[R4487]
“СОБЛАЗНИТЕСЬ О МНЕ”

“Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада” (Матфея 26: 31).

Мы не должны понимать этот стих Писания так, будто Бог непосредственно поразил Пастыря, а скорее, что Он позволил противнику поразить Его. Наш Господь сказал: “Впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается!”. Иуда имел свободный моральный выбор, поэтому, вынашивая злые помыслы относительно Учителя, его сердце все больше и больше сбивалось с пути, пока не упал последний барьер его воли, и тогда “вошел в него сатана” в смысле получения полного контроля над этим добровольным орудием.

Об Иуде нам мало что известно, за исключением того, что в своем сердце он был эгоистом и корыстолюбцем. Без сомнения, он стал последователем Христа по тем или иным искренним мотивам. Он видел чудеса, знал об их подлинности. Он был одним из двенадцати, которых Иисус послал, наделив силой исцелять болезни, изгонять бесов и т. п. Он знал, что это не обман, что Божья сила через Иисуса некоторое время чудесным образом действовала через него самого и других апостолов. Но, очевидно, его сердце меньше привлекала чистота жизни нашего Господа, святость учения и самоотречение, и больше – славные перспективы, которые Иисус открывал в обетованиях: что последовавшие за Ним во время испытаний и отвержения людьми в конце концов сядут вместе с Ним на Его престоле, правя двенадцатью племенами Израиля и судя их.

Иуда позволил естественному самолюбию своей природы жаждать обещанных почестей и славы, вместо того чтобы оценить принципы праведности и правды, проиллюстрированные жизнью и учениями нашего Господа. Обратите внимание на совсем другие чувства, выраженные Иаковом и Иоанном. Не забывая об обещанных почестях, они думали прежде всего о любви к Господу и желании быть рядом с Ним и участвовать в славном деле Царства, в возвышении Израиля и всех народов. Любимый ученик, прижавшийся к груди Иисуса во время Вечери Воспоминания, очевидно, думал не столько о славе Царства, сколько о близости к Учителю, когда просил, чтобы он и его брат сидели на Господнем престоле один по правую руку, а другой по левую.

Во всем человечестве самолюбивые наклонности, как правило, преобладают над благородными, поэтому в нынешних условиях они, скорее всего, будут в каждом из нас более активными. Отсюда необходимость в постоянном обращении наших чувств к высшим, более благородным вещам, а для этого нужно постоянно иметь перед глазами славный характер нашего Господа и нашего Небесного Отца – Их справедливость, Их любовь и милосердие, – чтобы мы были копиями дорогого Божьего Сына и уподоблялись нашему Отцу на небесах. Иуда не смог развить в себе столь благородные качества, а вместо этого культивировал постыдные качества, когда был призван к ученичеству. Он думал о престоле и почестях, связанных с ним, пока все остальное не показалось ему малозначимым.

Поэтому он был критически настроен к Учителю, искал в Нем недостатки. С его точки зрения Иисус добивался престола ненадлежащим образом: Он должен был быть более по-светски мудрым, делать так, а не иначе; вместо того чтобы упрекать фарисеев, Он должен был их уговаривать, или, по крайней мере, ничего не говорить им против; вместо того чтобы критиковать толпу, которая хотела сделать его царем, и оставлять ее, Он, по представлениям Иуды о мудрости, должен был сочувственно поговорить с людьми и извлечь из этого пользу; вместо того чтобы говорить к толпе притчами и неясным языком, Он должен был снизойти до ее понимания и объяснить людям о Своем Царстве и о том, как Он собирается его установить.

Можем быть уверены, что Иуда не видел никакого смысла в неясной речи нашего Господа: “Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни”. После этих слов многие из Его последователей заметили: “Жесткое это слово; кто может слушать его?”, (ВоП) и больше не ходили с Ним. Конечно, Иуда, по-видимому, соблазнился Иисусом. С его точки зрения Иисус перечеркивал все его надежды, поэтому надежды на Царство с каждым днем все больше и больше угасали. Господь становился все более пессимистичным и, вместо того чтобы говорить о Царстве и престоле, рассказывал о том, как иудеи вскоре схватят Его и распнут.

