[3HG079]
ИУДЕЙСКИЙ ЗАКОН И РАННЕЕ ХРИСТИАНСТВО

Многие христиане не понимают, какие условия существовали в Церкви в начале Евангельского века. Иудеи как народ были типично оправданы типичными жертвами от проклятия, от осуждения в Адаме, и поставлены под Закон, данный на Синае, поставлены под Завет, по которому, в случае послушания, они должны были иметь жизнь. Но Закон оказался бесполезным для них в том, чтобы дать им желанную жизнь, хотя и преподал несколько хороших уроков. Все остальные народы, известные как язычники, по-прежнему находились под первоначальным осуждением из Эдема.

Следовательно, когда пришел наш Господь, иудеи и язычники уже были осуждены на смерть: иудей – Законом, от которого он так много ожидал, но который не мог исполнить из-за своей испорченности, а язычник – изначальным приговором, вынесенным отцу Адаму, от которого он ни в коем смысле не избавился, даже типично, как иудей. Но Искупитель, предоставленный Богом, был достаточен для обоих. Он одним принесением Себя в жертву совершил искупление обоих и крестом примирил обоих с Богом в одном теле (Еф. 2: 16).

Обращенные иудеи (они составляли большинство в ранней Церкви) едва ли могли осознать величие перехода от Завета Закона к новому порядку во Христе, и постоянно добавляли учение Христа и Его закон любви к своему Закону Моисееву, тем самым увеличивая и без того тяжелое бремя, вместо того чтобы принять жертвенную смерть Христа как возмещение за их грехи под Законом и как конец осуждения этим Заветом Закона (Рим. 10: 4; 3: 20, 28). Неудивительно, если вспомнить их ранние предрассудки в пользу Закона, что Дух истины смог направить их к полной истине по этому вопросу лишь постепенно. Даже апостолы учились постепенно, и мы видим, что св. Петр так медленно следовал водительству Духа, что пришлось в особом видении объяснить ему, что язычникам больше не нужно становиться иудеями и подчиняться Закону Моисееву, прежде чем они смогут разделить Божественную милость, что они имеют доступ к Богу через Христа независимо от Завета Закона.

ИУДЕЙСКИЙ ЗАВЕТ ЗАКОНА НЕ НАШ ЗАВЕТ

Некоторые жаловались другим апостолам и братьям на св. Павла, что он признал язычников. Это поставило вопрос перед всеми и привело к изучению Божьих намерений по этому поводу: “И, услышав это, они умолкли, и прославили Бога, и сказали: значит, и язычникам Бог дал покаяние к жизни” (Деян. 11: 18).

Св. Павел, наиболее полно ведомый духом, раньше других обрел ясное видение этого вопроса и ему пришлось противостоять другим апостолам, менее сильным и не обладающим таким духовным зрением (Гал. 2: 11). Иерусалим долгое время считался центром христианской религии. Там находилось наибольшее число верующих, старейшие из них и апостолы. По мере того, как взгляды св. Павла на изменившееся положение вещей становились все более ясными, и он без колебаний смело проповедовал то, что считал эпохальной истиной, некоторые, имевшие предубеждение, хотели знать, согласятся ли братья в Иерусалиме с такими передовыми взглядами. Поэтому св. Павел, Варнава и другие отправились в Иерусалим, чтобы изложить этот вопрос перед ними и вернуться с отчетом.

