УХВАТЯТСЯ СЕМЬ ЖЕНЩИН ЗА ОДНОГО МУЖЧИНУ

“И ухватятся семь женщин за одного мужчину в тот день, и скажут: `Свой хлеб будем есть и свою одежду будем носить, только пусть будем называться твоим именем, – сними с нас позор” (Исаии 4: 1).
Многие пророчества являются довольно образными, символическими. Бесспорно, они в значительной мере касались событий и обстоятельств народа Израиля того времени, когда писались, но мы имеем данное апостолом право сделать вывод, что их основные уроки были для духовного Израиля. Святой Петр говорит, что “изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым”, и что “им открыто было, что не им самим, а нам служило то, что ныне проповедано вам” (2 Пет. 1: 21; 1 Пет. 1: 12). Наш Господь и апостолы в своих учениях постоянно цитировали пророчества и неизменно применяли лекцию к своим дням или же к некоторому будущему событию Евангельского века. Поэтому, мы вполне оправданно можем допустить, что наш стих применим к некоторому периоду Евангельского века. Его особая формулировка, “в тот день”, напоминает нам, что это привычное выражение везде в Писании касается заключительного периода Евангельского века с его временем скорби и общим замешательством церкви и мира, которым сопровождается инаугурация новой диспенсации, тысячелетия. Поэтому, справедливо попытаться применить этот стих к нашему времени и воспользоваться его лекциями, какими бы они не были.
Везде в Священном Писании женщина является символом церкви: чистая женщина – чистой Церкви, порочная женщина – ложной церкви. Наш Господь сравнивает истинную Церковь в конце этого века с горсткой дев – частью мудрых и частью неразумных – и уподобляет Себя Жениху, который в конце века пришел забрать Свою помолвленную Церковь к Себе в славу. Иоанн Креститель высказал это похожим образом: “Имеющий невесту есть жених”. Апостол подчеркивает этот образ словами: “Потому что я обручил вас [посвященную Церковь] единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою” (Иоан. 3: 29; 2 Кор. 11: 2). Здесь, а также в Господней притче о девах, иудейская свадьба дана как пример, как образец союза Христа и Его Церкви. Она весьма отличается от нашего свадебного обряда настоящего времени. В иудеев древности, когда происходило обручение, обе стороны подписывали официальный, обязательный документ, однако настоящая свадьба (брак) проходила лишь где-то через год. В течение этого года обрученной, ожидавшей прихода жениха, чтобы забрать ее в его дом, следовало быть такой же верной и преданной тому, с кем она была обручена, как должна быть сегодня всякая верная жена, действительно и полностью вступившая в брак со своим мужем. Видим гармонию между иудейским свадебным обычаем и Господним поведением с Церковью. Никто не может быть помолвлен с Господом, если он не заключил официального и конкретного договора с Ним. Договором с Господней стороны являются чрезвычайно великие и драгоценные обещания Священного Писания, которые убеждают обрученную в том, что в случае верности она станет сонаследницей со своим Господом, Женихом, в Его тысячелетнем царстве и всей его славе. Договором со стороны Церкви является наш завет посвящения, преданности и верности нашему Искупителю, с Которым мы обручены до самой смерти. В то же время наше личное принятие Господних милостивых обещаний путем полного посвящения всего, что у нас есть, для Него и Его службы, пока мы действительно не умрем, в значительной степени отвечает периоду обручения иудейской девушки. Но еще более выразительное и более точное исполнение образа мы находим в истории Церкви в целом. Господняя дева-церковь была обручена с Ним в Пятидесятницу и почти девятнадцать веков ждала прихода Жениха и изменения в воскресении к славе, чести и бессмертию – ждала бракосочетания, союза.