Иуда начал чувствовать, что если его обманули и он не будет сидеть на престоле, как ожидал вначале, то лучше заранее “обогатиться”, чтобы, как бы ни сложились дела с Учителем и другими, он не понес такой потери, как они. Видимо поэтому он старался стать казначеем маленькой общины и присваивал для своего доходного потребления все излишки, которые поступали время от времени. Основанием для такого предположения является история о помазании Иисуса в Вифании, когда Мария сделала очень дорогие благовония и помазала ими нашего Господа. Именно Иуда сетовал на эту расточительность и заметил, сколько добра можно было бы сделать на эти деньги, если бы дать их нищим. Но он не заботился особо о нищих, а был вором и носил денежный ящик для учеников, а из того, что было в нем, присваивал себе (Иоан. 12: 6).

ВЫГОДА ВМЕСТО БЛАГОЧЕСТИЯ

Этот эгоистичный дух не только побудил его обворовывать Господа и соучеников, но в конце концов привел его к мысли о том, как можно получить деньги от священников за предательство Учителя. Конечно, в его голове, очевидно, была какая-то обоснованная философия этого [R4488], а не просто хладнокровная договоренность отдать Иисуса на смерть – не просто хладнокровное убийство. Когда эгоизм контролирует сердце, он совершает всякий обман разума в отношении мотивов, намерений и т. п. И это действительно так, независимо от того, идет ли речь о деньгах или об имени и репутации. Несомненно, Иуда думал, что сможет заработать деньги на этой сделке, не нанося при этом вреда Господу. Иисус мог бы снова, как и в предыдущих случаях, “пройти посреди них”, и никто бы не осмелился прикоснуться к Нему. Возможно, рассуждал Иуда, Учитель очнется от его поступка и это так или иначе поставит точку в делах Царства; что Иисус, оказавшись в руках врагов, или подтвердит Свою большую силу и примет для Себя царскую власть, или же разоблачит Свою слабость и обманчивые претензии, которыми Он вводил в заблуждение Своих учеников и других.

Такими хитроумными рассуждениями и обманом враг смог ввести неверный ум, самолюбиво амбициозное сердце, на ложный путь. Осознавая это и то, что тот же противник до сих пор действует подобным образом, мы вполне можем опасаться попасть под его власть или обманчивое влияние. Мало кто из нас осмелится прямо искать ошибки в Господе и Его методах, но косвенно мы все же можем это делать. Тот, кто в то время наблюдал за Своими делами и делами Своих учеников на земле, теперь наблюдает за ними из Своего славного небесного положения. Хотя нельзя найти ошибку в словах Иисуса непосредственно, можно найти ошибку в Его послании через тех, кого Он использует как Свои словесные орудия. И если самого Учителя нельзя предать врагам за сребреники или другие земные блага, или ради удовлетворения других земных амбиций, то с “его братьями” можно так поступить.

Мы имеем слово Учителя, что если кто обидит словом или делом одного из Его наименьших, то в Его глазах это будет так же, как если бы это было сделано Ему Самому; и лучше было бы этому человеку, если бы ему повесили жернов на шею и бросили в морскую пучину, потому что в таком случае он имел бы возможность на будущее в Тысячелетнем Царстве. Зато, раз просветившись, раз вкусив небесного дара, раз попав под влияние святого Духа, а затем полностью отпав, он не имел бы никакой пользы или удела в небесном даре – искуплении, которое во Христе Иисусе. Получив свой удел, он злоупотреблял им и не может иметь никакой пользы из него.

Таким образом, Иуда ознакомился с небесным даром и силой будущего века не через непосредственное восприятие, как в Пятидесятницу, а через опосредованное благословение, которое сошло на двенадцать путем особого предоставления им Господом силы святого Духа, благодаря которой они получили возможность творить чудеса в Его имени.

“РАССЕЮТСЯ ОВЦЫ”

Мы никогда не должны упускать из виду факт, что жатва Иудейского века была полностью под Божественным надзором и контролем. Господь пожелал, чтобы суровые испытания пришли на овец через Учителя, Которого они любили и почитали. Эти испытания были необходимы: “Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие”. Путь к славе должен быть крестным путем – узким путем, – и что-то должно быть позволено, что сделало бы этот путь узким. Отсюда позволение зла, позволение меры свободы сатане, позволение меры свободы амбициозным людям.

Мы не должны относиться с горечью к сатане или тем, кто развивает в себе амбициозный и вредительский дух, подобный его духу. Делая так, мы бы лелеяли в себе то, что было бы пагубным для нас самих. Напротив, вся оппозиция со стороны сатаны и тех, кто имеет его характеристики, должна вызывать в нас совсем другой дух. Мы должны жалеть их, испытывая отвращение к их методам. Мы должны быть готовы делать им добро, ненавидя их путь. Мы не должны отвечать плохими словами на плохие слова, плохими намеками на плохие намеки, гневом на гнев, злобой на злобу, ненавистью на ненависть.

