КРЕЩЕНИЕ

Мне приносит большую радость находиться с вами этим утром. Это мой первый визит в Ванкувер. Я заметил одну вещь в Исследователях Библии по всему миру: они имеют один ум и один дух. И это отвечает тому, что имел на мысли апостол, когда говорил, что все мы крестились одним Духом в одно тело. Как много сказано в Библии о единстве! Как важно, что мы начинаем понимать, что именно таковым является божественный замысел: один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, одна Церковь живого Бога. С другой стороны мы видим многих, имеющих противоречивые взгляды, различные взгляды на крещение, различные взгляды на Господа, и существует большое разнообразие вероисповеданий, считающих себя телом Христа. Как мы рады, что можем видеть действительный небесный порядок.
Итак, все мы крестились одним духом в одно тело. Что же являет собой это крещение одним Духом? Какого рода этот дух? Какого рода это крещение? Наши друзья баптисты частично признают, что крещение является важным вопросом. То же самое считаем мы, и так считают все христиане. Однако существуют разные взгляды на крещение. Согласно Библии есть только одно крещение. Это одно крещение приводит нас в одно тело. “Да, – говорят наши друзья “ученики”, – мы считаем точно так же, и мы имеем это одно крещение, и наша церковь является этим одним телом”. На первый взгляд это правильный подход к вопросу. Внешне может казаться, будто водное крещение приводит их к одной баптистской церкви, делает их одним телом, одной церковью, однако вы и я хорошо понимаем, что в таком случае в стороне остается очень много хороших людей – то есть очень многие хорошие люди не находится в церкви баптистов. Есть много набожных людей, которые никогда не крестились в воде, и это оставляет их в стороне. Одно крещение в одно такое тело оставит в стороне всех сторонников епископальной церкви, всех хороших римо-католиков, всех хороших методистов, всех хороших пресвитериан, всех хороших лютеран и будет состоять только из хороших членов церкви баптистов. Но даже тогда это одно тело не будет одним, потому что когда мы спрашиваем наших друзей баптистов:
– Вы одно тело? – они говорят,
– Да, мы одно тело.
– Вы имеете один Дух?
– Да нет, не совсем, некоторые из нас имеют несколько другой дух. Одни имеют лучший дух, а другие – не совсем хороший дух. Некоторые полностью посвящены Господу и святые, а другие – нет.
Так вот, чем является это одно крещение, которым мы все погружены в одно тело? Чем является это одно тело? Это одно тело – это тело Христа, которое состоит из многих членов, и в это одно тело входят все святые. Господь знает тех, кто Его. Все принадлежащие к этому одному телу должны иметь – что? Честь, славу и бессмертие, которых глаз не видел и о которых ухо не слышало, и даже на сердце человеку не пришло то, что Бог сберег для любящих Его – для тех, кто любит Его больше чем дом, землю, родителей или детей, любит больше чем любое создание, больше чем самого себя. Он сберег это для них. Он обращается к святым, и Его приглашение таково:
– “Соберите ко Мне святых Моих”, – говорит Господь.
– А кто Твои святые, Господи?
– Вступившие в завет со Мною при жертве.
– А может есть еще другой класс святых, имеющий отношение к этому приглашению?
– Нет, лишь те, которые заключили завет с Богом при жертве через полное посвящение своего сердца и всего, что у них было, и которые зачаты Господним Святым Духом. Это – Господние драгоценности. Это – Господние святые, независимо от того, кто они: методисты, пресвитериане, баптисты, ученики или еще кто-то.
Лишь теперь мы начинаем понимать то, что считаем правильным. Раньше мы удивлялись, как это возможно, чтобы была лишь одна церковь, ведь должна быть именно наша церковь, а не церковь какого-то другого брата. Теперь мы начинаем понимать, что ни одна из этих земных систем, именуемых церквями, не является той церковью, и что Господь имеет Свою собственную Церковь, что Он определил путь, как присоединиться к его Церкви, и лишь Он ведет список. Поэтому сказано, что все их имена записаны на небесах.
