимо. Поэтому мы обязаны держать в уме стихи, которые показывают, что Отец высоко превознес Искупителя, не только вернув Его на уровень духовного существования, превосходящий человеческий, но и поставил “превыше всякого Начальства, и Власти, и Силы, и Господства, и всякого имени, именуемого” (Фил. 2: 9-11; Еф. 1: 20-23).

“ИИСУС ПРЕДСТАВИЛ СЕБЯ” (ВоП)

Св. Лука говорит, что Иисус представил Себя живым после воскресения (Деян. 1: 3). Также он говорит о Нем, что Он являлся. Повествование показывает, что оба выражения подтверждены фактами. Он появлялся и исчезал. Он представил Себя одним и не представил другим, всем видом свидетельствуя о факте, что после этих трех дней с Ним произошла некоторая большая перемена. Он не только появлялся и показывался в разном виде, в разных телах, не похожих друг на друга, но и в разной одежде. И когда Он неожиданно исчезал, то исчезала также одежда.
Когда мы говорим, что Иисус, духовное существо, материализовался, то не подумайте, что мы каким-то образом поддерживаем класс, называемый спиритуалистами, который претендует на материализацию мертвых. Если мы ищем иллюстрацию, то обратимся к библейской повести о том, как Иисус, когда еще был Логосом, до того, как Его природа была изменена с духовной на человеческую, явился Аврааму в обществе двух ангелов. Читаем, что Господь и два ангела действительно ели и разговаривали с Авраамом, который их не узнал, но “оказал гостеприимство ангелам”, пока, вконец, не стало понятным, кто они.
Так и с двумя учениками по пути в Эммаус: Чужестранец, который догнал их, доброжелательно спросил, почему у них такой обеспокоенный вид и о чем они разговаривают. Они открыли ему свое сердце, удивленные, что Он ничего не знает о случившемся. Рассказав об Иисусе Назарянине, пророке могущественном в деле и слове перед Богом и всеми людьми, они объяснили, как первосвященники и правители выдали Его и распяли. Они объяснили Ему свое двойное разочарование, что они потеряли не только Друга, но и надежду, что Он – Мессия, который должен искупить Израиль. Дальше они рассказали о событиях этого утра – что некоторые женщины из их общества нашли могилу пустой и видели ангелов, которые сказали, что Он жив и т. д.
Это дало Иисусу возможность, которую Он искал, – объяснить Своим ученикам спокойно, без эмоций, что произошедшее с ними было частью Божественного Плана. Он сказал: “О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки!” Он поведал, что Ему нужно было пострадать, чтобы войти в Свою славу, что без таких страданий Он никогда не мог бы стать Царем Славы с властью благословить впоследствии и восстановить человечество (Деян. 3: 19-21).
Тогда Он начал рассказывать из книг Моисея и всех пророков, что Бог предвестил об испытаниях Мессии. Он, по-видимому, напомнил им о том, как Авраам пожертвовал Исаака, объясняя, что Авраам представлял небесного Отца, а Исаак – Его Самого; что жертвоприношение, хотя и не совершенное до конца, представляло Его смерть, которая состоялась, а следующая жизнь Исаака представляла воскресение Иисуса, чтобы опять быть с Отцом.
Он, наверное, рассказал им об ударе скалы, из которой потекла вода, что эта скала представляла Его – Того, Кого нужно было ударить, чтобы дать Воду Жизни умирающему миру. Он, наверное, рассказал им о том, как Моисей поднял змея в пустыне, и объяснил, что змей представлял грех; что Он, распятый, занял место грешника, чтобы грешник мог верою стать праведным в Божьих глазах через жертву Искупителя.
Он, наверное, объяснил им жертву Дня Примирения, во время которого телец, который был заклан, представлял Его в плоти; во время которого первосвященник, который был жив, вошел в Святое Святых и кропил кровью для прощения народа, также представлял Его Самого (духовное Существо), Который после воскресения должен был войти в само небо и окончательно представить полное примирение за грех в пользу мира и потом выйти опять в Своем Втором Пришествии, чтобы благословить тех, за кого умер.