Затем последовали большие дебаты и всестороннее изучение вопроса. Св. Петр и св. Иаков, наконец, согласились со св. Павлом, что повлияло на весь совет. Св. Петр напомнил о чудесном обращении Бога с Корнилием, который был оправдан и приемлем для Бога через веру в Христа, а не через соблюдение Закона, и призвал: “Итак, зачем вы теперь испытываете Бога, возлагая на шею учеников ярмо [Закон Моисея], которое ни наши отцы, ни мы не смогли понести?” ... А после того... заговорил Иаков: “Поэтому я полагаю, что нужно не беспокоить тех из язычников, кто обращается к Богу”. Тогда совет так решил и послал на письме послание к верующим из язычников, находящимся в замешательстве, говоря: “Поскольку мы услышали, что некоторые вышедшие от нас [здесь] встревожили вас своими словами, волнуя ваши души [разрушая вашу веру, говоря: “Обрезайтесь и исполняйте Закон”] – люди, которым мы не давали указаний... Ибо Святому Духу и нам показалось нужным не возлагать на вас никакого большего бремени, кроме этого необходимого: воздерживаться от принесенного в жертву идолам, крови, задушенного и блуда” (Деян. 15: 9-29, ВоП). И даже эти предложения были даны как совет, а не как часть Закона Моисеева с приложенными к нему наказаниями.

ЗАВЕТ ЗАКОНА БЫЛ СЛУЖЕНИЕМ СМЕРТИ

Послание апостола Павла к Галатам (бывшим язычниками) было написано специально для того, чтобы противостоять влиянию учителей, насаждающих иудаизм, которые смешались с верующими Галатии и пытались подменить истинную веру во Христа, уводя их от креста Христова [3HG080] к надежде на принятие Богом через соблюдение Закона Моисеева и веру в Христа, тем самым делая христианство лишь дополнением к Завету Закона, а не ставя его на место Завета.

Он называет это “другим Евангелием”, но на самом деле оно не другое, потому что может быть только одно Евангелие. Следовательно, это было искажение настоящего Евангелия (Гал. 1: 7-9). И здесь св. Павел говорит, что он знал, что апостолы в Иерусалиме имели сначала только смешанное Евангелие, и он пошел к ним по случаю, упомянутому в Деяниях 15: 4, по откровению, чтобы сообщить им более полное, более чистое, несмешанное Евангелие, которое он смог получить и которому учил. По его словам, он сообщил им это наедине, чтобы их репутация не помешала им принять истину. И даже тогда некоторые лжебратья, подсматривающие, пытались заставить Тита (грека) обрезаться (Гал. 2: 2-5).

Далее в том же Послании св. Павел рассказывает о колебаниях св. Петра в вопросе Закона (гл. 2: 11-16) и о своих словах обличения Петру. “Мы, будучи иудеи по природе, зная, что человек оправдывается не делами Закона, но верою во Христа, как мы и уверовали во Христа, чтобы быть оправданными верою в Него, а не послушанием Закону. Зачем же нам пытаться сковывать других или дальше связывать себя тем, что уже послужило своей цели, приведя нас к Христу и Завету?

О несмысленные галаты! Кто ввел вас в заблуждение? Все, кто уповает на послушание Закону, находятся под его осуждением, проклятием”. “Христос искупил нас [израильтян] от клятвы Закона... дабы благословение Авраамово через Христа Иисуса распространилось на язычников, чтобы нам [израильтянам] получить обещанного Духа верою”. И, конечно, завет Бога с Авраамом, заключенный за четыреста тридцать лет до того, как был дан Закон, не может быть аннулирован этим Законом (Гал. 3: 1, 10, 13, 17).

Далее апостол отвечает на предполагаемый вопрос о том, какова была цель Закона и зачем он был дан, если он не был необходим для достижения обетований, данных Аврааму. Он говорит, что Закон был добавлен по причине греха, чтобы показать грех в его истинном свете, чтобы грех стал виден как большая и глубоко укоренившаяся болезнь. Закон был педагогом, слугой, чтобы привести ко Христу всех израильтян, желающих познать истинный путь жизни (Гал. 3: 24; Матф. 11: 28-30).