Напротив, как показывает апостол, даже Михаил, хотя и высший властью, не осмелился выдвинуть против сатаны острого обвинения, а лишь сказал: “Пусть Господь тебя укорит!” (РБО). Так должно быть и с нами: вместо того, чтобы пытаться отомстить нашим противникам, мы должны отдать свой и их путь в руки Господа и верить, что в свое время Он укорит противника и всех, кто имеет Его дух и идет Его путем. Он будет знать, как сделать надлежащие оправдания для ума и сердца. Он сказал: “У Меня отмщение, Я воздам”.

“СОБЛАЗНИТЕСЬ О МНЕ”

Что касается личности нашего Господа, то можем быть уверены, что в Нем не было причины для соблазна. Он никому не делал зла, но всем делал добро. Люди соблазнились Его учениями, а не Его личностью, однако их возмущение было против Его личности, а не Его учений, которые были слишком прочными, чтобы их атаковать.

Помним, как однажды, когда они схватили камни, чтобы побить Его, Иисус пытался пристыдить их, говоря: “Я сделал доброе дело, а вы все удивляетесь. Почему же вы хотите побить Меня камнями?” Они ответили, что хотят это сделать не за что-то личное, а за Его учение. Противник обманул их и сделал так, что слова Того, Кто говорил так, как никто никогда не говорил, казались ложными и богохульными, тогда как на самом деле они были самыми правдивыми.

Наш Господь сказал: “Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир”. Это означает, что в той мере, в какой мы следуем за Учителем, наш опыт будет соответственно похож на Его опыт. Нас будут ненавидеть не за якобы злые поступки по отношению к другим, а потому, что тот, кто не согласен с истиной Божьего Слова, будет не согласен с теми, кто говорит истину, и искренне будет думать, что делает Богу услугу, противясь им.

Заметьте также, что мир, который вас возненавидит, – это не языческий мир, а мирские люди, которые выдают себя за Божий народ. Так было с Иисусом. Он проповедовал не язычникам, а святому народу иудеев, Божьему посвященному народу. И те, кто ненавидел Его и отдал на смерть, были из Его же народа, а Иуда – из Его же учеников. Так и мы должны надеяться, согласно словам нашего Господа, что мирские люди, которые будут нас ненавидеть, будут мирскими по духу, противниками, известными в Церкви, а некоторые из них, возможно, близкими к нам как соученики.

Видя все это, предупрежденные таким образом, не будем ли мы вооружены заранее, чтобы никакие из этих трудностей не смогли лишить нас нашей непоколебимости и верности? Вспомним апостолов древности и то, как поражение Пастыря повлияло на них, рассеяло их и смутило, так что из двух Его последователей один от страха отрекся от Него с проклятиями, а другой, любимый ученик, смотрел на Учителя сочувственно, но издалека.

Господь предостерегал их и учил, как им лучше подготовиться к этому испытанию, но они не послушались Его слов: “Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение”. Поэтому в момент искушения они были ошеломлены, рассеялись. Урок для нас в том, что мы должны бодрствовать и молиться, верой приближаясь к Учителю, быть полными доверия к Божественному плану и помнить заверение, что все помогает ко благу тем, кто любит Господа, кто призван согласно Его изволению.

Бодрствование и молитва будут развивать доверие и веру в Бога, сохранят нас от трепета, страха и преткновения, которые, несомненно, придут на многих других, потому что с этой точки зрения веры мы будем знать, как применить в наше время и в наших обстоятельствах слова Господа к Пилату: “Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше [Моим Отцом]”. Бог дальше стоит у руля и дальше делает все согласно совету Своей воли. Мы должны приблизиться к Господу и ожидать развития Его плана с абсолютной уверенностью и бесстрашием – за исключением того, что мы должны бояться оставить что-то недоделанным, что указано в Его Слове.

Так боялся наш Господь в Гефсимании, и в свое время получил Божественное заверение, укрепление сердца, а также спокойствие и мир, которые должным образом сопровождали это заверение. Так будет и с нами, “после того как мы недолго пострадаем” (ВоП). Когда наша вера будет должным образом испытана, Господь даст нам поддержку и позволит “найти благодать для своевременной помощи”.

R4487 (1909 г.)