НЕТ МУЖСКОГО ПОЛА, НИ ЖЕНСКОГО ВО ХРИСТЕ ИИСУСЕ

ГАЛАТАМ 3: 28
Вышеприведенные слова апостола часто цитируют, чтобы доказать нечто далекое от того, что он имел в виду. Мы не обвиняем тех, кто неправильно употребляет эту цитату, и не возлагаем на них ответственность за то, что они пытаются искажать Священное Писание. Скорее мы признаем искренность их намерения, но допускаем, что они или не являются скрупулезными исследователями Библии, или в результате грехопадения значительно утратили способность логично мыслить и еще не убедились, что имеют этот недостаток, и не поняли, как его исправить, чтобы пользоваться духом здорового ума при его изучении. Класс, о котором мы говорим, кажется, пришел к выводу, что апостол подразумевал, что после того, как мы стали Господним народом, как мы полностью посвятились Господу, больше не существует разницы между мужским и женским полом, что между верующими можно обойтись без обычных отличий пола, что мужчины могут обращаться с женщинами так, будто те – мужчины, а женщины могут воспринимать мужчин, будто они – женщины. Это весьма ложное представление, полностью противоречащее тому, что имел в виду апостол в цитируемых словах. Везде, где игнорируют отличия пола, существует опасность неэтичного поведения.
Аргумент апостола, взятый в целом, не может быть объяснен как поощрение к какому-либо пренебрежению отличиями пола. Мужчина христианин должен быть не меньше благонравным и сдержанным, чем тогда, когда он был светским человеком. Высшие идеалы его нового родства с Господом должны делать его более осмотрительным, высоконравственным, более осторожным во всех проявлениях приличия и настоящей зрелости в слове, мысли и поведении. Христианская женщина должна быть не менее чистой в мысли, слове и поведении, чем была перед тем, как пришла к родству с Христом. Апостол употребляет образ чистой девы. Слово “дева” означает целомудренная, а слово “чистая” подразумевает особый род чистоты, непорочности, осмотрительности – отделенности от всего, что может загрязнить незапятнанную одежду приписанной Христовой праведности.
Мы хорошо осознаем чувства, которые ведут к этому неправильному пониманию слов апостола. Мы допускаем, что чистая любовь к Господу Иисусу, которая проникла в посвященное сердце, склоняет к тому, чтобы еще больше отделиться от мира, от мирского и грешного, и что побеги чувств сердца естественным образом ищут другой опоры, другой общности, отчего общность родственных душ во Христе становится главной притягательной силой. Мы хорошо понимаем также, что хотя эта притягательная сила присуща всем, кто Господний (одинаково мужскому и женскому полу), неминуемо существует особая привлекательность одного пола для другого, которая не исчезает после преобразования нашей любви и чувств от мирских к небесным. Скорее всего, небесный ум, действуя через человеческий мозг, по-прежнему будет оценивать привлекательность противоположного пола. Мы признаем также, что семейные отношения, которые существует между членами Церкви и представлены словами брат и сестра, означают очень близкие и очень дорогие отношения, и что Священное Писание поддерживает их – что мы должны считать нашего Господа Иисуса нашим старшим братом и нашим Женихом, а каждого другого – братом или сестрой в Господе.
Мы не против надлежащего признания условий столь драгоценного родства; мы не против проявляемой радости от духовного родства; мы лишь предостерегаем перед тенденцией игнорировать или отодвигать в сторону отличия и барьеры, к которым даже природа вынуждает нас в отношениях между полами. Между братьями и сестрами, родными по крови, должны быть действительно теплые чувства, но никогда нельзя игнорировать отличия пола. Сестру всегда следует воспринимать как сестру, а брата – как брата, а сдержанность и чистота должны охранять счастье такого родства. Это в такой же степени должно быть правилом между ставшими Новыми Творениями во Христе Иисусе, для которых “древнее прошло, теперь все новое”. Пожалуй, они должны быть еще более осторожными, помня, что эта общность является только духовной, а не плотской.
