ВЫШНИЙ ИЕРУСАЛИМ, ЗОЛОТОЙ ГОРОД, СТОЛИЦА ВЕЛИКОГО ЦАРЯ

“Но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму” (Евреям 12: 22).
Слова являются образами, символами, чтобы передать мысли другому. Так, например, мы слышим о ком-то, что он похож на “ягненка”; о другом говорят, что он “хитер как лиса”; еще о другом – что он “упрям как осел”. В то же время есть люди, к которым для сравнения употребляют слова “ангельский”, “царский”, “королевский” и так далее. Словесные образы, которые значат столь много и могут быть выражены столь сжато, употребляются ко всем сторонам жизни и довольно часто встречаются в Священном Писании. Один из них используется апостолом в нашем стихе, чтобы рассказать о будущем Церкви, Небесного Иерусалима. Небесный Иерусалим часто упоминается в Писании. Скажем, апостол говорит, что этот “вышний Иерусалим свободен: он – матерь всем нам” (Гал. 4: 26), что этот город имеет “основания”. Наш Господь говорит, что это “город Бога Моего,.. новый Иерусалим”. Опять же он показан как “великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога”, как “святый город Иерусалим,.. сходящий” (Евр. 11: 10; Отк. 3: 12; 21: 2-10).
В своем падшем состоянии мы принадлежим к роду, который владеет различными приметами ума и имеем те или иные поэтические или художественные способности. Естественно, кому-то легче, а кому-то труднее постичь содержание этого словесного образа Нового Иерусалима. Душевный человек, не пребывающий в согласии с небесными вещами, совершенно не приготовлен к тому, чтобы осознать истинное содержание этого символа. Для него город отождествляется со стенами, воротами, зданиями, бизнесом, полицией, пожарными и так далее. Такой человек не может понять и даже осознать библейское описание Нового Иерусалима, а также истины, изложенные в символической форме. Все это спрятано, скрыто от такого ума, даже если он перечитывает Писание раз за разом.
Господь говорит нам, что Писание в таком виде, в каком мы его имеем, дано именно с таким намерением – чтобы “видя не видели и слыша не разумели”. Понимание Писаний предназначается лишь для особо посвященного Господнего народа, да и то в меру посвящения каждого: “Вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним [посторонним] все бывает в притчах” (Мар. 4: 11-12).
По-видимому, нет никакой опасности, если кто-то будет объяснять Писание классу, для которого оно не предназначается, потому что, по словам Писания, “душевный человек не принимает того, что от Духа Божия,.. и не может разуметь, потому что о сем [надобно] судить духовно”, и для таких духовное является “безумием” (1 Кор. 2: 14).