НЕВЕСТА В СЛАВЕ ЦАРСТВА

Наш Господь продолжил этот урок, эту иллюстрацию в Своем последнем послании к Церкви, записанном в Книге Откровения. Там Он продолжает показывать Церковь как обрученную деву, незамужнюю, которая, тем не менее, находится под строгими ограничениями относительно чистоты и верности до самого конца Евангельского века, и представлена как готовящаяся к приходу Жениха и браку. Чтобы быть готовой, как объясняет апостол, она должна иметь брачную одежду и должна быть без “пятна, или порока, или чего-либо подобного” (Еф. 5: 27). Это не значит, что любой член этого славного общества мог когда-нибудь надеяться удержать абсолютную чистоту и совершенство, поскольку все были в “беззаконии зачаты, и во грехе родились” (Пс. 50: 7). Одежда представляет приписанную праведность Христа, которая покрывает каждый неумышленный изъян, каждое загрязнение, пятно или морщину на этой одежде, являющиеся причиной беспокойства обрученной настолько, что она стремится, чтобы это пятно было удалено, а морщина разглажена благодаря милостивому устройству, сделанному для этого Небесным Женихом, Который предложил одежду и дал указания, благодаря которым можно уберечь себя “неоскверненным от мира” – без “пятна, или порока, или чего-либо подобного”.
Похожая запись показывает, что вместе с “изменением” в воскресении в конце этого века больше не будет “обрученной девы”-церкви, потому что она перейдет от своего состояния обручения к более высокому положению замужней Невесты, соединившейся со своим Господом и Женихом.
Обратите внимание на символический образ, которым она представлена: Новый Иерусалим, сходящий с неба – небесное Царство, новое правительство, новая власть мира, – показан как прославленная Церковь, невеста, и мы читаем, что посланник сказал Иоанну Откровителю: “Пойди, я покажу тебе жену, невесту Агнца [уже не обрученную деву].. И показал мне великий город”, полный славы Бога  (Отк. 21: 9-10). Величественная должность, труд Церкви в славе также показаны как труд Невесты: “И Дух и невеста говорят: прииди.. и желающий пусть берет воду жизни даром”. В настоящее время Церковь не только не является невестой, но не имеет права говорить “прииди” каждому, кто желает, за исключением тех, “кого ни призовет Господь Бог наш” (Деян. 2: 39), потому что призвание и привлечение в настоящем времени связаны с определенной мерой избрания, как говорит Священное Писание словами нашего Господа: “Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня” (Иоан. 6: 44). Более того, сейчас нет еще реки жизни. Этот щедрый замысел касается будущего и предназначен для мира в Тысячелетнем веке. Сейчас, как говорит наш Господь, уверовавшим в Него и ставшим Его посвященными последователями дано иметь в себе колодец жизни, текущий в жизнь вечную (Иоан. 4: 14). Река воды жизни и ее обильные возможности для мира человечества, к которым все будут приглашены, будет принадлежать, как это изложено самым понятным и выразительным образом, к эпохе тысячелетнего царства, когда Церковь уже не будет обрученной девой, а будет Невестой, женой Агнца, когда она уже не будет в состоянии притеснения и воздыхания по причине всякого бремени, но наполнится славой Бога. Царство ее Жениха, с Которым она будет вместе, станет источником (святым городом), откуда потечет большая река истины и благодати, и все человечество сможет пить вдоволь и для вечной жизни, если пожелает.

МНОГО ЦЕРКВЕЙ ХРИСТА

Язычники, а также дети в христианских землях, начав изучать Библию, с обеспокоенностью спрашивают: “Какая церковь является церковью Христа?” Они видят разные церкви с разными названиями, которые утверждают, что они – ответвления церкви Христа. Простодушный ум спрашивает: “Которая из них правдивая? Какую Иисус основал? Какой церкви Он глава и основатель? К какой принадлежали апостолы?” Ответ немного озадачивает и содержит в себе упрек. Каждое вероисповедание считает себя таким же хорошим как другие, и даже немножко лучшим, и таким же правдивым как другие. Трудность приходит тогда, когда они по очереди пытаются рассказать нам о своем происхождении и своих основателях, потому что один говорит, что он от Кальвина, другой – от Лютера, еще другой говорит, что он от Веслея, еще другой, что он от Цвингли. Но если сравнить с фактом, что все эти разные секты и группы были основаны в течение нескольких последних сотен лет, и спросить их, как они могут сопоставить этот факт с утверждением Священного Писания об основании церкви Христом и двенадцатью апостолами, как живыми камнями основания, они теряются.
Более смелые пытаются объяснить нам и говорят, что они верят, что их церковь была в начале основана Господом и апостолами, но впоследствии пришло большое отступничество от начальной простоты, и долгие века методизм был забыт, кальвинизм был забыт, лютеранское было забыто и так далее, пока недавно разные учителя восстановили первоначальную церковь. Но, спрашиваем мы, как мог Веслей заново установить первоначальную церковь, если ее уже заново установил Кальвин? Как мог Лютер восстановить церковь, если ее уже восстановил Цвингли? И опять мы видим растерянность на лице и заикание и колебание с ответом. Тогда церковь Рима, греческая церковь и церковь Англии выступают вперед и заявляют, что их организации старше всех других и, следовательно, они самые истинные, первичные. Но опять мы спрашиваем: “Которая из вас старше? Где начало вашей организации? Дайте нам доказательства.” Все утверждают об истинности и первичности, но никто не может довести существования своей нынешней организации раньше третьего столетия. И когда мы сравниваем их замысловатые, формальные служения с простотой первоначальной Церкви, как это описано в Новом Завете, мы убеждены, что между ними нет никакой связи. Когда мы сравниваем их учения с учениями Христа и апостолов, которые изложены в Новом Завете и являются целостными, их утверждения буквально рассыпаются от отсутствия доказательств. Бесспорно, учения и практики церквей периода Реформации и последующего времени намного более соответствуют практикам и учениям апостольской Церкви, чем практики и учения более старых церквей, но они по-прежнему слишком далеки от полного согласия одна с другой и с оригиналом.