Как дети находятся в детском садике и подчиняются воспитателям до назначенного времени, так и мы (израильтяне) были под Законом, и с нами обращались как с рабами, а не как с сынами. Нас держали под ограничениями, хотя мы были наследниками, через которых, согласно обетованию, должны были благословляться другие. Когда пришла полнота времени, Бог послал Своего Сына, Который родился от жены, родился под Законом, чтобы искупить находившихся под Законом, чтобы мы (израильтяне), освободившись, могли получить сыновнее принятие. А также: “Так как вы [бывшие не под Законом, а язычниками] – [также] сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего”. Мы были сынами под опекой, а вы были пришельцами, чужеземцами и чужими, но теперь вы и мы, принятые Богом во Христе, полностью приняты к сыновству и наследству, и никто из нас не подвластен Закону (Гал. 4: 1-7).

“Скажите мне, вы, желающие быть под Заветом Закона, разве вы не понимаете, что это такое? Это рабство, как аллегорически показано на примере двух сыновей Авраама”. Авраам здесь – образ Бога; а Сара, настоящая жена, – образ настоящего Завета Благословения, из которого Христос должен прийти как наследник всего, чтобы благословить мир. Долгое время Сара была бесплодна. Так и первоначальный Божий Завет, заключенный с Авраамом, – “в семени твоем благословятся все племена земные” – не приносил плода до Иисуса Христа. Агарь, служанка Сары, тем временем рассматривалась как представительница Сары, а ее сын – как представитель сына Сары. Агарь представляла Завет Закона, а плотской Израиль был представлен ее ребенком, Измаилом. В то время они представляли собой истинный Завет и истинное семя благословения, хотя на самом деле всегда были слугами – как ребенок, так и матерь. Когда родился настоящий сын настоящей жены, наследник, стало понятно, что сын рабыни не был наследником обетования. И чтобы типично показать, что Завет Закона не должен иметь никакой власти над духовными Божьими сынами, Агарь не была допущена стать воспитательницей Исаака, но в его интересах была полностью удалена (Гал. 4: 21-31; Быт. 21: 10).

Аргумент апостола, основанный на этой аллегории, заключается в том, что мы, братья, как Исаак, являемся Семенем, которому было дано обетование. Мы не дети рабыни, Завета Закона, а дети первоначального Завета Авраама (Завета Сарры), рожденные свободными от рабства и условий Завета Закона. И мы не только так родились, но Закон полностью удален от нас и не имеет к нам никакого отношения. “Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства” Завета Закона. “Если же вы духом водитесь, то вы не под Законом [Заветом]” (Гал. 5: 1-18).

Но Павел спрашивает: “Что же? станем ли грешить [сознательно], потому что мы не под Законом [Заветом]?” (Рим. 6: 15). Воспользуемся ли мы своей свободой, чтобы впасть в еще больший грех, потому что мы сыновья и наследники, и нам больше не повелевают как рабам: “Ты должен и ты не должен”? Нет, нет. Как сыновья, зачатые Духом, причастники Духа святости, Духа истины, мы рады исполнять волю нашего Отца; и закон послушания Его воле глубоко выгравирован на наших сердцах (Евр. 8: 10; 10: 15, 16). Мы с радостью жертвуем всем, даже своей жизнью, в противостоянии греху и заблуждению и в продвижении праведности и истины. Поэтому мы отвечаем со всей решительностью: “Не дай Бог!” Мы не воспользуемся свободой от иудейского Завета Закона, чтобы совершать грех. Но если кто хочет так поступать, пусть помнит, что только водимые Божьим Духом являются Божьими сынами (Рим. 8: 14).

