ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НОВОГО ТВОРЕНИЯ ПЕРЕД БОЖЕСТВЕННЫМ ЗАКОНОМ
Часть 3

РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ВОСКРЕСЕНИЕМ ЦЕРКВИ И ВОСКРЕСЕНИЕМ МИРА

Рассмотрим некоторые стихи, которые в целом недопонимают, но которые позволят нам установить четкое различие между воскресением Церкви и воскресением всего мира.
В 1 Фес. 4: 14, 16 апостол Павел упоминает два класса: “тех, кто через Иисуса уснул” (ВоП) и “мертвых во Христе”. Выкуп-жертва нашего Господа, завершенный на Голгофе, изменил будущее рода Адама настолько, что теперь о нем можно сказать, что он “через Иисуса уснул”. Следовательно, нельзя считать, что мир погиб, навеки мертв. Нет, он спит, ожидая времени, назначенного Отцом, когда “все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божьего и выйдут” (Иоан. 5: 28, 29).
Зато выражение “мертвые во Христе” применимо только к избранной Церкви. Призыв креститься во Христа (Помазанника) является предложением, ограниченным к “званным и избранным, и верным” Церкви Евангельского века. Апостол имеет здесь в виду тех, кто был зачат Святым Духом, а позже уснул смертью.
Однако их не следует считать мертвыми в том же смысле, в котором мир мертв в Адаме. “Мертвые во Христе” должны иметь особое воскресение из мертвых – Первое Воскресение, главное воскресение. Другие получат следующее воскресение. Однако не подумайте, что эти “мертвые во Христе” были мертвыми как Новые Творения. Нет. Однако когда речь идет о плоти, их смерть наступила полностью.
Выражение “уснули” касается обоих классов. Умершие из мира по-прежнему находятся в неудовлетворительном состоянии, в котором умерли и в котором выйдут, чтобы иметь возможность подняться из него. Но те, которые теперь принадлежат к Христу, испытают мгновенное воскресение и получат новые тела по подобию славного тела нашего Господа.
Правду говоря, поднятие Церкви начинается тогда, когда она становится Новыми Творениями, и если мы не начнем подниматься сейчас, то не изменимся “вдруг, во мгновение ока” в конце нашего пути (1 Кор. 15: 51, 52). Такие не придут на будущий суд (испытание), а в своем изменении перейдут полностью от смерти к жизни – к славной награде, Божественной природе.

“ДУХ ВОЗВРАЩАЕТСЯ К БОГУ”

“И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его” (Еккл. 12: 7).
Этот стих не имеет особенного применения к Церкви. Он в целом касается всех людей, когда они умирают. И если к первой части стиха не может быть вопроса, ведь в течение столетий человеческие тела превращались в прах, то последнюю часть многие христиане понимают совершенно неправильно. Она не имеет никакого отношения к дыханию или к чему-то еще, что возвращается по воздуху к Богу.
Мысль такова: когда Бог создал Адама, Он дал ему жизнь, которая должна была длиться вовек, если он повинуется. Когда Адам согрешил, Бог не отнял дух жизни немедленно, а позволил ему удерживать этот дух жизни столько лет, сколько он мог, сражаясь с колючками и сорняками, пока “порвалась серебряная цепочка” (МБО).
Адам передал часть этого духа жизни своим детям, в которых эта часть жизни находилась столетиями. Но у людей нет права на этот дух жизни; он является чем-то, что они получили от родителей. Бог не считает, что кто-то имеет право на жизнь, за исключением тех, кто находится с Ним в согласии, кто совершенный. Со времени грехопадения все человечество живет без права на жизнь. Поэтому, с Божественной точки зрения, обо всем мире сказано как о законно мертвом. Всякое право на жизнь, с Божественной точки зрения, потеряно. Никто не может сказать Богу: “Я имею право жить”. Бог может ответить: “Ты не имеешь права жить, потому что твои первые родители согрешили и потеряли это право”.
Адам не мог дать своим потомкам того, что потерял. Когда он умер, он отдал дух жизни и больше не имел той части жизни, которую удерживал в течение девятьсот тридцати лет. Куда пошел этот дух жизни? Он вернулся к Богу, от Которого пришел в начале. Все возвращается к Богу. Адам не мог сказать своим детям: “Я завещаю вам свои жизненные права”, потому что не имел никаких. Никто, кроме Бога, не может дать права на жизнь.
“Дух возвратится к Богу, Который дал его”. Тот, кто владел правом на жизнь и потерял его, не может сказать, что он имеет право на эту жизнь или на что-то другое. Нет другого пути получить жизнь, как только через Христа.

