ОПУСТОШЕНИЕ ВИНОГРАДНИКА

Исаии 5: 1-30
“Горе тем, которые храбры пить вино”.
Наш Господь, очевидно, имел на мысли притчу о винограднике, представленную в первых семи стихах этой главы, когда говорил притчу, записанную в Матфея 21: 33-44. В обеих притчах виноградник представлял иудейскую государственность, а виноград представлял народ и, прежде всего, тех, кто имел влияние и был у власти – предводителей.
Обе притчи показывают отсутствие надлежащего влияния на сердца иудейского народа от полученной истины. Господняя милость и знание о Его доброте, став их достоянием, принесли не сладкий, а кислый, горький плод – принесли не любовь, а одно самолюбие и самодовольство. Это изложено в стихе 7. Дав Израилю Свой закон и наставив с его помощью о правильных и неправильных взаимоотношениях друг с другом, Господь имел повод надеяться на “правосудие”, справедливость, но вместо этого обнаружил насилие. Он увидел, что те, которые имели наибольшее знание о праведности, по-прежнему показывали дух самолюбия, и то до такой степени, что использовали своих более несведущих братьев. Господь говорит, что когда Он надеялся на праведность, мир и достаток, то вот вопль поднимается к Нему от угнетаемых – от тех, которые в обществе не смогли получить разумного и законного удела в богатствах, которыми Господь их щедро наделил.
Упоминание о способе притеснения приведено в стихе 8 словами: “Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что [бедным] не остается места, как будто вы одни поселены на земле!” Описание показывает положение вещей, очень похожее на то, которое, как сказано, сейчас преобладает в Великобритании и во всей Европе, где большие состояния удерживаются частными собственниками, что не позволяет людям занимать их и использовать. Эта мысль, по-видимому, содержит также упоминание о частном землевладении – прибавлении дома к дому. Господь в другом месте так говорит о будущем: “Не будут строить, чтобы другой жил, не будут насаждать, чтобы другой ел”, – что означает, что в будущем, в Господнем Царстве, дома будут строить для того, чтобы в них жили их владельцы, а не арендаторы.
Следует заметить, что мы считаем эту лекцию не “уроком трезвости” в привычном значении этого выражения, а упреком от Господа за злоупотребление в любой форме – злоупотребление самолюбием и т. п. Более того, хотя эта притча и общий урок, связанный с ней, были обращены в начале к иудеям, нам кажется, что они, как и многие другие стихи, имеют более глубокое значение и содержание по отношению к Евангельской Церкви, духовному Израилю, а также буквальному. Действительно, как мы увидели, буквальный Израиль во всех своих делах, а также в словах, обращенных к нему, был образом духовного Израиля, поэтому все написанное и совершенное для этого образного народа и о нем следовало считать таким, которое имеет более возвышенное и глубокое применение в противообразному номинальному духовному Израилю нынешнего времени – “Вавилону”.
По-видимому, никогда не было большего, чем сегодня, стремления присоединять дом к дому, поле к полю – накапливать богатство, владеть землей и техникой, а также всеми источниками богатства и власти. Господь говорит, что беда приходит на этот класс, и эта весть полностью совпадает с разными утверждениями Священного Писания, обращающими внимание на то, что великий “день мщения” уже рядом; что он будет временем суровой скорби для всего мира и особенно для богатых. Господь предостерегает, что многие дома действительно будут опустошены, и даже большие и красивые имения лишатся своих обитателей (стих 9). Мысль, очевидно, в том, что время скорби, о котором читаем, что в нем люди “серебро свое.. выбросят на улицы, и золото у них будет в пренебрежении. Серебро их и золото их не сильно будет спасти их в день ярости Господа”, будет особо направлено против богатых, которые живут в земных дворцах, но ради безопасности оставят их, потому что те будут разрушены в анархии (Иез. 7: 19).
Дух нагромождения, находящийся в основе всякой скорби, существует в каждой земле, но особенно в так называемом “христианстве”, и, по-видимому, именно христианство имеется в виду в этом пророчестве, хотя его можно также применить к телесному Израилю в жатвенном времени Иудейского века, в котором похожий “гнев до конца” постиг этот образный народ в анархии. Факт в том, что большими плантациями и фермами заведуют работодатели вместо того, чтобы каждый человек сеял и собирал сам для себя. Поэтому существует убеждение, что постепенно все это приведет к серьезным последствиям. Когда нынешнее общественное строение упадет и не будет “возмездия для человека, ни возмездия за труд животных”, когда “не будет мира ни выходящему, ни входящему”, потому что каждый поднимет руку против своего ближнего, большие фермы и плантации станут совсем невыгодными, и их прибыльность соответственно уменьшится.
Стихи 11, 12-22 упоминают вино и опьяняющий напиток. Мы согласны, что буквальное вино и спиртные напитки в целом являются ужасным бедствием для христианства; мы согласны, что те, кто занимает влиятельное положение, а также подавляющее большинство простых людей, сильно страдают от спиртных напитков. Мы убеждаем и предостерегаем весь Господний народ избегать этого злого, коварного и губительного влияния. Однако, мы не совсем убеждены, что Господь подразумевает здесь исключительно буквальное спиртное. Кстати, есть еще другой вид опьянения, который очень распространен в настоящем времени: по-библейски он называется вином Вавилона. Он несет опьянение в религиозном отношении и мешает людям видеть и понимать божественное Слово, характер и план. Это – вино церковничесттва, которое сбивает с толку тех, кто его употребляет, и затуманивает ум относительно подлинного христианства. Оно путает разум и ведет людей в плен ложных учений и ложных учителей, “непредвиденно” (стих 13).