А как они попали в него? Они крестились. Мы крестились тем же Духом в одно тело, в тело Христа, и стали членами Его тела. Имеешь ли ты, дорогой брат, Его дух? Это вопрос к тебе и ко мне: имеем ли мы Дух Христа? Кто не имеет Дух Христа, тот и не Его, даже если он крестился в океане, полном воды. Крещение в океане не делает Христовым. Есть лишь один способ крестится в Христа, и св. Павел рассказывает нам об этом единственном способе. Он говорит, что те из нас, которые крестились в Иисуса Христа, в тело Христа, в общество, которого Он является Главой, и членами которой мы имеем привилегию стать (считаться членами уже сейчас и, в случае верности, членами в полном смысле слова через славное изменение в воскресении вдруг, во мгновение ока), которые крестились в одно тело (которого Иисус является Главой, а Церковь – Его телом), крестились – в воде. Так пишет? Нет, не так. Кто из нас крестился в Иисуса Христа, в одно тело, которого Он является Главой, тот в смерть Его крестился. Крестится в смерть с Иисусом – это нечто совершенно другое, чем крестится в воде с Ним. Кто путает это, тот не понимает одной из важнейших вещей в Библии и не может идти дальше, пока не поймет. Водное крещение – лишь символ, иллюстрация того, что мы уже сделали, когда крестились одним Духом (через посвящение нашего сердца, через наличие того же ума, который имел Христос, когда Он совершил Свое посвящение до смерти) быть мертвыми с Ним, крестится в Его смерть.
“Крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились”. Что это значит? Что такое “смерть Его”? Отличалась ли Его смерть от смерти кого-то другого? Почему апостол говорит “в смерть Его крестились”? Как мы можем оказаться в Его смерти больше, чем находится мир?
Здесь содержится глубокая истина, и она заключается в том, что по природе вы и я были чадами гнева, как и прочие. Мы принадлежали к Адаму и его роду; нам не надо было креститься в Адама, входить в его смерть, ведь мы уже были в его смерти вследствие естественных процессов. Мы родились под приговором смерти вместе со всем миром. Но с нашим Господом Иисусом было не так. Священное Писание особенным образом говорит нам, что Бог в Своей божественной мудрости позаботился о том, чтобы, до того как мир будет спасен от греха и смерти,  Праведный умер за неправедного. Но в мире не было никого праведного, чтобы умереть за своего друга. Никто из людей не мог искупить себя. Наш Искупитель был полностью непричастным злу, непорочным, отделенным от грешников; Он оставил славу, какую имел у Отца, подчинился, стал человеком и был человеком Иисусом Христом. По виду став как человек, Он смирил Себя даже до смерти. Тогда в награду за Его послушность до смерти Отец высоко превознес Его.
Иисус позволил, чтобы жизнь была у Него отнята, но не Отцом, а человеком. Люди своими злыми руками распяли Его, а Он не противился. У Него была сила оказать сопротивление и Он мог позвать легионы ангелов, чтобы те защитили Его. Не могло быть причины, почему бы Он должен был сдаться или умереть. Вместо того, чтобы посвятиться для жертвенной смерти, Он мог сказать: “Я не сделал ничего плохого; Я выполнил божественный закон, поэтому Я могу обратиться к Моему небесному Отцу, чтобы защитить Свою жизнь, чтобы Меня вам не выдали, чтобы Мне не умереть ни под каким предлогом”. И так было бы в действительности. Но Он в начале Своего служения, в возрасте тридцати лет, посвятился до смерти, сказав: “Я пришел, чтобы исполнить Твою волю, Мой Бог, – все, что написано в Книге. Я буду рад исполнять Твою волю любой ценой, даже если это будет стоить Меня жизни”. Все это наш Господь символически показал тогда, когда ступил в воду. Там Он образно показал полное посвящение всего, что у Него было, Отцовской воле, и когда Он поднялся из воды, то отправился это делать. Он по-прежнему имел дух повиновения и в течение трех с половиной лет возлагал Свою жизнь, использовал ее. Он умирал ежедневно, как это выразил апостол Павел. И когда это закончилось? Это закончилось на Голгофе? Откуда мы это знаем? Умирая, Он воскликнул: “Свершилось!”. Что свершилось? Закончилось Его крещение в смерть.
Теперь мы приглашены взять свой крест и следовать за Ним, идти Его следами, следовать Его примеру. Вы скажете, брат Рассел, вряд ли это нам по силам, не так ли? Именно об этом говорит Библия. Она не будет говорить следовать за Ним, если вы не можете, и не скажет вам взять свой крест и следовать за Ним, если вы этого не можете сделать. Библия дает разумное предложение. Она говорит, что вам и мне возможно следовать за Иисусом. Апостол говорит, что если мы крестились в Его смерть, то мы становимся участниками с Ним в Его смерти, разделяем с Ним Его смерть. Но как мы можем участвовать в Его смерти, если та была жертвенной, а мы принадлежим к роду, находящемуся под осуждением? Библия дает на это ответ. Она говорит, что Он заступается за них, является ходатаем за определенный класс, который Отец теперь призывает. “Соберите ко Мне святых Моих”. Их очень мало, потому что немного таких, которые хотят быть святыми. Один молодой человек сказал мне: “Впервые я читал Исследования Священного Писания, когда мне было шестнадцать лет. И каждый раз, когда я дочитывал до места, где говорилось о посвящении, я пропускал это место. Если я знал, где об этом пишется, я избегал этого места. Я как-то чувствовал, что в этом есть нечто, к чему я еще не готов, поэтому я просто обходил это”.