“НЕ МЕРТВЫХ, А ЖИВЫХ”

“Бог Авраама и Бог Исаака, и Бог Иакова.. Он Бог не мертвых, а живых” (Лук. 20: 37, 38).
Когда мы смотрим на контекст, мы видим, что наш Господь выступал против теории саддукеев, доказывая, что Авраам, Исаак и Иаков будут иметь воскресение. Иисус сказал: “А что мертвые воскреснут, и Моисей показал при купине, когда назвал Господа Богом Авраама и Богом Исаака, и Богом Иакова” (Лук. 20: 37). Если бы они были мертвыми в таком же смысле, как животные, Бог никогда бы не сказал о них таким образом. Они были в согласии с Ним, и Он говорил о них на основании общего Плана. Св. Павел говорит: “Будет воскресение мертвых, праведных и неправедных” (Деян. 24: 15). Древние Достойные имели свидетельство, что они угодили Богу, и мы знаем, что они имели обетование лучшего воскресения, чем то, которое имели бы, если бы не угодили Ему (Евр. 11: 35).
Эти Древние Достойные жили так, как живут зачатые Новые Творения. Если Бог не поднимет нас из мертвых, то не будет воскресения. То, что касается Нового Творения во Христе, касается мира в целом. Люди могут думать, что находящиеся в могиле абсолютно мертвы, но Бог собирается их разбудить. Следовательно, апостол говорит не только о тех, кто уснул во Христе, но и о тех, кто уснул в Иисусе. Во Христе уснули ставшие Новыми Творениями во Христе, наследниками Бога, участниками Божественной природы. Они мертвы. О них сказано, что они “мертвые во Христе” и будут подняты первыми.
Иисус – Спаситель не только Церкви, но и мира (Иоан. 4: 42; 1 Иоан. 4: 14). Он – умилостивление не только за наши грехи, “но и за грехи всего мира” (1 Иоан. 2: 2). Поэтому поверившие словам о воскресении мертвых, праведных и неправедных, говорят о мире так же, как об уснувших во Христе.
Те из мира, которые уснули в Иисусе, проснувшись, будут иметь земную природу, а те, которые уснули во Христе, – высшую природу. Христос дал Свою жизнь как соответствующую цену за жизнь человека. Мы же, став Церковью, вошли под совершенно иные условия, чем люди в мире. Иисус сказал: “Вы не от мира” (Иоан. 15: 19). Мы другие и отличаемся от остального мира. Апостол говорит, что наша жизнь от Отца  “Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа” (1 Пет. 1: 3).
Неужели Иисус ничего не делает для Церкви? Делает! Как Ходатай, Он приписывает Свою заслугу Церкви, чтобы мы могли считаться соучастниками Его жертвы, потому что “если терпим [с Ним], то с Ним и царствовать будем” (2 Тим. 2: 12). Эта готовность страдать и является Заветом жертвы, который мы заключаем с нашим Господом. Без Него мы не можем ничего. Мы никогда не можем достичь Божественных критериев, которых Он достиг, но Он, как наш Ходатай, возмещает наши недостатки. Мы имеем то же зачатие Святым Духом тем же Отцом и будем иметь участие в том же Воскресении, сообразуясь Его смерти. Воскресение Христа является воскресением к Божественной природе, к которой мы “изменимся вдруг, во мгновение ока” (1 Кор. 15: 51, 52).
Мир получит земное воскресение. Жизнедатель, Иисус, даст людям все, что было потеряно – человеческую природу и состояние Едена. Поэтому о мертвом мире сказано, что он уснул, но проснется. Люди спят как мы, но Церковь засыпает как Новые Творения, а мир – нет.

“БОГ ДАЕТ ЕМУ ТЕЛО”

“Когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно, какое случится, пшеничное или другое какое; но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело”.
Суть в том, что человечество имеет природу Адама. Природа, которую Богу угодно дать роду Адама, является земной. Но если наша природа является духовной, то мы, соответственно, будем подняты такими. Если вы сеете кукурузу, то пожнете кукурузу; если вы сеете пшеницу, то пожнете пшеницу; если вы сеете ячмень, то пожнете ячмень. Так и в смерти. Если сеется обычное тело, то будет поднято обычное тело. Церковь – исключение из этого правила. Мы, Новые Творения, сеемся как обычные тела, но эти обычные тела нам только одолжены, чтобы в них действовать. Мы – Новые Творения, а не человеческие существа. Мы сеемся с обычными телами, а встаем с духовными, в Первом Воскресении.