ОТЛИЧИЕ ВЕРЫ ОТ ПРАКТИКИ

У нас здесь нет времени полностью обсуждать разницу веры и практики разных вероисповеданий настоящего времени, или сравнивать их веру и практику с Церковью, основанной Господом. Мы коротко вспомним об этом позже. Священное Писание учит, что есть лишь один Бог, Отец, и один Господь, Иисус Христос (1 Кор. 8: 6); что Отец находится над всем, что Он послал Сына стать нашим Искупителем, и что когда Тот верно выполнил труд, Отец поднял Его из мертвых и превознес, посадив одесную (место милости) рядом с Собой. Искупитель Сам сказал: “Отец Мой более Меня” (Иоан. 14: 28). Но разные церкви, утверждая о своей первичности, вместе говорят нам, что существует три Бога, “равные силой и славой”. Иногда они объясняют, что эти три Бога действуют как один Бог, а в другой раз утверждают, что есть только один Бог и что Он дал три разных проявления Себя, чтобы помочь нам понять Себя, и что каждое проявление является проявлением как одного Бога, так и другого.
Какая путаница! Насколько невозможно тем, чей ум сбит с толку относительно понимания божественного плана спасения, понять библейское утверждение, что “един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех. В свое время свидетельство” (1 Tим. 2: 5-6). Как могла одна часть Бога быть посредником человека с другой частью того же Бога? Более того, как мог Бог в одной ипостаси умереть как замена Адама и выкуп, если тот же Бог в другом смысле должен был принять этот выкуп и поднять вторую часть самого себя из мертвых? Могут ли наши дорогие друзья, озадаченные ошибочными взглядами, привнесенными ими из “средневековья”, понять или оценить то, что Христос умер ради наших грехов по Писанию, и что Отец поднял Его из мертвых Своей силой третьего дня. В своем замешательстве они, пытаясь думать о Господе Иисусе как об одном лице, одной сущности и т.п. с Отцом, не могут представить себе как Он мог умереть вообще, ведь если Бог умер в каком-то постижимом смысле, значит существовал период, в котором вселенная вообще была без Бога! И как мог Отец поднять Сына из мертвых, если Сын был лишь другим именем Отца? Все это замешательство привело к разрушению веры более мыслящих членов всех этих различных церквей, и сегодня их вера весьма неопределенна, ее трудно очертить, если она вообще имеет какую-то реальную осязаемость. Люди в целом настолько разочаровались в своей неспособности согласовать собственные вероучения “средневековья” со здравым смыслом, что многие блестящие умы оставили это дело и попытались сформулировать новые и более рациональные концепции.
Но, по словам апостола, большой противник, представляя себя ангелом света и проводником ко всякой истине, увлек профессоров университетов, профессоров семинарий и самых выдающихся служителей. Он заморочил им голову, как змей заморочил голову Еве надеждой и амбицией иметь больше знания, чем предоставлено в божественном откровении. Они единодушно превратились в “высших критиков” и “эволюционистов”. Во имя всего святого и доброго они убеждают ведущие умы всех различных церквей, что Библия не является Божьим Словом, что она абсолютно недостоверна, что Иисус и апостолы были достаточно честными, но они не были выдающимися учеными и не сумели заметить несоответствия Ветхого Завета, на котором базировались все их учения. Эти современные мудрецы убеждают нас, что история об Адаме и Еве не является действительностью, а, в лучшем случае, может считаться аллегорией, которую двадцать человек могут видеть и интерпретировать двадцатью разными способами. Они убеждают нас, что Сад Эдем никогда не существовал, что никогда не было запрещенного плода, что никогда не было приговора Адаму за его неповиновение в его совершенстве, и, следовательно, Священное Писание вводит нас в заблуждение, когда говорит, что вследствие этого грех и смерть вошли в мир. Они рассказывают нам, что Адам только перед этим перестал быть обезьяной и никоим образом не мог выполнять божественный закон, а также его нельзя было судить или осуждать на смерть вследствие неповиновения. Поскольку они отрицают грехопадение и то, что человек потерял свой дом, свою жизнь, свою связь с Богом, они, хочешь не хочешь, отрицают также существование любой необходимости в Спасителе. Они отрицают Господние слова, что Он “пришел взыскать и спасти погибшее”. Отрицая существование какого бы то ни было греха, они отрицают, что Христос умер за наши грехи и встал для нашего оправдания (1 Кор. 15: 3). Они полностью игнорируют утверждение апостола, что через непослушание одного человека грех вошел в мир, а также смерть как результат греха, и так смерть перешла на всех людей, потому что все грешные (Рим. 5: 12). Они уничтожают Божье Слово и воздвигают на его место человеческие традиции, человеческие теории – золотое подобие, которому все обязаны кланяться и отдавать почтение, если они хотят называться уважаемыми, интеллигентными, рассудительными.