Мы находимся не под Заветом Закона, а под Божественной милостью. Затем, будучи оправданными и примирившись с Богом во Христе, мы пошли дальше и приняли “вышнее звание”, “небесное звание”, посвятили нашу оправданную жизнь “до смерти” и были приняты как члены Тела Христа, являясь, таким образом, наследниками Завета Авраама (Сарры) (Гал. 3: 29). Следовательно, мы, имея Божий Дух, далеки от желания использовать нашу свободу, чтобы позволять себе грех. Мы питаем к греху отвращение, любим праведность и наслаждаемся “Законом Христовым” – Любовью. Слово Христа – наш Закон, но не закон рабства, а закон Свободы. Кто вникает в совершенный закон свободы и пребывает в нем (свободный) не как [3HG081] слушатель забывчивый, а как пользующийся своей свободой, тот истинно получит благословение от него. Такие исполняют царский Закон, Закон Любви (Иак. 1: 25).

ЗАКОН ЛЮБВИ

Если мы доказали, что Десять Заповедей были даны Израилю и только Израилю, да и то как основа Завета, заключенного только с этим народом; если мы показали, что другие народы мира оставлены Богом без всякого Закона, кроме тех следов, которые еще остались от первоначального Закона, записанного в природе первого совершенного человека, созданного по Божьему образу, а Церкви наш Господь дал Закон Любви, то мы доказали, что Десять Заповедей не должны признаваться Евангельской Церковью, кроме как в гармонии с Законом Любви.

Наш Господь имеет критерий для всех, кто принимает Его, как Моисей, Посредник Завета Закона, имел десять заповедей в качестве критерия. Учитель сказал: “Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас” (Иоан. 13: 34) Это тот же Закон, который был выражен в Десяти Заповедях, но это более утонченное и более полное изложение этого Закона, предназначенное для более продвинутого класса. Народ, поставленный под Завет Закона и крестившийся в Моисея, был домом слуг, тогда как народ Закона Любви – это дом Божьих сынов. Поэтому читаем: “Моисей верен во всем доме Его [доме слуг], как служитель... а Христос [верный] – как Сын в доме Его [доме сынов]; дом же Его – мы, если только...” (Евр. 3: 6).

Изложение Божественного Закона, данного на Синае, в полной мере подходило для Дома слуг, которому он был дан: это была серия наставлений “Будешь” и “Не будешь”. Закон Любви выражается совсем иначе и подразумевает гораздо большую свободу. Он просто обращается к тем, кто является Божьими сынами и, следовательно, зачат Его Духом: “Вы можете делать или говорить все, что в согласии с любовью”. Чистая любовь к Богу приведет не только к послушанию Его воле, но и к изучению Его воли в Его Слове. Чистая любовь, определяющая наше поведение по отношению к ближним и животным, будет редко приносить им вред. Она будет все больше и больше под руководством Господнего Слова, и так мы будем совершенствоваться в любви. Но прежде всего это безопасный закон: это “Закон свободы”, поскольку он требует от нас попросту исполнять, согласно нашим собственным суждениям, то, что мы добровольно посвятились исполнять, наши желания как Новых Творений.

Поскольку этот Царский Закон Любви заключен только с теми, чьи желания изменились, кто больше не любит грех, но ищет избавления от него, а также от его наказания, кто теперь любит Бога и Его праведность, было бы явно неуместно давать этим “сынам Божьим” изложение Божьего Закона, то есть воли, в той же форме, в которой он был представлен Дому “слуг”. Сынам дан Закон Свободы, слугам – Закон Рабства. Слугам было сказано, что они могут делать, а что нет, потому что они были слуги, а не сыны, и не были зачаты Духом Отца. Поэтому они нуждались в точных распоряжениях, ограничениях и наказаниях. Об этом убедительно говорит апостол в своем изложении этой темы в Послании к Галатам 3.

Вы бы посчитали странным, если бы мы произнесли: “Мы считаем своим долгом сказать читателям этого журнала, святым, что они не должны делать изображения для поклонения, что они не должны хулить имя Бога, что они не должны воровать у своих ближних, что они не должны убивать своих ближних, клеветать на них или лжесвидетельствовать против них”. Разумный и посвященный читатель почувствует себя оскорбленным, и это справедливо. Он бы сказал, что редактор очень низкого мнения о своих читателях, иначе он не стал бы к ним так обращаться.

