ДЕНЬ СУДА
Матфея 25: 31-46

“И тогда воздаст каждому по делам его” (Матф. 16: 27).
Большинство притч (иллюстраций) нашего Господа показывает некоторую часть небесного Царства – Церковь – то ли в ее нынешнем состоянии зарождения (приготовления), то ли в ее будущем величии. Например, притча о пшенице и плевелах показывает, как наш Господь сеял доброе семя, Евангелие Царства, а затем показывает развитие этих семян в Церкви. Еще она показывает, как противник насеял между ними ложных учений; как из них появились исповедующие ложь в Церкви; а также показывает время жатвы в конце века с последующим сжиганием плевел – уничтожением подделок как таковых. Она показывает также собирание пшеницы в житницу, иллюстрирующее, по словам нашего Господа, прославление Церкви в царском величии: “Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их”. Однако в исследуемой притче мы не имеем такой иллюстрации Царства: небесное Царство не уподоблено тому, что показано (проиллюстрировано) в этой притче. Скорее наоборот, она является лекцией, описанием происходящего после того, как небесное Царство получит развитие в этом веке и будет прославлено в его конце.
Это показано в стихе 31, где точно указано время ее применения: “Когда же придет Сын Человеческий во славе Своей”. В этой связи мы должны помнить, что первым событием второго пришествия является не проявление славы, а собирание (незаметно для мира, крадучись как вор) избранного “малого стада”, “чистой девы” для Жениха и ее возвышение к положению “жены, невесты Агнца”, имеющей полноту Божьей славы. Откровение славы нашего Господа не является другим приходом, а другим шагом, событием в течение того же прихода, или присутствия (parousia). “Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе” (Кол. 3: 4), и этот взгляд совпадает с другим высказыванием апостола, что как жена – слава мужа, так Церковь – слава Христа. Так вот, согласно Его собственному порядку, изложенному Его словесными орудиями, наш Господь не может явиться в Своей славе, пока сначала не соединится с Невестой.
Следовательно, событие этой притчи не является сценой суда Церкви, потому что те, которые будут признаны достойными удела в Царстве, еще перед началом этой сцены окажутся, по обетованию, с Господом на престоле Его славы: “Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем”; “Кто побеждает,. тому дам власть над язычниками”. Сцена суда, представленная здесь, это суд мира, в котором Церковь, как объясняет апостол, будет участвовать лишь в качестве судей: “Разве не знаете, что святые будут судить мир?” (1 Кор. 6: 2).
В полном соответствии с этим находится выражение стиха 32, что народы земли будут собраны на суд перед престолом славы – большим белым престолом справедливости и беспристрастности, показанном здесь. Но день суда мира – это не то, о чем нам обычно говорили. Он не будет днем из двадцати четырех часов, а большим днем длиной в тысячу лет, потому что “у Господа один день, как тысяча лет” (2 Пет. 3: 8). Это – долго обещанный Тысячелетний день, в котором победители сего века будут жить и царствовать с Христом тысячу лет и будут благословить мир праведным судом как цари и священники Бога (Отк. 5: 9, 10; 20: 4).
Все это приводит нас к мысли, что большой день суда, далек от того, чтобы стать днем общего осуждения, и в действительности является большим благословением, большим благом, гарантированным миру смертью Христа. Изначально, по вине Адама, весь человеческий род справедливо находился под осуждением смерти; и не нужно было никакого дополнительно суда, наказания в будущем, потому что первоначальное наказание, “умирая, умрешь” (Rotherham), исполнившись, уже положило конец человечеству, не давая надежды. Но когда божественное милосердие приготовило большое “искупление всех”, был приготовлен другой суд, другое испытание на предмет жизни. Первый суд (первое испытание жизни) в Едеме закончился катастрофически для Адама и всего его рода, но после того, как наш Искупитель понес наказание этого суда в Своем теле на древе, Адаму и его потомству должно быть предоставлено другое испытание, другая возможность, чтобы увидеть, изберут ли они, имея дополнительный опыт, праведность и дар Божий, который ее сопровождает – вечную жизнь, или изберут грех и сопутствующее греху наказание – смерть, которая в этом случае будет Второй Смертью, наказанием за неудачу во втором испытании (второй возможности).
