[113]
ГЛАВА VIII

ДРУГИЕ ВАЖНЫЕ ОБРАЗЫ

Столбы двора – Белые завесы – Серебряные крючки – Столбы дверей “Святого” и “Святого Святых” – Золотой стол – Золотой светильник – Противообразные священники, созерцающие глубины, и левиты, которые их не видят – Золотой жертвенник – Ковчег Завета в “Святом Святых” – Его содержимое, и значение содержимого – Крышка умилостивления – Два Херувима – Безупречный священник – Тайна, сокрытая от веков

В предыдущем описании мы преднамеренно упустили объяснение некоторых интересных деталей, которые теперь могут быть более понятны тем, кто, благодаря внимательному изучению, получил четкое представление об общем плане Скинии, ее служениях и образном значении.
Столбы, поставленные во “Дворе” и поддерживающие белые завесы, представляли оправданных верующих (“Двор”, как мы видели, представлял оправданное состояние). Столбы были из дерева (портящегося материала), из чего следует, что класс, образно показанный здесь, на самом деле не имеет совершенства как человеческие существа. Поскольку человеческое совершенство образно представлено медью, эти столбы должны были быть из меди или покрыты медью, чтобы действительно представлять совершенные человеческие существа. Да, они были деревянными, но их вставляли в медные подножья, а это означает, что, [114] несмотря на действительное несовершенство, находящиеся там считались совершенными человеческими существами. Невозможно более ясно представить оправдание верой.
Белая завеса, которая поддерживалась этими столбами и образовала “Двор”, очень хорошо иллюстрировала то же самое оправдание, или чистоту. Таким образом, оправданные должны постоянно показывать миру (“Стану”) чистое полотно, представляющее праведность Христа, свое покрытие.
Серебряные крючки, которые удерживали завесу на столбах, символизировали истину. Серебро вообще является символом истины. Оправданные верующие, представленные в столбах “Двора”, могут, таким образом, действительно и по праву утверждать, что праведность Христа покрывает все их несовершенства (Исх. 27: 11-17). К тому же они могут держаться своего оправдания только с помощью истины.
Столбы дверей при входе в “Скинию” (в “дверях” “Святого”) были покрыты первой “Завесой”. Они полностью отличались от столбов во “Дворе” и представляли “новые творения во Христе” – посвященных святых. Разница между ними и столбами во “Дворе” представляет разницу между состоянием оправданных верующих и состоянием освященных верующих. Мы уже видели, что посвящение до смерти оправданного человека – это путь в “Святое”, переход через смерть человеческой воли, плотского ума, первую завесу. Следовательно, эти столбы должны иллюстрировать такое изменение, что они и делают, ведь они были покрыты золотом, символизирующим божественную природу. Факт, что они были вставлены в медные подножья, представляет то, каким образом “сокровище сие [божественную природу] мы носим в глиняных сосудах” (2 Кор. 4: 7), – т. е. что наша новая природа все еще основана и покоится на нашем оправданном человеческом состоянии. Это, как мы помним, точно соответствует символике “Святого” – нашего места, то есть положения, как новых творений, но еще не усовершенствованных (Исх. 26: 37).