ХРИСТИАНСТВО – СМЕШЕНИЕ – ВАВИЛОН

Мы увидели, что Священное Писание говорит об истинной Церкви Христа как об обрученной деве Господа и ясно показывает, что окончательно она должна стать невестой, женой Агнца. Но где она сейчас? Где она была весь период от дней апостолов до настоящего времени? На это отвечаем, что согласно Священному Писанию она была в “пустыне” (Отк. 12: 14). Другими словами, она была в немилости, ее игнорировали, и для светски мудрых она была неведомой. Некоторые ее члены рассеялись по разным вероисповеданиям, уже упомянутым, а некоторые находились в стороне от них. Об истинной Церкви Учитель говорил: “Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир”. Апостол, приводя описание этого класса, говорит, что призвано немного мудрых, немного сильных, немного знатных, немного благородных, немного влиятельных, но преимущественно бедные мира сего, богатые верою. Популярные институции, о которых велась речь, являются светскими; их цели, амбиции, их методы являются светскими, отчего среди большинства этих сектантских систем существуют очень мало религиозного взаимопонимания, единства и сотрудничества, и совсем мало среди них тех, кто верен Господу и Его Слову.
Большинство считает странным, что меньшинство – особые люди; что они совершенно по-другому смотрят на жизнь и ее содержание и поэтому обращаются чувствами к горнему, а не к земному; что они любят собрание молитв больше чем вечера, концерты, театр. Большинство считает странным, что они не присоединяются к всяческим сомнительным мероприятиям с целью сбора денег на церковные нужды, к ярмаркам, вечеринкам, играм в пророка, разыгрыванию лотерей, сбору вещей и т.д., и, как говорил апостол, очень возможно, что большинство будет сквернословить тех, у кого больше Духа Господа и апостолов, духа святости. Притча нашего Господа о пшенице и плевелах очень точно объясняет ситуацию. Наш Господь сеял доброе пшеничное зерно, за Ним продолжили это делать апостолы, но впоследствии великий противник посеял семена плевел, заблуждения, и привел в номинальное христианство многих, которые были христианами лишь с имени, отчего исповедовали нравственность лишь для личной пользы – то ли в надежде избежать мучений будущего, то ли в надежде получить временную выгоду в нынешней жизни. Этот засев заглушил истинную пшеницу и в большой мере помешал ее развитию, поэтому сегодня, взглянув на поле христианства, мы видим сравнительно мало класса истинной пшеницы, сравнительно мало истинных учеников Господа, желающих и готовых идти Его следами узким путем самопожертвования и служения. Видим, что подавляющее большинство не имеет представления об истине и благодати Господа – не знает Иисуса как своего Спасителя, не знает от чего они искуплены, не знает о призыве, ни о том к чему они призваны, не знает о необходимости испытаний и трудностей настоящего времени для всех, кто верен Господу, и не знает о чрезвычайно великих и драгоценных вещах, какие Бог сберег для любящих Его.
Видим, что класс плевел не ценит плоды Духа, и не рад тому, чем обладает класс пшеницы – повиновением, добротой, терпеливостью, долготерпением, любовью. Напротив, этот класс плевел исполнен земных амбиций, земных планов и помыслов, и во всем приводит доказательства, что он земной, от земли. Некоторые из этих плевел во многих отношениях являются хорошими, благородными людьми; они дают, как правило, из своего избытка на отделку надгробий праведных людей, для создания витражей с фигурой распятого Господа или с фигурами апостолов, проповедующих истину, но у них нет корня, они никогда не взяли свой крест, чтобы следовать за Тем, Кто был кротким и смиренным; они никогда не посвятили свою жизнь Господней службе до самой смерти; они никогда не ступили на узкий путь, как единственный, ведущий к славе, чести и бессмертию, к которым призвана истинная Церковь. Держа в уме многочисленные сорта церковных систем – пресвитериан, методистов, лютеран, римо-католиков и т.п., а также их различные противоречивые учения, мы не удивляемся, что Священное Писание использует выражение Вавилон как название для этих систем в целом – особенно, если мы узнаем, что слово Вавилон означает замешательство. Можно с определенной степенью уверенности указать на учение Конфуция и на его последователей, зная, во что они верят; то же самое со сторонниками буддизма, брахманизма и пр., но не так с христианами, потому что их учений – легион, также как их названий, поэтому важно установить кто к какому виду христиан принадлежит, чтобы знать во что он верит.