СИМВОЛИЧЕСКИЙ НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ

С библейской точки зрения Новый Иерусалим представляет Тысячелетнее царство – прежде всего класс царства, прославленную Церковь, именуемую в Священном Писании царственным священством. Этот Новый Иерусалим находился в процессе строительства свыше 1800 лет, потому что нам особо сказано, что он является “женой, невестой Агнца” (Отк. 21: 9). Следовательно, его отсчет ведется от сошествия Святого Духа в Пятидесятницу – от принятия ожидавших верующих и признания их ядром евангельской Церкви. Горсточка иудеев, уверовавших в Иисуса и посвятивших свою жизнь, чтобы следовать за Ним, сделалась “живыми камнями”, которым предстояло быть обработанными, отесанными, отшлифованными и приготовленными для мест в “Святом Городе”. Стены этого символического города и его камни такие же символические, как и город в целом. Нам особо сказано, что стена города имела 12 больших оснований, которые представляют 12 апостолов. От их дней и доныне другие живые камни были в процессе приготовления, и сегодня они укладываются, собираются в славное единое целое и свершаются в первом воскресении (Отк. 21: 2-14).
В древние времена город гораздо меньше, чем сегодня, был коммерческой метрополией и торговым центром, поскольку торговлей в те дни занимались преимущественно путешествующие купцы, караваны и т.п., и город строили в основном для управления и защиты. Города были окружены стенами и хорошо обеспечены, они становились крепостями, к которым люди могли бежать, чтобы спрятаться от врагов. Картина правящего города часто находит свое отражение во всем Писании. Например, в Откровении мы читаем о Вавилоне, как о “великом городе, царствующем над земными царями”. Действительно, здесь имеется ссылка на символический Вавилон, но символ города по-прежнему связан с символом правительства, правления, власти, контроля. С библейской точки зрения мистический Вавилон, как и раньше, в большой степени господствует над царями земли и предопределен иметь еще более деспотическое господство в ближайшем будущем. В каждом народе есть столичный город, который представляет этот народ. Например, Санкт-Петербург представляет российское правительство, Токио представляет Японию, Пекин – Китай, Берлин – Германию, Рим – Италию, Лондон – Великобританию, Вашингтон – Соединенные Штаты и т.п. Следовательно, мы часто читаем в сообщениях, что правительство Вашингтона сказало то и то, а Санкт-Петербург ответил так и так.
Весь замысел, находящийся в Священном Писании, построен на обращении к грядущему “Божьему царству под всеми небесами”. Мы научены молиться о нем и ждать его. Об этом новом правительстве, которое все еще является делом будущего, образно сказано в нашем стихе и других отрывках Священного Писания как о Новом Иерусалиме, поскольку Церковь, символически представленная Иерусалимом, городом из золота, будет правительством новой эпохи и будет иметь полный контроль над всеми делами мира под всеми небесами с целью утвердить праведность и мир между людьми и прекратить брани до конца земли.
Как буквальный Израиль сделался прообразом духовного Израиля, так и столичный город, место поклонения и правительства буквального Израиля, был прообразом Нового Иерусалима, в котором в будущем будет сосредоточено правление, благословение и возвышающее влияние прославленной Церкви. Гора Сион находилась в Иерусалиме и была его частью. Поскольку гора на символическом языке Писания неизменно употребляется, чтобы представлять царство, то гора Сион дополнительно символизирует царскую власть Нового Иерусалима, отчего буквальный и духовный Израиль известны как Господний Сион, Гора Сион, как царство. Буквальному Израилю предстояло унаследовать благословения и привилегии царства – как на то обращает внимание апостол, – но ему не удалось получить это благословение. Вместо этого “избранные получили”, то есть признанные приемлемыми из иудейского народа сделались ядром духовного Сиона, духовного царства. С тех пор в течение Евангельского века происходит собирание верного Божьего народа из “всякого племени и колена, и языка и народа”, чтобы совершить это царство Сиона, этот класс Нового Иерусалима, которому в свое время будет дано правление, контроль над миром, чтобы благословить и поднимать мир в условиях господства правды.