Бог не только назначил большое искупление от греха, в котором наш Искупитель добровольно стал центральной фигурой, но и определил, что через этого Искупителя ко всем должно прийти благословение искупления – второе испытание, как написано: “Он [Бог] назначил день [Тысячелетний век, седьмой день, седьмой тысячелетний период земной истории], в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа [Иисуса Христа]”. Но это еще не все. Предопределив принятие Малого Стада к сонаследованию с Иисусом в Тысячелетнем Царстве и его славе, в его служении и суде мира, Бог в этом Евангельском веке, который предшествует дню суда, предоставил особое, более раннее, испытание для Церкви.
Испытание Церкви в Евангельском веке происходит в направлениях, значительно отличающихся от тех, которые будут применены для испытания мира в следующем веке. Например, в Тысячелетнем веке все человечество будет подлежать испытанию, суду по его делам, как показано в этой лекции и в заглавном стихе, а также в Отк. 20: 12, тогда как Церковь нынешнего века не судима по ее делам, которые не могут быть совершенными по причине немощи плоти, потому что “сокровище сие [новую природу] мы носим в глиняных сосудах”. Мы судимы по нашей вере: “Сия есть победа, победившая мир [в этом веке, когда мир подчинен князю мира сего, сатане, и находится во вражде по отношению к праведности и правде], вера наша”.
Конечно, вера без дел мертва, и мы должны показать нашу веру через наши дела, но мы не должны быть судимы по несовершенным делам, которые являются вершиной наших возможностей, а по нашей вере, которая зачислена нам в праведность – полное совершенство: “Чтобы оправдание закона [Божьих требований] исполнилось в нас [вменилось нам], живущих не по плоти, но по духу” (Рим. 8: 4).
Огромный труд Тысячелетнего века коротко охвачен словами стиха 33: “И поставит овец по правую Свою сторону [положение милости], а козлов – по левую”. Своенравный, упрямый козел взят в качестве сравнения, чтобы показать развращенное человечество, тогда как послушная овца уместно представляет тех, кто полностью подчинен Господней воле во всем. Другие стихи показывают нам, что это разделение человечества на два класса (где охотные и послушные отделены от упрямых и непослушных) будет происходить весьма постепенно, с большим терпением и со всякой возможностью для мира развить характер овцы. Например, говоря об этой новой эпохе и терпеливом и великодушном испытании человечества Искупителем-Судьей, пророк Исаия говорит, что хотя все будут вынуждены сдерживаться от нанесения вреда другим, потому что “не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей”, тем не менее каждый будет иметь свободу делать или не делать продвижение в этих благоприятных условиях: те, которые откажутся от продвижения, умрут в возрасте ста лет (Второй Смертью), не сумев воспользоваться предоставленными им возможностями, хотя в то время они будут лишь детьми и могли бы жить, даже внешне повинуясь и продвигаясь до конца этого дня суда, пока не завершится Тысячелетие (Ис. 65: 17-20).
Заключительные сцены, показывающие окончание Тысячелетнего века, представлены в стихах 34-46, хотя и в обратном порядке к тому, что изложено Учителем в Отк. 20: 7-10 и 11-15. Описание в Откровении, судя по всему, показывает, что сначала будет разбирательство с классом козлов: будет некоторое испытание, обман сатаны, с целью показать, кто, подобно козлам, имеет упрямый, своевольный нрав, по-прежнему остающийся в их сердцах после того как они воспользовались всеми благословениями “времен реституции”. Те, чьи сердца полностью не подчинились указаниям и благоприятным возможностям прийти к знанию Божьей доброты, мудрости и милости, будут уничтожены во Второй Смерти вместе с сатаной. Тогда будет введено величественное совершенство вечного государства, в котором больше не будет ни смерти, ни вопля, ни боли, потому что прежнее – грех и те, у кого неосвященный нрав, склонный ко греху – миновало.