Видим, что Господь не ищет тех, кто пытается обходить. Если кто-то из вас хочет избежать посвящения, вы можете просто обойти узкий путь. Знать об узком пути – большая милость; также большая милость – идти узким путем; большая привилегия – быть последователем Иисуса; большая честь – получить разрешение быть мертвым с Ним, страдать с Ним. Если мы страдаем с Ним, мы будем также царствовать с Ним; если мы будем мертвыми с Ним, мы будем жить с Ним. Жить с Ним значит участвовать с Ним в славе, чести и бессмертии.
Но какие условия этого? Если мы хотим быть с Ним, то почему необходимо следовать за Ним? Как Он достиг такого славного возвышения? На каком условии Отец так превознес Его? За Его верность: верность в заключении завета и верность в исполнении завета. А на каком условии вы и я можем быть с Ним и делить Его славу? Мы можем заключить такой же завет, и тогда мы обязаны держаться этого завета в меру наших возможностей. А как заключить такой завет? Как может Бог заключить завет с нами? Отвечаем: Бог дал Своего Сына, чтобы искупить мир, а не только крошечную Церковь, немногочисленных святых. Тот, Который является Искупителем мира, прежде, чем применить заслугу за мир, чтобы удовлетворить справедливость за грехи всего мира, приписывает некоторую часть Своей заслуги вам и мне, а также всем, кто стремится взять свой крест и следовать за Ним. Он не дает ее вам. Он даст эту заслугу впоследствии миру. Когда Он даст ее людям, это будет означать для них земную жизнь, земную реституцию и земные благословения, то есть то, что Он пожертвовал. Пожертвовал ли Он земное? Да. Пожертвовал ли Он небесное? Нет. Итак, что Он пожертвовал? Почему Он пожертвовал Свою совершенную человеческую природу, а также все права, которые имел как преемник Адама, который был отцом человеческого рода и которому принадлежала земля и ее полнота? Как совершенный человек, Он никогда не ошибся в исполнении Божьего закона и имел право на землю и ее полноту. Все это Он положил, отдал, согласно воле Отца, чтобы в свое у Бога время оно могло перейти к человечеству – к Адаму и всем его детям, которые придут к согласию с Богом. В награду за Его послушность до смерти, и то смерти крестной, Бог дал нашему Господу Иисусу высшую природу, божественную природу. За это Бог также превознес Его. “Посему и Бог превознес Его”, – говорит апостол.
Наступает время, когда весь мир войдет под благословение Нового Завета через Израиль и через введенный в то время порядок. Благословения Господа наполнят всю землю и все будут иметь большое благословение. Но Он не призывает вас и меня к земным отношениям. Он приглашает нас небесным призывом, говорит апостол, чтобы быть с Ним и делить Его славу, стать Его невестой и сонаследницей великого Царя царей и Господа господствующих. Приглашение, которое Он дает нам, заключается в том, чтобы мы положили с Ним нашу жизнь.
И что мы теперь делаем? Что такое узкий путь? Чем является эта дорога? Не забывайте наш стих. Мы крестились крещением в Его смерть. Как это в Его смерть? Вы зачислены в члены Его тела и я зачислен в члены Его тела, то есть Иисус, так сказать, умирает в мире уже свыше 1800 лет. Мы участвуем в страданиях Христа. Апостол говорит: “Восполняю недостаток.. скорбей Христовых”. Кто имеет больше участия в скорбях и страданиях Христа, тот будет иметь больше участия в будущей славе. Видим большое желание апостола иметь как можно больше участия в скорбях Христа, и в одном из своих посланий он дает понять, что некоторые дорогие братья упустили способности, и там, где другие не оправдали надежд, он получил больше возможностей страдать для Христа.
Поэтому, дорогие братья и сестры, давайте еще полнее, чем когда-либо прежде, отдавать наши сердца нашему дорогому Господу, чтобы Он мог их формировать, и будем направлять наши шаги в правильном направлении, чтобы мы могли совершать через Него жертву повиновения – до самой смерти, – и тогда мы будем делить с Ним вечную славу. Верю, что тогда все мы сможем встретиться на большой конвенции, о которой апостол вспоминает в двенадцатой главе своего Послания к Евреям, где говорит, что мы соберемся на большем собрании Церкви первенцем, чьи имена записаны на Небесах.

CR171