[115] Столбы дверей “Святого Святых” находились непосредственно за второй “Завесой” и представляли тех, кто полностью миновал плоть (завесу) и вошел в совершенство духовного состояния. Они были устроены так, чтобы наилучшим образом иллюстрировать это. Покрытые золотом, которое представляет божественную природу, но уже не вставленные в медные подножья (уже не зависящие от человеческих условий), они стояли в подножьях из серебра (правдивости, истины, подлинности), словно говоря: “Когда вы войдете за эту завесу, то будете совершенными – действительно, истинно новыми творениями” (Исх. 26: 32).
Золотой Стол в “Святом”, на котором находились хлебы предложения, представлял Церковь в целом, включая Иисуса и апостолов – всех освященных во Христе, которые служат, “содержа слово жизни” (Фил. 2: 16). Великий труд истинной Церкви в этом веке заключался в том, чтобы кормить, подкреплять и просвещать всех входящих в духовное состояние на основе завета. Невеста Христа должна приготовить себя (Отк. 19: 7). Свидетельствование миру в нынешнем веке является до некоторой степени второстепенным и сопутствующим. Полное благословение мира наступит в “свое время” у Бога, после окончания Евангельского века (противообразного Дня Примирения с его жертвами за грех).
Золотой Светильник, семисвечник, стоявший напротив Золотого Стола и освещавший все в “Святом”, был из золота – выкован из цельного куска золота. Он имел семь ветвей, на каждой из которых была лампа, что в сумме давало семь ламп – полное, совершенное число. Это представляло полную Церковь, начиная с Главы, Иисуса, и заканчивая последним членом “Малого Стада”, которое Он выбирает из людей для участия в божественной природе (золоте). Наш Господь говорит: “Семь светильников – это семь Церквей” (Отк. 1: 20, ВоП), – в сумме одна Церковь, семь этапов развития которой были показаны символически в семи собраниях Малой Азии (Отк. 1: 11). Да, этот [116] светильник представлял всю Церковь Первенцев (не номинальную, а истинную, Церковь, имена которой написаны на Небесах), настоящих носителей света, “Царственное Священство”.
Он был выполнен поистине мастерски. Плод и цветок, плод и цветок, поочередно сменяя друг друга, представляли истинную Церковь – прекрасную и, в то же время, полную плодов от начала до конца. Лампа на верхушке каждой ветви была сделана в форме миндаля, значение которого мы узнаем, размышляя над значением жезла Аарона.
Для получения света от этих ламп использовали оливковый елей (“выбитый”, то есть рафинированный), и лампы горели постоянно. Елей был символом святого Духа, а его свет представлял святое просвещение, дух истины. Пользу от этого света имели только священники, так как никому другому не позволялось ни видеть его, ни пользоваться им. Вот так был показан Божий дух, Божий ум, дарованный Церкви для ее просвещения в Божьих глубинах, полностью скрытых от душевного человека (1 Кор. 2: 14), даже если он верующий, оправданный (левит). Никому, кроме истинно посвященных, “Царственного Священства”, не позволяется всматриваться в этот утаенный свет, спрятанный в “Святом”. Священники (посвященное Тело Христа) всегда имеют доступ в “Святое”: это их право и привилегия, это для них (Евр. 9: 6). Класс левитов не может заглянуть туда по причине завесы человеческого мышления, разделяющей его и святые вещи, и единственный способ устранить ее – полностью посвятить и пожертвовать человеческую волю и природу.
Каждое утро и каждый вечер Первосвященник (Аарон, а позже его сыновья, наследники в этой должности) должны были очищать лампы и наполнять их елеем (Исх. 27: 20, 21; 30: 8). Так и наш Первосвященник ежедневно еще больше наполняет нас [117] умом Христа, очищая от гари ветхой природы фитиль, посредством которого действует Святой Дух.