Точно так же было бы странно, если бы Бог или Христос дал Десять Заповедей Евангельской Церкви как основу Закона Любви. Тогда истинно посвященные и зачатые духом любви были бы вправе усомниться в мудрости и любви того, что Божественный Закон выражен для них таким образом, ведь это поставило бы их настолько ниже их природы, желаний и завета, что было бы почти оскорблением.

Но Закон Любви, хотя и является Законом Свободы и “легким игом” для имеющих Господний дух, все же является наиболее требовательным Законом, различающим, внимательно изучающим, поддающим суду сами мысли и намерения наших сердец, а также наши поступки и слова. В одном этом слове Любовь выражена сама суть Божественного Закона. Любовь к Богу предполагает полное послушание, полное признание мудрости, любви, справедливости и силы Божественного характера, полную гармонию с Богом и служение Ему, а также проявление этих качеств характера во всех наших мыслях, словах и делах.

ЗАКОН ДУХА ЖИЗНИ ВО ХРИСТЕ ИИСУСЕ

Этот Закон Любви к Богу и нашим ближним, который мы с радостью исполняем в меру наших возможностей, не по принуждению, а из готовности ума, как причастники Духа Христа, – единственный Закон, с которым нам приходится иметь дело. Хотя он полностью игнорирует Закон Моисея, его “будешь” и “не будешь”, на самом деле он достигает гораздо большего, чем Закон Моисея, ведь, если сердцем управляет любовь к Богу и человеке, то кто захочет бесчестить Бога или причинять вред своему ближнему?

Но что касается Закона Моисея, то верно, что его изречения относились только к тем, кто находился под ним, израильтянам, потому что “Закон, если что говорит, говорит к состоящим под Законом” (Рим. 3: 19). Так и Закон Любви обращается только к тем, кто находится под ним, а это – посвященные верующие во Христе. Речь идет о Законе Свободы, поскольку все, кто находится под ним, делают это по собственному выбору. Они вошли под него добровольно и могут выйти, когда захотят. В этом он значительно отличается от Закона, вмененного плотскому Израилю как народу, под которым у них не было никакой личной свободы или выбора, так как они родились в рабстве у этого Завета Закона. Наш Закон – это Царский Закон, потому что “Малое Стадо”, получившее развитие под этим Законом Свободы и Любви, является царской семьей, Божественной семьей, избранной под руководством своего Господа и Главы с целью стать наследниками Бога, сонаследниками с Иисусом Христом, причастниками Божественной природы (Рим. 8: 17; 2 Пет. 1: 4).

Избираемые сегодня в качестве членов Тела Христа – единственные, кто желает исполнять Божью волю, Божьи сыны и “братья Христовы”, имеющими это подобие Христу. В конце Тысячелетнего века, когда железный жезл сокрушит гордые сердца и заставит непреклонные колени согнуться в повиновении, когда упрямые будут отсечены как неисправимые, умышленные грешники, Закон Любви и свободы снова будет в силе над всеми Божьими творениями. Все, кому будет позволено войти в этот величественный век совершенства, следующий за тысячелетним царствованием Христа, сначала будут испытаны и дадут многочисленные доказательства того, что они желают исполнять Божью волю и что Его праведный Закон постоянно является желанием их сердец.

ЖИВЫЕ БЕЗ ЗАКОНА В СВОЕ ВРЕМЯ

В своем послании к Римлянам (глава 7) апостол излагает свои мысли иудеям, обращенным в христианство: “Ибо я говорю знающим Закон”, – говорит он.

Затем он представляет Завет Закона как мужа, а израильтян, связанных им, как жену для мужа. Он показывает, что как для женщины было бы грехом привязываться к другому мужчине, пока жив ее муж, так и для Израиля было бы неправильно оставить Моисея и его Завет Закона и присоединиться к Христу, если он не освобожден смертью – либо смертью Завета Закона, либо своей смертью для Завета Закона.