ЗАВЕТ СИОНА – ОБРАЗ И ИСПОЛНЕНИЕ ОБРАЗА

В нашем стихе и его контексте апостол обращает наше внимание на параллели между обоими Сионами – буквальным и духовным, – и тем, что с ними происходило. Он переносит нас мысленно обратно на гору Синай, где Бог явился буквальному Израилю и заключил с этим народом завет через посредника Моисея. Апостол как бы образно рисует перед нами выход израильтян из египетской неволи, путешествие к горе Синай, которое вдохновляла надежда иметь огромную привилегию быть особенным народом Бога и войти с Ним в завет на этой горе. Не все люди были на Синае – кто-то был ближе, кто-то на большем расстоянии. За самой горой пристально следили, чтобы никто к ней не притрагивался, что свидетельствовало об абсолютной ее святости и неприкосновенности. Перед нашими глазами наглядно вырисовываются внушающие чувство страха сцены происходящего на Синае – огонь, дым, колеблющаяся гора, голос Бога, звучавший для народа как гром, от которого даже Моисей был охвачен боязнью и дрожью. Но, повинуясь Божьему повелению, он взошел на гору, где ему был дан Закон. Сойдя вниз, он представил его народу, связав его заветом держаться данного Закона и в подтверждение заключения завета заколов животное, которое представляло его самого и кровью которого были окроплены скрижали Закона, что показывало, что Бог принял на Себя обязательство. Окропление народа показывало, что люди также связали себя обязательством. В результате этого завета мы имеем Иерусалим апостольских дней – многочисленный народ Израиля под божественной опекой в течение веков.
Предоставив нам общую картину (образ), апостол сравнивает условия Церкви – духовных израильтян в его дни – с условиями буквальных израильтян прошлых времен, говоря, что мы приблизились к чему-то лучшему, более возвышенному, более величественному. Буквальный Израиль не достиг горы Синай весь за одну минуту, но приближался к ней постепенно. Похоже духовный Израиль приближается к славным вещам, изображенным апостолом, в течение свыше 18 веков. Как буквальный Израиль вступил в завет с Богом, так и весь народ Бога (все, желающие быть Божьим народом) вот-вот будет приведен к большому пробному моменту, когда будет введен и начнет действовать Новый Завет. И как в образе потребовалось время для заклания жертвы, кровью которой предстояло окропить народ для его очищения и отделения для Бога, так и здесь потребуется время для исполнения образа.
Итак, пришла пора поговорить о заклании жертв. Христос был заклан; наш Господь Иисус умер за грехи всего мира, и “малое стадо” приглашено присоединиться к Нему в жертвовании. Апостол упоминает об этом, говоря: “Итак умоляю вас, братия,.. представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу”. Относительно этих жертв апостол утверждает, что мы “восполняем недостаток в плоти своей скорбей Христовых”. Страдания Христа, представление лучших жертв – все это происходило в течение всего Евангельского века и прекратится с его завершением. Апостол говорит: “Если терпим, то с Ним и царствовать будем”. Царствование начинается так скоро, как заканчивается время страданий. Правда, этими словами мы ни в какой мере не стремимся дать понять, будто наши страдания совершают примирение за грех. Скорее наоборот. Мы держимся Священного Писания, что кровь Христа является единственно достаточной. Что касается необходимости в нашей жертве, то участие с Господом в страданиях настоящего времени является дарованной нам привилегией.
С окончанием жертвования весь Христос – Иисус, Глава, и Церковь, (образно) “члены Тела Его”, – взойдет на гору Сион, как Моисей взошел на гору Синай, чтобы видеть Господа лицом к лицу. Это восхождение на гору означает “изменение” от земного до небесного состояния, от человеческого до духовного существования, что должно произойти со всеми, кому предстоит принадлежать к классу Царства, как об этом особенным образом упоминали наш Господь и апостолы. “Плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия”. Мы все должны “измениться” от человеческого до духовного состояния (Иоан. 3: 3-5; 1 Кор. 15: 50-54). В образе Нового Иерусалима это показано в собирании всех “живых камней” и возведении Нового Иерусалима в славе и красоте небесного состояния. Описание Нового Иерусалима, данное в Откровении – упоминание о воротах из жемчужин, об улицах из золота и так далее – это совокупность образов, которые сжато передают величие и непревзойденность прославленного духовного Израиля, царственного священства, малого стада, невесты, жены Агнца (Отк. 21: 6-14).

