ПРАВЕДНОСТЬ ОТ ЗАКОНА И ПРАВЕДНОСТЬ ОТ ВЕРЫ

Хотя Церковь не развивается под Заветом Закона – ни под старым Заветом Закона, ни под Новым Заветом (Закона), – однако она подлежит критерию Божественного Закона. Как говорит апостол: “Чтобы праведность, предписанная Законом, была исполнена в нас, не по плоти ходящих, но по духу” (Рим. 8: 4, Кас.).
Иудей под Заветом Закона не мог быть оправдан, потому что он не мог исполнить букву Закона, а Моисей, посредник Завета Закона, не имел ни заслуги, ни благодати для народа, послужившей бы извинением за несоблюдение буквы Закона и сделавшей дух Закона доступным для их оправдания.
Новый Завет (Закона), подобно старому, потребует повиновения букве Закона Бога, а не только его духу. Правилом этого Завета будет: “Исполнивший его человек жив будет им”. В таком случае, какое преимущество будет под Новым Заветом (Закона) сверх и кроме того, что имел иудей под старым Заветом Закона?
Отвечаем, что разница будет в том, что Новый Завет (Закона) получит лучшего Посредника, который будет иметь право во время присутствия Тысячелетнего царства учить, наказывать, награждать, помогать, поднимать всех, кто Ему повинуется, чтобы в конце Тысячелетнего века все желающие иметь вечную жизнь, ценящие праведность или научившиеся ее ценить были приведены – умственно, морально и физически – к тому совершенному состоянию, которое имел Адам, но которое потерял через грех, и которое Христос искупил через жертву Самого Себя.
Посредничество будет продолжаться тысячу лет, и при его завершении мир будет передан под юрисдикцию Небесного Отца: Христос “предаст Царство Богу и Отцу” (1 Кор. 15: 24). Люди будут переданы совершенными умственно, физически, морально и будут такими, каким был Адам, но с опытом, полученным во время господства зла и последующего господства праведности. Таким образом, старый Завет Закона и Новый Завет (Закона) имеют определенные пункты сходства, и мы видим, что отличие между обоими заключается в том, что, как отмечает св. Павел, Новый Завет (Закона) имеет лучшего Посредника, способного упразднить былые грехи, забрать каменное сердце и посредством реституционных процессов вернуть сердце их плоти. Кроме того, Он будет наставлять людей и вести к тому состоянию, в котором они смогут, если захотят, придерживаться Божественного Закона совершенным образом в букве и в духе.
В средние века это потерялось из виду. Настоящая цель Евангельского века – выбор членов противообразного Моисея, противообразного Посредника Нового Завета (Закона), тайны – сделалась неясной. Не велась речь о каком бы то ни было будущем веке для благословения Израиля и мира. Вместо этого Новый Завет посчитали другим названием Завета Авраама, тогда как в действительности Новый Завет должен быть дополнением к нему.

В НАШЕМ СЛУЧАЕ ВСЕ ПО-ДРУГОМУ

Завет, под которым мы стали Семенем Авраама, – Завет Авраама (Завет Сарры), – не предвидел никакого закона и никакого посредника. Это был односторонний Завет и он не нуждался ни в каком посреднике, а был заключен с тем, кто поверил Богу, кто был оправдан благодаря своей вере и чья вера была испытана делами повиновения в меру способности. Этому испытанному, проверенному человеку, Аврааму, Бог дал большое обетование: “И благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные”. Это был Завет, к которому в подтверждение была добавлена клятва. Это обетование и эта клятва стали для нас большим утешением, нашим якорем надежды, поскольку мы присоединились к Христу как Его члены – члены духовного Семени Авраама, которому предстоит благословить буквальный Израиль и мир через долго обещанный Новый Завет (Закона), для которого мы становимся способными служителями, слугами.
К Христу первоначальный Завет пришел уже с “добавленным” (ВоП) Законом, и Он унаследовал его через повиновение Закону. Сейчас Он принимает нас вне Закона, отдельно от него на условии веры и повиновения в меру нашей способности. Нам вменяется выполнение праведности Закона, если мы ходим не по плоти, а по духу Закона, тем самым давая доказательство, что если бы мы имели совершенную способность, мы бы придерживались Божественного Закона совершенным образом. И мы, принятые как члены тела Христа, вступили в завет жертвы земной природы, чтобы быть копией нашего Искупителя (в меру нашей способности) в сердце, в воле и, насколько возможно, в делах.
Если после такого испытания мы окажемся верными, Бог примет нас полностью и даст нам духовные тела наподобие тела нашего Искупителя. Следовательно, мы, как Новые Творения во Христе, можем быть духовным Семенем Авраама и членами Тела великого Посредника, великого Пророка, Священника, Царя и Судьи, Который в Тысячелетнем веке, под Новым Заветом (Закона), запечатанным Его кровью, установит праведность на земле и поднимет охотных и повинующихся из числа человечества из греха, деградации и смерти к согласию с Богом и вечной жизни.
Спрашивается: под каким Заветом Царственное Священство (Церковь первенцев) оправдано? Мы отвечаем: ни под каким. Наше оправдание, подобно оправданию Авраама, через веру. Написано: “Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность.. А впрочем не в отношении к нему одному написано, что вменилось ему [в праведность], но и в отношении к нам; вменится и нам, верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса Христа, Господа нашего, Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего” (Рим. 4: 3, 23-25).
Св. Павел при этом показывает, что Авраам не был оправдан через обрезание, потому что он был оправдан верой и посчитан праведным еще до того, как ему был дан знак обрезания. Похоже, он не был оправдан через Завет, заключенный с ним, а Завет был заключен с ним благодаря его вере и его оправданию через веру. То же самое со всеми нами, которые считаются Семенем Авраама. Будучи оправданными верой, мы получили привилегию быть мертвыми с Христом и стать членами Его Тела, духовным Семенем Авраама, чье обрезание является обрезанием сердца (Гал. 3: 29).

R4442 (1909 г.)