Это настоящий ключ для посвященных к правильному пониманию слов апостола. Когда в другом месте он говорит: “Но вы не по плоти живете, а по духу”, – то никто не воспринимает сказанное, будто мы не имеем плоти, и что плоть не следует принимать во внимание, управлять ею и держать под контролем. Его мысль совершенно другая: мы, Новые Творения, больше не должны быть управляемы и контролируемы земными интересами, а, главным образом, духовными. Мы смотрим на вещи с двух точек зрения, поскольку обе правдивы.
(1) С точки зрения мира и с нашей собственной точки зрения мы по-прежнему находимся во плоти; мы все еще имеем ее слабости и изъяны, с которыми необходимо бороться, против которых надо воевать, которые надо побеждать.
(2) С точки зрения Господа мы больше не являемся человеческими, плотскими существами, но духовными: Он поступает с нами согласно нашему новому постановлению, нашему новому положению ново зачатых творений во Христе. Он судит нас не по нашим слабостям и недостаткам плоти, а по желаниям и намерениям нового ума. И новый ум, несомненно, будет контролировать плоть в меру возможности, и нет ничего более неразумного, чем игнорировать плоть и выставлять себя на особое искушение со стороны плоти вследствие неправильного понимания слов апостола: “Нет мужеского пола, ни женского.. во Христе Иисусе”.
Что имел в виду апостол? На наш взгляд наставление заключается в том, что Бог принимает всех, кто приходит к Нему через Христа, без учета разницы в расе, богатстве, рабском или почетном положении между людьми, без учета пола. Во Христе мы одно. Иначе говоря, Бог со Своей точки зрения воспринимает нас как одно, и в божественном устройстве имеет благословение для каждого и для всех. Возьмем остальные слова высказывания апостола: “нет раба, ни свободного.. во Христе Иисусе”. Он не имеет в виду, что раб, который приходит к родству как член тела Христа, должен считаться свободным человеком, и что он должен использовать свое время и т. д., пренебрегая желаниями своего господина. Напротив, апостол говорит: “Рабом ли ты призван, не смущайся”. Иначе говоря, не считай, что свобода необходима для твоего духовного блага; Господь способен благословить тебя и привести к победе даже как раба, словно ты был господином и богатым.
Действительно, в некоторых отношениях положение раба для обретения характера, необходимого для участия в царстве, может быть даже более благоприятным, чем положение господина. Однако раб должен знать, что Господь не будет принимать во внимание его рабство, когда речь идет о его надеждах на место в будущем Царстве; он будет иметь такой же, если не лучший, шанс получить в нем почести, чем если бы он был господином, потому что обстоятельства жизни действительно против богатых, мудрых, знатных, больших. Так и в случае иудея и еллина: иудей не должен был думать, что только благодаря милости, дарованной его народу в прошлом, он по-прежнему будет занимать привилегированное место в Церкви и в грядущем Царстве; еллин не должен был думать, что если иудей лишен милости, то будет в немилости в Господних глазах относительно места в Царстве. Оба должны были знать, что Бог проигнорирует их естественные отличия языка, наследственности и т. п., и наградит каждого согласно его верности как члена тела Христа, независимо от рождения, положения, пола, национальности.
Мы не говорим о естественных отличиях между особями мужского и женского пола. Мы обсудили этот вопрос в другом месте и показали, что Господь адаптировал один пол к другому, что один является дополнением другого. Мы не обсуждаем здесь публичные служения в Церкви и то, в какой мере они доступны особям мужского и женского пола согласно божественному устройству – божественному Слову. Этой темой мы займемся в другом месте. Здесь мы стараемся прежде всего показать, что слова апостола в нашем стихе не имеют никакого отношения к земным интересам и связям Божьего народа – что они касаются лишь нашего положения перед Господом и наших надежд и перспектив относительно Царства славы, к которому мы призваны и ради которого стремимся сделать наше звание и избрание твердым. Слова апостола, если правильно их понимать, утешают нас, убеждая в том, что если мы получим место в Царстве, то это будет не за счет нашего пола, расы или положения как человеческих существ.

R3768 (1906 г.)