По поводу этого символического вина и опьянения Господь говорит, что “вином ее [Вавилона] блудодеяния упивались живущие на земле” – вином непоследовательности и неверности Господу (Отк. 17: 2; 18: 3). Его движущей силой является не дух здравомыслия, а заблуждение по причине ложного учения. Как говорит пророк, они “пьяны”, но не от вина (Ис. 29: 9-13).
Правда, они используют музыкальные инструменты, чтобы показать радость и воздавать хвалу, и часто тратят много денег на величественные органы, чтобы с их помощью воспевать Господа. Но, находясь в плену своих ложных представлений о Его характере и плане, “они невнимательны к действиям Господа и к делу рук Его”. Они не пытаются понять, что делает Господь, и не спрашивают о величественном деле, которое должно вскоре совершится в установлении Его Царства. Поэтому для них свержение Вавилона, а также замешательство и анархия, которые будут сопровождать установление Царства, будет, как говорит тот же пророк, Божьим “необычайным делом”, Божьим “чудным.. действием” (Ис. 28: 21).
“Потому что они [люди] не знали Господа”, и в настоящее время их одолевает жажда. Вино ложного учения создало ошибочные взгляды на разные вопросы, и с такой путаницей в уме сегодня появляется жажда большего знания, толкования и последовательности, которую их учителя не могут удовлетворить. Люди в целом потеряли ощущение и вкус к воде жизни, истине, а ложные учителя предостерегают их против нее как против яда. Вино ложных учений, которое сегодня изготовляется во всех теологических семинариях, является вином эволюции и высшей критики, которое не утоляет жажду, а лишь увеличивает беспорядок в уме и сводит на нет каждую попытку оценить и понять божественный план, изложенный в Божьем Слове. Даже знатные лица в Вавилоне недовольны и изголодались (см. Ам. 8: 11).
Стихи 14-17 показывают конец всего этого. Шеол образно раскрывает свою пасть, чтобы все поглотить, и во время скорби, несомненно, большое число в буквальном смысле погибнет на земле. Но шеол, могила особенно расширится в том значении, что поглотит еще что-то кроме человеческих существ: он поглотит большую систему-спрута (Вавилон) с ее многочисленными главами и бесчисленными щупальцами – финансовыми, политическими, общественными, религиозными и пр. В этом дне скорби все классы будут вместе унижены, а Господь и Его праведность будут возвышены в глазах человечества.
Стихи 18-23 ведут нас назад, чтобы обратить внимание на характерные черты тех, кто сегодня выделяется своим злом, кто навлекает на себя особенные несчастья. Речь не о тех, кто окружен искушениями и уступает по причине слабостей вследствие грехопадения, но о тех, кто жадно хватается греха и несправедливости по причине спеси и высокомерия. Они обманывают себя, полагая, будто они способствуют Господнему делу и в своих различных сектантских мероприятиях действуют по совету Господа. Дело в том, что они не находятся в таком состоянии ума, чтобы оценить Господний совет, но опьянели от ложного учения. Вот почему они называют зло добром, а добро – злом, считают тьму светом, а свет – тьмой, горькое – сладким, а сладкое – горьким, считают себя мудрыми в собственных глазах и расчетливыми в собственном убеждении, кем-то особенным от собственного вина ложного учения.
Где еще именуют зло добром, а добро – злом, как не при употреблении слова Евангелие? Евангелие переводится как “благая весть”, но то, что Вавилон называет Евангелием, является наиболее ужасной вестью – заявлением, что почти весь мир человечества (за исключением Малого Стада) пойдет на вечные мучения. Когда же проповедуется действительно благая весть, мы видим, как эти лица, пьяные от вина ложного учения, безумно отвергают ее и называют “ночными сновидениями”. Разве они действительно не считают свет тьмой, а тьму – светом? Разве они не вешают ярлык “яд” на истинное послание божественного плана, а ярлык “евангелие” на то, что является самой ужасной и горькой дозой, которую человеческому интеллекту можно предложить принять с радостью? Действительно, как выразился один пресвитерианский служитель: “Вы даже не должны пытаться жевать наши учения, потому что вы их никогда не проглотите. Они напоминают горькую пилюлю”. Однако именно эту горькую отраву, которую ум отказывается глотать, они ошибочно называют сладостной, небесной истиной.
Но не проявляют ли эти служители Вавилона склонности оправдать награду нечестивца и лишить праведного праведности? Да, часто. Например, не так давно на Западе умер один брат, который принял истинное Евангелие, истинный свет, благую весть о божественной любви, мудрости и силе. Лютеранский служитель был приглашен его семьей (которая раньше посещала церковь и была ее членами), но, не дожидаясь приглашения произнести надгробную речь, тут же заявил, что ему, конечно же, не позволят держать проповедь, поскольку это, по-видимому, будет вопреки правилам церкви. Брат всегда был последовательным лютеранином и после принятия Истины дал доброе доказательство своего освящения ею. Однако этот служитель евангелия вечных мучений таким образом и такими унизительными заявлениями пытался лишить его праведности. Действительно, многие христиане с удивлением обнаружили, что после того, как они оставили номинальную церковь, известные ее представители готовы лицемерно злословить их, или, по крайней мере, иметь в мыслях плохое. Тот же лютеранский служитель был впоследствии приглашен проповедовать на похоронах одного печально известного человека. Он принял приглашение с готовностью и, естественно, в своей проповеди попытался оправдать плохого человека. Вознаграждением, очевидно, было стремление повлиять на семью и добиться ее благосклонности к его вероисповеданию.
Стихи 24-30 изображают великое время скорби, которое сейчас надвигается и в котором большое войско Господа свергнет Вавилон и глубоко перепашет печалью и скорбью сердца человечества, сделав мир готовым к новой эпохе, Тысячелетнему Царству (см. “День мщения”, Том IV).

R2904 (1901 г.)