СНИМИ С НАС ПОЗОР

Путаница вероучений различных ветвей церковничества принесла им упрек. Язычники спрашивают, как это так, что есть столько разных видов христиан; как это так, что все они имеют Библию, и как это так, что все они берут свои различные теории из одной и той же книги? Это – упрек, который остро чувствуют ведущие умы всех вероисповеданий. В результате, на их вероучения почти не обращают внимания, но очень крепко держатся организаций, возведенных на этих вероучениях как на отдельных фундаментах. Пресвитерианин может ни во что не ставить свое вероучение и искренне сознаваться (как это сделал один пресвитерианский служитель), что если бы он захотел поверить в это вероучение, то ему пришлось бы проглотить его целиком, как горькую пилюлю, но если бы он попытался его разжевать, то не проглотил бы никогда. Поэтому Малый и Большой Катехизисы практически похоронены, как вещи, которые лучше забыть в интересах процветания конфессии, которая раньше была на них построена. Почти то же самое происходит с другими конфессиями и их вероучениями; этим системам воздают невиданный ранее почет, тогда как их вероучения все больше подлежат забвению.
Но почему так происходит, если эти вероучения признаны неудовлетворительными – почему их лучше похоронить? Почему бы всем христианам не собраться вместе на простой основе веры в Библию, принимая ее как свое единственное вероучение? Почему? Да потому, что сделать так значило бы ранить собственное самолюбие, разрушить конфессиональное единство, разрушить истукана, которому они так долго кланялись. Каждая конфессия выражает готовность абсорбировать все другие, но не желает быть поглощенной другой. И дело здесь не в принципе, а только в самолюбии, церковничестве и отсутствии истинного Духа Господа. Апостол говорит: “Если же кто Духа Христова не имеет, тот не Его”. Следовательно, в церковничестве и его разных ответвлениях есть, по-видимому, много тех – подавляющее большинство тех, – кто в сердце принадлежит не Господу, а себе. Они правы, когда говорят, что принадлежат к той или иной конфессии. Она завладевает их телом и умом, и они служат ей и кланяются как язычники идолу.
По мере того, как ситуация проясняется и люди осознают неудовлетворительность своих старых вероучений, а теологи предлагают им свое новое вероучение высшей критики, эволюции и спасения собственными силами и хорошими поступками, разные конфессии говорят себе: – Остановитесь. Давайте построим большую башню Вавилон. Создадим федерацию конфессий без какого-либо определенного вероучения, без какой-либо определенной веры, без какой-либо определенной надежды, без какой-либо определенной цели, за исключением нашего самосохранения как конфессий. Построим ее так высоко, чтобы потоп скорби, который мы уже предчувствуем, не нанес нам вреда, и зачем нам доверять ковчегу, Христу Иисусу? Нам нет надобности прятаться в Нем или быть погребенными подобием Христовой смерти и так перейти к новой обещанной эпохе.