ДВА ВОСКРЕСЕНИЯ

“Не удивляйтесь этому, потому что наступает час, когда все, кто в гробницах, услышат Его голос И выйдут: те, кто творил добро, – в воскресение жизни, а те, кто делал зло, – в воскресение суда” (Иоан. 5: 28, 29, ВоП).
Божественный замысел в том, чтобы через послушание Одного наступило примирение за грехи всего мира, и благословение пришло к каждому члену рода Адама. Человеком смерть и человеком воскресение мертвых (1 Кор. 15: 21-23). Перед нами два класса: творившие добро – слышавшие Евангелие, имевшие возможность делать добро и пользовавшиеся этим; и те, которые делали зло, – не слышали и, соответственно, не имели возможности творить добро.
О ком можно сказать, что он творил добро? “Нет праведного ни одного” (Рим. 3: 10). Получив благое Божье Слово, мы должны правильно пользоваться им, идти в Школу Христа, чтобы учиться у Него, проходить испытания и трудности. Все это покажет, достойны ли мы высокого положения, для получения которого посвятили свою жизнь.
Но в этой жизни мы не будем совершенными (как Иисус) в теле и уме. Мы не можем быть совершенными в плоти, как Иисус. Но Иисус имел совершенную волю, и мы также можем иметь совершенную волю, хотя у нас могут быть недостатки и препятствия при исполнении этой воли. Однако, чтобы скрыть наши изъяны, мы имеем Ходатая, Которого Бог дал, чтобы мы были приняты. Церковь имеет свои испытания раньше мира и, если победит, то, по словам Бога, получит вердикт: “Хорошо,. над многим тебя поставлю” (Матф. 25: 21). Вот кто “добрый”.
А кто делал зло? Никто не был совершенным, и даже в уме никто не приблизился к критерию, который Бог мог одобрить, что свидетельствует о неудовлетворительном состоянии и означает непригодность. Когда Бог установит славное Мессианское Царство, Он поставит все человечество на испытание, чтобы увидеть, помогут ли эти награды и наказания в течение тысячи лет царствования Мессии привести людей к правильному состоянию сердца  В конце тысячи лет Иисус, Посредник, представит их Отцу для окончательного испытания. Если они перейдут эту пробу, Бог даст им вечную жизнь. Но те, кто воспользуется этой тысячей лет, чтобы творить добро, не получат такой высокой награды, как те, кто своим самопожертвованием сегодня проявляет любовь к Истине и умирает ради праведности.

“СКРЫЛ МЕНЯ В ШЕОЛЕ”

“О, если б Ты скрыл меня в шеоле, спрятал, пока не пройдет Твой гнев, и назначил срок, когда меня вспомнишь!” (Иов. 14: 13, РБО).
Этот фрагмент Писания касается не Нового Творения, а человеческого существа. Он применим к человеку, а не к духовно зачатому Божьему сыну и члену Христа. Иов здесь говорил как один из человечества. Он был готов умереть, потому что жизнь стала для него в тяжесть. Он сказал: “О, если б Ты скрыл меня в шеоле, спрятал, пока не пройдет Твой гнев”. Посреди больших несчастий он воскликнул: “О, чтоб мне умереть! Но не оставь меня как дикое животное, а спрячь в могиле, пока это время гнева, греха и проклятия минует, и будет введена Новая Эра”. Вряд ли Иов понимал значение того, что говорил. Скорее следует допускать, что он высказывал слова, полного значения которых не понимал.
Нет оснований полагать, что когда Давид говорил: “Ибо Ты не оставишь души моей в аде [шеоле]”, – то знал, что говорит пророчески о Мессии. Св. Петр обратил внимание на то, что упомянутые слова касались не Давида, а Христа, что Его душа не была оставлена в аду, и плоть не увидела тления (Деян. 2: 27-31). Но Иов говорил о себе, а пророчески – о человечестве. Он был образом мира. Он потерял свои отары и стада, своих друзей, свой дом, своих детей, свою жену и даже свое здоровье.
Но в свое время Бог вернул Иову столько же сыновей и дочерей и вдвое больше отар, стад и т. д. В этом он был образом человеческой семьи. Адам и его семя понесли утрату. Адам был царем земли, но потерял власть, а с ней все, что имел. Окончательно он и все его дети получат свое обратно – дитя за дитя. Что же касается земных богатств, то он получит намного больше, чем когда-либо потерял. Иов является образом этой реституции.
С Божественной точки зрения, мир спит. Если Иов мог сказать: “О, если б Ты скрыл меня в шеоле”, то и христианин мог бы сказать: “Ты скроешь меня в шеоле до воскресения”. Бог позаботился о воскресении для всех. Но все ли умирают одинаково? Отвечаем, что род Адама умирает в том значении, что его жизненные права были потеряны во время грехопадения. Но Бог смотрел в будущее и пророчески говорил через Иова или кого-то другого. Иов мог говорить так, будто он не мертв, осознавая факт, что будет воскресение. Вопрос в том, могла ли жизнь Иова быть перенесена в том же значении, что и жизнь св. Павла? Никоим образом. Иов уснул смертью Адама; св. Павел уснул во Христе. Жизнь одного была жизнью Нового Творения, а жизнь другого – жизнью ветхого творения, не зачатого Святым Духом к новой природе.

R5107 (1912 г.)