МИССИЯ ИЕРУСАЛИМА – ГОРОДА ИЗ ЗОЛОТА

Новый Иерусалим строится не только с целью благословить тех, которые будут его составной частью, его членами. Ко всему прочему он должен быть Божьим орудием, путем для установления господства праведности во всем мире. Поэтому он явлен нашему взору как сходящий от Бога с неба на землю. Значение этого образа наглядно: он изображает постепенное установление законности и порядка в мире под руководством прославленной Церкви, Божьего царства. Это будет осуществлением просьбы молитвы нашего Господа: “Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе”. Мы не должны рассчитывать, что Божье царство будет установлено мгновенно, как можно сделать предположение, если взять в качестве примера яркую вспышку молнии. Напротив, мы видим постепенное, полное достоинства схождение города, и когда “очи сердца нашего” наконец открыты, чтобы понять смысл этого, мы начинаем правильно мыслить.
Давайте вернемся к образу, показанному на горе Синай, когда Моисей – образный Христос и Церковь, Глава и тело, Великий Пророк, Великий Законодатель – поднялся на гору, стал в обществе Бога и с тех пор был назначен Божьим представителем перед народом Израиля. Затем он спустился с горы к народу, и написано, что его лицо сияло так, что приходилось вкладывать покрывало, чтобы общаться с людьми (Исх. 34: 33-35; 2 Кор. 3: 13). Перед нами другой образ, иллюстрирующий, что Новый Иерусалим (прославленный Господь и Его невеста) не будет видим человеческому взору, но будет скрыт завесой. Как сказал наш Господь, находясь на земле: “Еще немного, и мир уже не увидит Меня”. Наш Господь покончил с плотью, когда пожертвовал ее за нас. Церковь, Его тело, покончит с плотью тогда, когда похожим образом будет пожертвована как “члены тела Его”. Все из ее числа должны быть изменены, все должны стать духовными существами или они никоим образом не будут членами “святого города Иерусалима,.. сходящего от Бога с неба” и не будут отождествляться с ним, как царством дорогого Божьего Сына, Который должен присутствовать среди людей, но быть невидимым.
Когда Моисей спускался с горы со скрижалями Закона, гора содрогалась, и люди слышали голос, но они находились в таком большом смятении, что не хотели слышать голоса Господа и умоляли об этом. После этого они приняли закрытого покрывалом Моисея как Божьего представителя и подчинились ему и обнародованному им Закону. Апостол (стихи 26-28, контекст) обращает внимание на параллель, которой мы должны надеяться здесь, правда, в большем и более возвышенном масштабе. Он говорит, что тогда глас Бога поколебал землю. Если речь идет о параллели в конце нынешнего века, во время введения Нового Завета (которому предстоит исполнить образ) Христом, прообразом которого был Моисей, то в еще большей степени “поколеблется” не только “земля” (общество), но и “небеса” (нынешние религиозные институции). Затем апостол рассказывает нам, насколько основательно (как следует предполагать) все это поколеблется, говоря: “Слова: “еще раз” означают изменение колеблемого,.. чтобы пребыло непоколебимое” (стихи 26-28). Мысль апостола заключается в том, что в конце века божественные суды станут такими явными против всякого лицемерия (финансового, религиозного, общественного и личного), что нынешние институции и образования, противоречащие принципам справедливости, праведности и любви, повсеместно поколеблются и будут свергнуты, и что от нынешних институций не останется ничего кроме тех составляющих, которые имеют божественное одобрение. Вот так Бог явит Себя, как “огонь поядающий”, против всего грешного, притворного и несправедливого.