“ИЗЪЯСНЯЛ.. ПИСАНИЕ”

Он, наверное, объяснил им о пасхальном агнце, что тот символизировал Его Самого, “Агнца Божьего, Который берет [на Себя] грех мира”. Можем допустить, что Он затем перешел к Псалмам, Исаии и другим пророкам, объясняя все пророческие места, касающиеся страданий Христа и последующей славы. Не удивительно, что эти ученики впоследствии говорили, что их сердца пылали, когда Он изъяснял им Писание!
Как первые ученики были подбодрены Посланием Божьей благодати и выполнением Его обетований, так, несомненно, будет со всеми последователями Иисуса. Господь пророчески сказал: “Падет народ Мой за невежество; поелику ты отверг ведение” (Мак.). Очевидно, если Божье Слово не понимать и не усваивать, то христианская жизнь задержится в росте и развитии. Поэтому мы имеем частые напоминания со стороны Иисуса и апостолов, что народ Бога должен возрастать в благодати и знании, должен исследовать Священное Писание и т. п. Пусть холодные и безразличные присоединятся к подавленным и разуверенным и приходят к Учителю за “пищей во время”. Они, наверное, не будут отправлены с пустыми руками Тем, Кто сказал: “Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам”. Насколько их сердца будут пылать, и насколько они будут понимать выполнение Божьих обетований в прошлом, настолько они будут развивать веру в выполнение обетований, касающихся будущего.
Иисус мог явиться Своим ученикам по-другому, чем Он это сделал. Вместо того, чтобы предстать как садовник, как путник и т. п., в разном виде, а затем исчезнуть, пообщавшись с учениками, Он мог сделать точно так же, как сделал в случае с Савлом из Тарса – последним, кому Он явился. Читаем: “А последнему из всех явился и мне, как бы до срока рождённому” (1 Кор. 15: 8, ВоП). Зачатые Святым Духом должны родиться от Духа в воскресении. Тогда они будут духовными существами, похожими на Искупителя, будут видеть Его таким, каким Он есть, и будут делить Его славу. Это и будет свое время, чтобы все Его последователи видели Его таким, каким Он есть, а не таким, каким был (1 Иоан. 3: 2).
Но Савл из Тарса видел Его как духовное существо, как “свет, превосходящий солнечное сияние” в полдень, видел Его преждевременно. Последствия были фатальными для его глаз и требовали чуда, чтобы вернуть зрение. И даже тогда некоторый изъян был позволен как колючка в его плоть до дня смерти, как напоминание о большом Божьем милосердии к нему, чтобы держать его покорным в его могущественном служении (2 Кор. 12: 7).

“ОНИ УЗНАЛИ ЕГО, НО ОН СТАЛ НЕВИДИМ ДЛЯ НИХ”

Когда путники прибыли в Эммаус, Иисус после уговоров воспользовался их гостеприимством. У нас есть все основания допускать, что если бы они не уговаривали Его, Он не остался бы с ними, потому что “Он показывал им вид, что хочет идти далее”. И так происходит до сих пор: Он не навязывает Себя Своим ученикам. Скорее наоборот, заставляет нас чувствовать потребность в Нем и просить, чтобы мы могли получить, чтобы наша радость была полной. То же самое было с братьями в Эммаус. Они оценивали то, чему научились. “Никогда человек не говорил так, как Этот Человек”. Если Он принес им столько духовной радости, то они, по-видимому, стремились проявить к Нему всяческую приветливость, на которую были способны, а это могло дать следующие возможности для разговора.
И так было. Когда они сели ужинать, их гость воспользовался одной из привычек Иисуса: то, как Он просил благословения для еды, напомнило им, очевидно, Иисуса. Глаза их понимания начали открываться. Они сразу поняли, что никто другой, кроме их Учителя, не мог дать им лекций, полученных ими во время путешествия. Но теперь, достигнув цели Своей материализации, Он мгновенно исчез с их глаз вместе с одеждой и всем прочим.
Их радость была слишком большой, чтобы позволить им уснуть. Надо было спешить, чтобы донести радостную весть другим ученикам. Поэтому они отправились обратно в Иерусалим и нашли там других, которые радовались тем, что Господь показался Симону Петру. Затем эти двое рассказали историю пережитого, от чего вера, надежда и радость начали наполнять все сердца.
Кто еще не видит, что Господний способ представить Себя после воскресения был в каждом отношении наилучшим! Если бы Он явился многим из них или всем, как впоследствии явился Савлу из Тарса, они были бы озадачены, потрясены. Они вряд ли смогли бы отождествить “свет, превосходящий солнечное сияние”, с их Учителем, Иисусом. Даже если бы голос из неба возвестил факт о Его воскресении, Иисус не имел бы такой возможности объяснить их уму пророчества, и они, смущенные и взволнованные, вряд ли смогли бы принять эти указания.
Надо помнить, что во время менее чем десяти явлений в течение сорока дней между воскресением нашего Господа и Его вознесением, Он только дважды являлся в виде, похожем на тот, в котором они Его видели, со следами от распятия, и что в обоих случаях Он являлся, когда дверь была заперта, а потом исчезал, когда дверь еще была заперта, чтобы Его последователи могли усвоить двойную лекцию:
(1) Что Он уже не мертв, а жив, воскрес;
(2) Что Он уже не плоть, а Дух – “Господь есть Дух”.

R5415 (1914 г.)