ПРОТИВООБРАЗНЫЕ СВЯЩЕННИКИ И ЛЕВИТЫ

Не приводит ли нас иногда в смущение вопрос, почему некоторые религиозные люди не могут видеть ничего, кроме естественных вещей – не могут вникнуть в более глубокие духовные истины Слова? Почему они могут видеть реституцию людей, но не могут видеть божественного, небесного призыва? Так вот, уроки этой Скинии показывают нам почему это так. Они являются братьями по оправданию, из “дома веры”, но не братьями во Христе, так как не посвящены полностью, не пожертвованы. Они – левиты, находящиеся во “Дворе”. Они никогда не посвящались как священники, не жертвовали своими человеческими правами и привилегиями, поэтому не могут войти в “Святое”, не могут видеть того, что приготовлено только для священнического класса. “Не видел этого [человеческий] глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл это [тем, которые посредством посвящения стали “новыми творениями”, призванными стать “причастниками божественной природы” (ВоП)] Духом Своим [светом лампы]; ибо Дух все проницает [открывает] и глубины [скрытые] тайны Божии” (1 Кор. 2: 9, 10).
Номинальная Церковь всегда содержала в себе оба класса – оправданных и посвященных – левитов и священников, а также лицемеров. В посланиях апостола Павла некоторые места адресованы оправданному классу (левитам) – не полностью посвященным. Так он пишет галатам, что “те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями” (Гал. 5: 24). По всей видимости, здесь он имеет в виду, что только некоторые из них откликнулись на Евангельский призыв жертвовать собой – распинать плоть.
Таким же образом он обращался к римлянам (12: 1): [118] “Итак, умоляю вас, братья [верующие – оправданные верой в Христа, левиты], милосердием Божиим [показанным через Христа в нашем оправдании], представьте тела ваши в жертву живую [посвятитесь полностью, становясь, тем самым, священниками], святую, благоугодную Богу”. Все отвергающие грех в своем сердце и принимающие Божью благодать во Христе оправдываются даром через веру в Иисуса: Бог принимает их как почитаемых безгрешными, святыми. Жертвующих собой, а также их приношения Бог выразил готовность принимать через Христа в этом Дне Примирения (Евангельском веке), пока не будет собрано полное избранное число царственного священства. “Теперь время благоприятное” – время принятия таких приношений. Правда, как мы убедились, Бог будет принимать жертвы и от мира, поэтому единственно верный путь для всех во всякое время: отдавать Господу свое купленное существование. Но после завершения нынешнего века никому не будет дано жертвовать собой до смерти и для страданий, поскольку такого рода жертвы будут невозможны после введения нового века и его порядка.
Вполне очевидно, что большая часть составляющих ранние Церкви (и тем более современная мирская смесь, находящийся в замешательстве “Вавилон” нынешних дней) не была посвящена до смерти и, следовательно, не была противообразным “царственным священством”, а левитами, проводившими служение в Святилище, но не жертвующими собой.
Возвращаясь к образу в Законе, мы видим, что к этой образной службе было привлечено 8 580 левитов, в то время как для образного жертвования было определено только пять священников (Чис. 4: 46-48; Исх. 28: 1). Возможно сказанное, как и многие другие особенности “тени”, предназначалось для иллюстрации соотношения оправданных верующих и жертвующих собой, посвященных. Хотя сегодня номинальная Церковь насчитывает миллионы, однако, учитывая лицемеров и то, что на каждые 1 700 оставшихся предположительно выпадает только один, считающийся живой жертвой (хотя этого мало, [119] но это верная пропорция, соответствующая образу), становится вполне очевидным, что Господь не ошибся, когда сказал, что тех (“Царственного Священства”), кто получит Царство, будет “Малое Стадо” (Лук. 12: 32). А если вспомнить, что двое из пяти священников были уничтожены Господом (символизируя смерть* небрежных и неверных священников), то понятно, что соотношение 3 священника к 8 580 левитам составляет только 1 к 2 800.
-------------------
*Еще больше осознавая, насколько высокий уровень характера требуется от тех, кому когда-либо предстоит получить вечную жизнь на любом уровне, и как мало демонстрирующих совершенную любовь (или пытающихся показать ее) как руководящий принцип в своей жизни, мы спрашиваем, не намеревался ли Господь использовать уничтожение двух сынов Аарона в качестве образа, чтобы образно показать большое число посвященных и зачатых Духом, не сумевших достичь необходимого высокого критерия сердца, которые, в результате, не удостоятся никакой жизни, а, наоборот, будут преданы забвению – Второй Смерти.