Распространенная ошибка – полагать, что Писание учит, что Завет Закона умер или был разрушен нашим Господом. Оно все еще жив; и все дети Иакова все еще связаны им, если только они не умерли для него. Только понимающие, что они не могли обрести вечную жизнь через союз с Моисеем (Завет Закона), готовы отказаться от всякой надежды спасти свою жизнь через этот союз с Моисеем, стать мертвыми для всех подобных ожиданий и принять смерть Христа, выкуп за Адама и весь его род, как основу новой надежды на новую жизнь. Следовательно, только те израильтяне, которые верой признали себя безнадежно мертвыми под заветом Закона и поднятыми вместе со Христом к новой жизни, обеспеченной Его жертвой, и которые по своей воле мертвы для греха, могли присоединиться к Христу как Новому Мужу. Таким образом, согласно рассуждениям апостола, мысль о смешении двух Заветов, о присоединении одновременно к Моисею и Христу, совершенно безосновательна (Сравните Рим. 6: 2).

Текст: “Ибо Христос – конец [исполнение Завета] Закона к праведности для всякого [под ним], кто верит” (Рим. 10: 4), не противоречит вышесказанному, потому что имеются в виду только верующие (Сравните Рим. 3: 31; Гал. 2: 19). Еф. 2: 15 следует читать: “Упразднив плотью Своею вражду закона заповедей, содержащихся в постановлениях” и т. д. Кол. 2: 13, 14 относится к “оживленным” иудейским верующим, для которых было стерто рукописание. Стих 20 относится к обращенным язычникам, которые должны были стать мертвыми для “стихий мира”, прежде чем стать членами Христа, наследника первоначального Завета Авраама, образом которого была Сарра, так же как иудеи должны были стать мертвыми для стихий своего Завета Закона, образом которого была Агарь.

ЗАВЕТ ЗАКОНА НЕ УМЕР

То, что завет Закона с Израилем все еще обязывает этот народ, также подтверждается фактом, что после того, как их народ отверг Христа, они как народ были ослеплены до конца Евангельского века (Рим. 11: 7, 25), и что Бог говорит, что Он “не отверг... народа Своего” от этого Завета, но что в рамках этого Завета Он еще откроет их глаза, чтобы они увидели Христа как единственную дверь надежды и дверь новой жизни, купленной Его собственной жизнью (Рим. 11: 2, 27, 29; сравните Втор. 30: 1-9). Между тем, у нас есть доказательство того, что их Завет продолжает действовать, в том, что они, как народ, на протяжении столетий получали те самые “проклятия”, которые были обусловлены их Заветом (См. Втор. 28: 15-67).

В стихах 49-53 описывается осада римлянами и т. д. Стихи 64-67 описывают состояние Израиля с тех пор (Ис. 59: 21). И как было показано ранее (см. ИССЛЕДОВАНИЯ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ, том. 2, стр. 88-93), Господь в Лев. 26: 18-34-45 определил символические “семь времен”, 2520 лет, подчинения Израиля язычникам, а также их избавление (1914 г. н. э.). Таким образом, происходящее с ними сегодня было предсказано как часть их Завета.

Стих в Рим. 7: 6 не противоречит этому объяснению (что израильтянин, желающий присоединиться к Христу, должен умереть для Завета своего народа, и что Завет Закона еще не умер), поскольку в правильном переводе (Revised Version и Diaglott) он гласит: “Но теперь мы освобождены от Закона [Завета], умерев для того, в чем мы были удерживаемы, так что мы служим в новизне духа [нашим умом, нашей волей], а не [обязаны служить] в старости буквы” (ВоП) ушедшего в прошлое Завета Закона. Чего не хватало в старом Завете, Завете Законе? Был ли он грешным или плохим? Нет. Как же случилось, что под этим Заветом мы так много узнали о грехе?