ПОВИНУЙСЯ ИЛИ БУДЕШЬ УНИЧТОЖЕН

Другие стихи показывают нам, что этот символический “огонь”, которым завершится нынешний век, будет временем всеобщей анархии, в которой все нынешние институции упадут как неприемлемые для Господа. В то время Новый Завет будет провозглашен миру Христом, Главой и телом, (прообразом которого был Моисей), и люди будут умолять, чтобы божественная месть остановилась и они могли устраивать свою жизнь под распоряжениями Нового Завета. Так апостол показывает царство, которое будет установлено и которое представлено Новым Иерусалимом – царство дорогого Божьего Сына. Вот его слова: “Да придут времена отрады от лица Господа [Иеговы], и да пошлет Он предназначенного вам Иисуса Христа, Которого небо должно было принять [задержать] до времен совершения всего, что говорил Бог устами всех святых Своих пророков от века. Моисей сказал отцам: Господь Бог ваш воздвигнет вам из братьев ваших Пророка, как меня, слушайтесь Его во всем, что Он ни будет говорить вам; и будет, что всякая душа, которая не послушает Пророка того, истребится из народа.” (Деян. 3: 19-21).
Царство будет руководствоваться принципом “повиноваться или умереть”. Но поскольку его правление будет справедливым, проводимым Великим Посредником, “Священником на престоле Своем”, то его нечего бояться. Напротив, все могут радоваться его справедливым распоряжениям, зная, что его целью является благословение всех, а следствием – смерть, уничтожение всякого зла и только зла.
Дорогие друзья, мы стоим перед лицом огромного факта, что этот Новый Иерусалим находится в процессе развития, и что те из нас, которые посвятились Господу и были приняты Им, приняты в Его семью как сыны, как наследники славы, чести и привилегий, символически показанных в этом Новом Иерусалиме, от которого потечет “река воды жизни” для всех племен земли. Это часть символической картины, представленной в Откровении. “Река жизни”, как видим, начинается от престола Бога в Новом Иерусалиме и течет дальше, чтобы освежить весь род человеческий. Эта река жизни символизирует истину, а также привилегию и возможность, которая распространится на все человечество в Тысячелетнем веке. Это показано различным образом. Например, сегодня еще нет такого города и такого правительства в мире. Мы по-прежнему молимся о нем: “Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе”. Еще нет такой реки воды жизни, текущей, “светлой, как кристалл”. В настоящее время, как напоминает наш Господь, вода жизни является личным уделом, “источником воды”. Лишь посвященные имеют этот источник вечной воды жизни. Остальное человечество одолевает жажда и оно обязано оставаться таким до благоприятного времени, назначенного Господом, когда “пробьются воды в пустыне”, когда “земля будет наполнена ведением Господа” (Ис. 11: 1-9; 35).
Как следующее доказательство, что эти условия по-прежнему принадлежат к будущему, обратите внимание на высказывание, что в то время “листья дерева [будут] для исцеления народов” – что будет время реституции (Деян. 3: 19-21). Еще примите во внимание факт, что “Дух и невеста” будут приглашать всякого желающего брать воду жизни ДАРОМ. “Невесты” в смысле законченного тела еще нет – свадьба Агнца еще не наступила. Господь дает понять, что время свадьбы будет в конце этого века, когда класс Церкви будет укомплектован. Вот тогда и наступит свадьба Агнца, потому что Его жена полностью приготовит себя (Отк. 19: 7). Став невестой – “святым городом", Иерусалимом из золота (как упоминает другой образ), – она будет приглашать всех желающих брать воду вечной жизни даром. Это не означает, что будут приглашены те, кто глух и не может слышать приглашения, потому что обещание гласит, что “уши глухих отверзутся”; это не означает, что будут приглашены те, кто слеп к собственной потребности в вечной жизни и к дороге жизни, потому что написанное пророком свидетельствует, что тогда “откроются глаза слепых” (Ис. 35: 5).
Верим ли мы до конца такому представлению Божьей истины о грядущем царстве? Верим ли мы в то, что мы – наследники Бога и сонаследники с нашим Господом Иисусом Христом в этом царстве? Следуем ли мы по следам Иисуса, чтобы быть признанными достойными участия в этом царстве? В какой мере мы складываем сокровища на небесах? В какой мере мы отождествляем себя с этим святым городом? Помним ли мы ежедневно о Господнем напоминании, что прежде всего и более всего следует искать Божье царство и его правду, и что мы должны считать второстепенными все иные вещи и дела жизни? Настолько мы направляем наши наилучшие усилия на приготовление себя, на развитие характера, чтобы считаться достойными иметь участие в этом Царстве? Вот, дорогие братья и сестры, важные вопросы, которые влияют на нашу жизнь каждый день. Как хорошо сказал обо всем этом апостол: “И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он [Господь] чист” (1 Иоан. 3: 3).

