ПРИВИЛЕГИЯ НЕСТИ КРЕСТ

“И когда повели Его, то, захватив некоего Симона Киринеянина,. возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом” (Луки 23: 26).

Этот стих оживляет перед глазами всю сцену позора и унижения нашего Учителя: как Его осудил римский управитель по настоянию первосвященников, книжников и фарисеев – людей Его собственного народа. Его вели сотник и воины, которых послал Пилат, к тому же не добровольно, а под давлением со стороны иудеев. Первосвященники угрожали донести на Пилата как на неверного интересам Римской империи, если он не осудит Иисуса. А как бы отнесся император к тому, кто позволил этому безропотному назарянину называть себя царем на территории, подконтрольной Риму?
Помним, что иудейский Синедрион допрашивал Господа совсем по другому обвинению. Его обвиняли в богохульстве, в наказание за что под Законом забрасывали камнями. Вполне возможно, что в то время они не имели права забрасывать камнями или попросту боялись людей.
В Божественном предвидении нашего Господа не должны были забросать камнями; Его должны были трактовать как проклятого – повешенного на дереве (Втор. 21: 22, 23): “И как Моисей поднял змея в пустыне, так должен быть поднят Сын Человеческий” (Иоан. 3: 14, 15, ВоП). То ли из страха перед толпой, то ли от нехватки полномочий от римского управителя, но идеи не смогли забросать Иисуса камнями. А так как они не могли представить обвинения в богохульстве в римском суде, то были вынуждены выдвинуть другое обвинение: что они верны римскому императору, а Иисус изменяет римским интересам. Пилат умыл руки в этом деле. Он хотел быть свободным от всякой вины. Однако будучи под давлением со стороны иудеев и стремясь удержать порядок, он приказал выдвинуть следующее обвинение: Господь будет распят за то, что называл Себя царем иудеев.
Из описания следует, что Иисус нес Свой крест по пути на Голгофу и упал под его тяжестью. Для этого могли быть разные причины: Он был слаб после перенесенного безжалостного физического и умственного напряжения; Ему навредил кровавый пот в Гефсиманском Саду; Он подвергался допросам – перед синедрионом, перед Пилатом и перед Иродом, после чего Его бичевали! Можем себе представить, что Тот, Кто перенес столько всего, вряд ли мог идти, да еще нести тяжесть.

СКОЛЬКО МОГ ВЕСИТЬ КРЕСТ?

Когда мы ведем речь о нашем Господе как о совершенном человеке, то не должны думать, будто Он был самым сильным из людей. Несовершенства нашего рода проявились разным образом. Нет основания полагать, что первый представитель нашего рода, Адам, имел необычайную силу, что могло бы свидетельствовать о грубости. Мы видим, как этот принцип находит свое отображение в плодах и овощах. Когда нам попадается перерослое яблоко, мы узнаем, что оно не такое вкусное, как яблоко обычного размера. Так и с человеком могущественного физического телосложения – великаном. Она может быть грубым. Мы не должны думать о нашем Господе как об очень резком или, наоборот, о слабом, но как об утонченном, имеющем разумную силу и такой же склад характера.
Когда мы думаем о кресте, то допускаем, что он не был легким. Нам не известен легкий вид древесины в окрестностях Иерусалима. Самым распространенным там является елейное дерево, чрезвычайно тяжелое и невероятно твердое. Если допустить, что крест был запущен в землю почти на метр и был достаточно высоким, то его длина достигала от 4 до 5 метров, а поперечина была почти 2 метра. Принимая, что он был достаточно массивным, чтобы быть прочным и не гнуться под тяжестью, думаем, что крест весил от 70 до 90 килограмм, что не так уж и мало.

УРОКИ ИЗ ЭТОГО СОБЫТИЯ

У нас есть все основания доверять преданию, что Господь падал под тяжестью креста. По стечению обстоятельств сотник и его отряд остановили Симона, очевидно, крепкого, сильного крестьянина, который проходил мимо, и заставили его помогать Иисусу нести крест. Несмотря на это Иисус, по-видимому, дальше нес на себе часть креста.
Произошедшее дает нам несколько уроков. Один из них в том, что ученики Иисуса, верные одиннадцать последователей, не воспользовались возможностью нести этот крест. На первый взгляд, мы склонны упрекнуть их сурово, но надо учесть, что они опасались за свою жизнь. Им можно посочувствовать и самим усвоить урок, чтобы иметь больше отваги во всем, что связано с Учителем.
Действительно, толпа могла начать требовать смерти учеников, как требовала смерти Господа. Но разве один из них не сказал, что он готов умереть за Господа? И так сказали все. Странно, что в минуту испытания они не показали храбрости. Намного проще говорить о большой преданности, о большой верности, чем показать эти качества, когда приходят испытания. С возможностью приходят трудности, а жуткие события и голоса еще больше нагоняют страх.
У нас, конечно же, нет возможности сделать нечто такого рода для самого Учителя. Но мы понимаем, что Он по-прежнему с нами через братьев. Какая ценная привилегия дается нам: помогать нести крест Учителя! Как хорошо знать, что Он дальше считает, что любая вещь, сделанная наименьшему из Его братьев, сделана Ему самому!

СНАЧАЛА КРЕСТ, ПОТОМ ВЕНЕЦ

При этом возникает еще такая мысль: когда Симону пришлось нести крест, он взял это бремя на себя добровольно или против желания? В описании не сказано, как он это воспринял. Существует предание, что впоследствии он стал одним из учеников Учителя. Так и на нас в Господнем провидении иногда ложится ответственность. и если Господь возлагает на нас крест, то вопрос в том, как мы его несем: с радостью или недовольством? Если с радостью, мы получим благословение, даже если мы не искали креста, даже если он был дан нам силой.
Когда приходят испытания и трудности, и нам принудительно дают нести крест, какое счастье, что мы оцениваем возможность нести его, понимая, что это тесно связано с венцом. Симон в этом случае представлял всех Господних верных, которые помогают нести крест, следуют Его примеру, идут по Его стопам. Тогда крест не будет слишком тяжелым для нас. Господь будет нести его тяжелый конец, и нам достанется только то, что будет нам ко благу и принесет благословение.

R5221 (1913 г.)