Затем наступит очередь награды для праведных, и Сын представит их Отцу чистыми и безукоризненными в любви. Это те, которые будут усовершенствованы в процессе реституции. Они будут совершенными людьми по образу Бога, как Адам, но со знанием Бога, бесконечно расширенным благодаря испытаниям, через которые они прошли. Таковой будет передача царства Богу, Отцу – завершение Тысячелетнего царства, упомянутое апостолом Павлом (1 Кор. 15: 24-28). Человечеству больше не потребуется посредник; оно будет способно устоять в своей праведности, как Адам мог устоять в своей праведности до того как согрешил.
Посредническое Тысячелетнее царство Христа и Церкви достигнет своей цели и прекратится; обладание обновленной землей будет передано под руководство искупленных и восстановленных правителей – людей. С того времени человек снова будет царем земли, подчиненным Великого Царя, Иеговы, в “вечном царстве” Которого Христос и Церковь будут с тех пор участвовать. Можем разумно допустить, что даже совершенным людям будет нужна некоторая форма правительства, и это будет представительное правительство, потому что каждый член этой человеческой семьи будет совершенным, а, значит, таким же царем, как и всякий другой член. Такое правительство будет ничем иным как республикой, в которой каждая личность будет правителем, а один из них – избранным слугой, президентом.
Эта передача контроля над землей обновленному роду коротко представлена словами нашего Господа: “Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира”. Следует четко уяснить, что это царство полностью отличается от обещанного святым Евангельского века, которое названо сонаследованием с Христом в Его Царстве в течение Тысячелетнего века, и прекратится, насколько это касается земли, с завершением Тысячелетия. Духовный класс и Царство были предвидены “от [прежде] создания мира”, тогда как земное царство описано, как “уготованное вам [возрожденному и заслуживающему на него человечеству] от создания мира”. Земное царство касается земли, а также создания, приготовления земли, которая является его основой.
Характер суда, пожалуй, в большей мере упомянут вскользь, чем описан, в словах, обращенных к тем, кто одобрен и кто осужден. Награда дается за хорошие дела, свидетельствующие о сочувствии, любви, сострадании; а наказание – за пренебрежение хорошими делами, свидетельствующее об отсутствии хороших мотивов, мягких, любящих чувств. Из этого следует, что заслуживающие Второй Смерти не будут убийцами, ворами и лгунами в нынешнем представлении об этих понятиях, а теми, кому недостает доказательств наличия святого духа, плоды которого – повиновение, терпеливость, долготерпение, братская доброжелательность, то есть Любовь.
Слова нашего Господа, если их подытожить, свидетельствуют об одобрении лишь тех, кто в сердце имеет чувство любви, и лишь они будут считаться достойными вечной жизни. Все, не достигшие такого милосердия в характере – Богоподобия, – будут отвергнуты как недостойные вечной жизни и умрут Второй Смертью. Не имеющие духа любви, будут “прокляты” под законом Нового Завета. Сатана и всякий имеющий (после использования всех возможностей Тысячелетнего века) в той или иной степени его нрав, его дух самолюбия, нелюбви, будут считаться заслуживающими Второй Смерти, названной в стихе 46 “вечным наказанием” (ВоП), в стихе 41 “огнем вечным”, а в Отк. 20: 10, 14, 15 “озером огненным”. Там объяснено, что это – “вторая смерть”, “вечная погибель от лица Господа и от славы могущества Его”. А поскольку возмездие, наказание за грех – смерть, то отсутствие надежды на избавление или будущее искупление от смерти делает эту смерть вечным наказанием.
За дополнительным объяснением стиха 46 и других подобных стихов обращайтесь к брошюре “Что Священное Писание говорит об аде?”.

R2303 (1898 г.)