СЕМЬ ЖЕНЩИН В ТОТ ДЕНЬ

Кто эти семь женщин? Мы видели, что женщины представляют, символизируют церкви; что истинная Церковь представлена женщиной, девой, а ложные системы представлены блудницами, неверными своему Жениху. Семь везде в Священном Писании считается символом полноты. Поэтому мы допускаем, что здесь имеются в виду все церкви мира сего, не включая истинную Церковь, которая не от мира сего и не следует его путем. Пришло время, когда эти семь женщин – все различные секты и вероисповедания, так сказать – единодушно и в один голос признаю?т позор собственного положения, о чем уже было сказано. И что они решили: каким путем им следовать? Отвечаем, что в этом стихе “один мужчина” представляет нашего Господа, небесного Жениха. Стих свидетельствует о том, что все номинальные церкви пришли или вскоре должны прийти (в “тот день”) к тому, что они пожелают всего лишь именоваться церквями Христа, но не захотят иметь с Ним ничего общего. Они хотят носить свои сектантские названия – лютеранская, католическая, методистская и так далее, – но при этом хотят также называться христианскими, так как это их главный плюс, почти единственный их плюс. Им безразлично учение Христа; они не думают об искуплении и покрытии грехов. Им нужно лишь имя. “Свой хлеб будем есть и свою одежду будем носить, только пусть будем называться твоим именем”.

ОСОБЕННОСТЬ ИСТИННОЙ ЦЕРКВИ

Мы уже упоминали, что члены истинной Церкви все еще связаны с этими различными земными системами, представленными семью женщинами нашего стиха, но они долго там не будут, потому что один за другим они слышат голос истины, взывающий к ним: “Выйдите от нее [Вавилона], народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее” (Отк. 18: 4). Чем больше эти женщины хотят есть свой хлеб и носить одежду собственного покроя, тем больше весь истинный Господний народ будет будиться к осознанию истинной ситуации и видеть, что у него нет с ними ничего общего. Истинная Церковь не желает есть собственный хлеб; она хочет хлеба, сошедшего с неба. Она не желает собственных теорий, собственных планов спасения, собственных замыслов, собственных методов, но хочет того, что Бог предусмотрел как ее ежедневный удел, как “пищу во время” для дома веры, новое и старое из сокровищницы божественной истины. Также действительно обрученная дева Господа не желает носить собственную одежду, поскольку она поняла, что ее собственная праведность – это грязные лохмотья. Она научилась и дальше учится оценивать одежду, данную ей небесным Женихом – свадебную одежду. Она все больше доверяет заслуге своего Искупителя, покрытие праведностью Которого символично показано в кожах жертв, данных Адаму и Еве как прикрытие их наготы.
Церковь нынешней эпохи получила послание Господа, советующее всем, кто считает, что он принадлежит Ему, не доверять изменчивому богатству, земному богатству, но, верно жертвуя земные интересы, купить у Господа золото, испытанное в огне, божественную природу, чтобы содержать одежду оправдания белою, и чтобы ее глаза могли четко видеть то, что способствуют ее покою, а также то, что принадлежит к будущему – богатство благодати и знание, которое не приходило на сердце буквальному человеку. Господь обращается к номинальной системе нынешнего времени (в завершающее время этого века), говоря: “Ибо ты говоришь: `я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды'; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть” (Отк. 3: 17, 18). Если, дорогие друзья, мы хоть к какой-то мере имеем дух Вавилона, дух мира, замешательство учений, противоречащих Слову Бога, то избавимся от этого. Если у нас есть какое-то ослепление или ошибочное виденье истинных богатств, а также неумение ценить белую одежда Христовой праведности, то давайте примем Господнюю милость, помажем наши глаза и увидим славу положения истинной обреченной Господа, чтобы сделать твердым наше звание и избрание, а также быть горящими и сияющими светилами в мире для тех, кто ищет настоящие пути Господние.

3HG398 (1907 г.)