Дело в том, что до получения Закона израильтяне, как и весь остальной мир, были мертвы в беззакониях и грехах. Будучи уже под смертным приговором, они, подобно остальным, не были признаваемы Богом и не имели никаких особых повелений. Следовательно, они не могли ослушаться или увеличить свой грех непослушанием, пока Завет Закона не начал повелевать им.

Несмотря на этот смертный приговор, под которым находились они и весь мир, израильтяне были “живы” до прихода Завета Закона, потому что Бог обещал их отцу Аврааму, что определенным образом в определенное время Он благословит его Семя, а через него все земные племена.  Таким образом, в Божьем обетовании Аврааму будущая жизнь была гарантирована всем израильтянам еще до заключения Моисеева Завета. Но как только этот Завет Закона вступил в силу и потребовал от них повиновения каждому его повелению, чтобы обеспечить себе жизнь, они вскоре обнаружили, что не могут абсолютно контролировать свои несчастные, падшие тела, как бы им не хотелось этого своим умом. И, по мере развития греха, они умерли, их надежды на жизнь истекли, потому что они не могли соблюдать этот Завет Закона. Таким образом, они обнаружили, что Завет Закона, обещая жизнь послушным, на самом деле приговорил их к смерти, потому что они не могли подчиниться его требованиям.

Таким образом, мы признаем, что Закон и Завет были хороши сами по себе, но не были полезны для них, потому что они были падшими существами. Но Бог задумал, чтобы Закон показал им, насколько они несовершенны на самом деле (стих 13). Закон приспособлен для всех, кто находится в полной гармонии с Божьим духом, для совершенных существ, а они, израильтяне, таковыми не были; они были и остаются по природе плотскими, порочными, как и прочие. Если же у них правильные сердца, они могут признать и признают, что они не в состоянии повиноваться совершенному Божьему Закону и совершенства не найти в их падшей плоти, даже если в своем уме они одобряют Божий Закон и с радостью повинуются ему.

Вот в таком жалком состоянии они находятся (стих 24), желая повиноваться Закону Бога, иметь Его благосклонность и вечную жизнь, обещанную любящим и повинующимся Ему, но не имея возможности сделать это из-за [3HG083] своего мертвого тела, падшего и осужденного через преступление Адама. Как им освободиться от этой трудности? Они не могут повиноваться Божьему Закону, а Бог не может дать им несовершенный Закон, подходящий для их падшего состояния. Жалкое, безнадежное состояние!

Но нет, братья, надежда находится во Христе! Но это не надежда, что они исполнят Завет Закона или сделают то, что велено, и в результате будут жить, или что есть надежда спасти что-либо из развалин грехопадения и наказания Адама. Нет, от всего этого им нужно отказаться. Они, израильтяне, должны умереть под Заветом Закона, не сумев спастись им и находясь в таком же положении, как перед тем, как он был заключен, – не сумев спастись, как и язычники, которые никогда не имели в нем удела. Но когда они осознают себя мертвыми под условиями Завета Закона, они видят, что Христос умер за грех Адама, заплатил его наказание и, таким образом, искупил его и всех потерянных из-за его непослушания, иудея и язычника, раба и свободного, мужчину и женщину. И это освобождает их, иудеев, потому что Христос был иудеем, “рожденным под Заветом Законом” (ВоП), чтобы искупить подзаконных (Гал. 4: 4, 5). Следовательно, Бог может быть справедливым и принимать всех, кто служит Его Закону в своем уме и воле, чьим единственным препятствием к совершенному послушанию является слабость падшей плоти.

Благодарение Богу за Его неизреченный дар Христа, через Которого мы становимся наследниками самых главных Божьих благословений на божественном уровне и членами Посредника Нового Завета (прообразом которого была Хеттура, третья жена Авраама), через который многие получат благословение Реституцией в течение Тысячелетия.

3GH079