УРОК ИЗ СНА

Молодая женщина из знатной и состоятельной семьи размышляла над важными вопросами, спрашивая себя, насколько ее жизнь отвечает ее возможностям. Утомленная, она уснула, и ей приснился сон, будто она находится в небе. Увидев строящийся красивый дом, она спросила посланника, кому он принадлежит. Услышав в ответ имя садовника ее отца, она воскликнула от удивления: “Такой красивый дом для садовника?! Да ведь он живет в маленьком домишке!” Затем ей попалось на глаза совсем небольшое, ничем не приметное строение. На вопрос, кто может быть владельцем этого скромного жилища, она к собственному ужасу услышала свое имя. Переспросив, почему произошло так, что садовник ее отца должен иметь такой дом-дворец в небе, тогда как ее домик сравнительно невзрачен, она услышала в ответ, что дома строили из полученных материалов, и что садовник складывал свои сокровища на небе, а она тратила свои на земле. Пробудившись и поняв, что это только сон, выдумка ума, она с облегчением вздохнула, однако серьезные размышления, наполнявшие ум до появления сна, подтолкнули ее посвятить значительно больше времени, усилий, влияния и возможностей для служения Господу, чтобы собирать небесные сокровища, сокровища Нового Иерусалима.
Мы далеки от мысли, что сон был правдой, или что такие дома, описанные молодой женщиной, являются домами, какие Господь готовит для Своей Церкви. Однако, этот рассказ, как словесный образ, неплохо иллюстрирует большой и важный урок.
Очевидно, что никто не получит места в Небесном Иерусалиме, если он не будет складывать сокровища на небесах. Весь этот город состоит из чистого золота, символизирующего божественную природу, и апостол обращает внимание на то, что божественная природа, особым свойством которой является бессмертие, полагается лишь победителям, “побеждающим”. Правда, Господь имеет также другие замыслы, другие планы. Те, которые не смогут взойти на престол как сонаследники с Господом, как участники славы царства, будут “перед престолом” слугами Царя, славными и почитаемыми в своем положении и служении. Еще другие будут спасены Господней милостью на более низком уровне существования, к которому двери возможности будут открыты в течение Тысячелетнего века. Однако нам сегодня предстоит, как членам Нового Иерусалима, членам невесты Христа, сделать наше звание и избрание твердым, показав себя истинными израильтянами, в которых нет лукавства.
Важен вопрос: “Как это лучше сделать?” В ответ мы можем дать краткий совет, что это шаги, уже намеченные нами: во-первых, покаяние, преобразование на основе веры в жертву нашего Господа Иисуса как выкупную цену; и, во-вторых, полное посвящение сердца и жизни, времени и талантов, влияния и средств для служения Господу, стремясь искать, прежде всего и превыше всего, царство и вынуждая, чтобы все, имеющее земной характер, было второстепенным по отношению к вашей любви, вашим интересам, вашему вниманию. Такое подчинение вашей воли Господу стало вашим посвящением до самой смерти. Такое посвящение, с тех пор как оно принято Богом, означает зачатие Святым Духом. Влияние такого изменения на весь жизненный путь, а также последующее Господнее благословение и милость к вам, повлекло постепенное открытие глаз вашего понимания к более ясному восприятию божественного характера и принципов праведности. Это, несомненно, подтолкнуло к большей любви, большему уважению и более тщательному повиновению. Таким образом, ваша воля, принятая Богом и пребывающая под благословением Его Святого Духа, не только способствовала преобразованию вашего ума, чтобы больше помышлять о горнем, но и значительно повлияла на изменение вашего ежедневного поведения. Святой Дух “оживил ваши смертные тела” для служения праведности и истине, используя это для благословения других, а также для вашего собственного продвижения по узкому пути (Рим. 8: 11).
Вот так мы складываем себе сокровища на небесах – не обязательно те деньги, которые можем дать в качестве милостыни или для религиозной деятельности, хотя и они, разумеется, не будут оставлены Господом без внимания. Жертва, которую Господь ценит больше всего, это “сердце сокрушенное и смиренное”. Если его передать Господу, оно будет нашим самим большим сокровищем на небесах. В Его глазах это – жертва, благоухание, приятное Господу. Обретя преданное сердце, мы дальше складываем сокровище на небесах, когда позволяем любви властвовать в нашем сердце ценой земных удобств – то ли отдавая время, влияние или деньги на благотворительные цели, то ли проявляя порядочность, побуждаемую в нас любовью к нашему ближнему и  не позволяющую заключать с ним несправедливое соглашение, но имеющую в глазах Бога большую ценность, чем богатство. Любовь действительно является совокупностью всех благодатей Духа, и мы можем сказать, что, складывая на небесах исполненный любви характер, мы складываем все эти сокровища – обретенную радость, мир, доброту, смирение, терпеливость, набожность, братскую доброжелательность и любовь. Апостол убеждает нас, что любящий характер, или нрав, пожертвованный Господу, очень дорог в Его глазах. Он говорит, что “кроткий и молчаливый дух драгоценен пред Богом”.
Возлюбленные, учитывая все это, давайте прилагать все усилия и делать это ежедневно, чтобы складывать наши сокровища на небесах. Земные сокровища недолговременны, даже если мы их получим, а многие, которые их ищут, так и не смогут их обрести. Небесные сокровища можно добыть в самых неблагоприятных условиях. Господь обещает Свою благодать каждому, кто так расположен и посвящен Ему, чтобы исполнять Его волю. “Они будут Моими, – говорит Господь сил, – Моим драгоценным достоянием в тот день, когда Я буду действовать” (МВО) – драгоценными “живыми камнями” Нового Иерусалима.

3HG257