-------------------
Факт, что мы видим верующих, пытающихся избавиться от своих грехов, не является сам по себе доказательством того, что они – “священники”; ведь левиты, как и священники, также должны практиковать “обрезание сердца” – “плотской нечистоты [греха] омытие”. Все это символически было показано в умывальнике с водой во “Дворе”, в котором умывались священники и левиты. Также дух кротости, доброты, милосердия и нравственности не всегда является показателем посвящения Богу. Такими качествами обладает совершенный телесный человек (образ Бога), и, случается, эти качества частично сохраняются в процессе грехопадения. В номинальной Церкви такие проявления нередко воспринимаются как доказательства полного посвящения.
Даже если мы видим верующих, проявляющих самоотречение в каком-либо добром деле политической или моральной реформы, это еще не доказательство посвящения Богу, хотя является доказательством посвящения некоторому делу. Посвящение Богу гласит: В любом деле и где бы то ни было “я желаю исполнить волю Твою, Боже мой”; да исполнится воля Твоя по Твоему усмотрению. Тогда посвящение Богу подтолкнет нас к исследованию Его плана, явленного в Его Слове, чтобы быть использованными, а также израсходованными для Него и в Его службе в соответствии с планом, который Он устроил и открыл.
Поэтому не удивляйтесь, что так мало тех, кому посчастливилось видеть величественную красоту внутри Скинии. Ее могут видеть только священники. [120] Левиты могут знать об этом исключительно из рассказа. Они никогда не видели скрытого там света и красоты; они никогда не ели “хлебов предложения”; они никогда не приносили благоугодного курения на “Золотом жертвеннике”. Чтобы наслаждаться всем этим, они должны пройти “Завесу” – войти в полное посвящение Богу посредством жертвования в День Примирения.
Золотой Жертвенник в “Святом”, судя по всему, представлял “Малое Стадо”, посвященную Церковь в нынешнем состоянии жертвования. От этого жертвенника исходит благовонное курение, приемлемое Богом через Иисуса Христа – добровольное служение священников: их восхваления, их охотное послушание, т. е. все, что они делают во славу Бога. Кто таким образом приносит курение, благоугодное Богу (1 Пет. 2: 5), тот приходит очень близко к своему Отцу – к “Завесе”, отделяющей от “Святого Святых”. И если у них имеются просьбы, они могут быть принесены вместе с курением – “множество фимиама.. с молитвами всех святых” (Отк. 8: 3). Молитвы таких священников Бога действенны. Наш Господь Иисус постоянно держал курение на огне, поэтому мог сказать: “Я.. знал, что Ты всегда услышишь Меня” (Иоан. 11: 42). Так и священники, “члены Его Тела”, всегда будут выслушаны, если постоянно приносят курение веры, любви и послушания Богу. Никто не может надеяться быть выслушанным, если он не держится своего завета: “Если пребудете во Мне и Слова [учения] Мои в вас пребудут, то чего не пожелаете, просите и будет вам” (Иоан. 15: 7). В этом стихе выразительно подчеркнута необходимость в ясном понимании учений Христа как руководства для наших просьб и ожиданий, чтобы мы не “просили не на добро” и вопреки Божьему плану. Однако на это редко обращают внимание.
Благодаря ранее рассмотренным образам нам удалось узнать [121] нечто о славе “Святого Святых” (совершенном, божественном состоянии), к которому не может приблизиться ни один человек (1 Тим. 6: 16), но в которое окончательно войдут “новые творения во Христе Иисусе”, ставшие участниками божественной природы, когда завершится приношение курения всем Телом Христа, “Царственным Священством”, и когда облако благовония проникнет перед ними в присутствие Иеговы, чтобы они могли жить за “Завесой”, как приемлемые Богу через Иисуса Христа, их Господа.

ВНУТРИ “СВЯТОГО СВЯТЫХ”

Ковчег Завета, или “Ковчег Свидетельства”, был единственным предметом в “Святом Святых” (См. Евр. 9: 2-4 и сноску в Diaglott). Из его названия видно, что он иллюстрировал воплощение плана Иеговы, который Он положил в Себе еще перед началом творения – перед тем, как началось хотя бы частичное внедрение этого плана. Он представлял вечную цель Бога – Его извечный замысел одарить человечество богатством благодати во Христе (Главе и Теле) – “Тайну сокрытую”.* Таким образом, он представляет Иисуса Христа и Его Невесту, “Малое Стадо”, участников божественной природы, наделенных силой и великой славой в качестве награды нашего вышнего звания – радости, предлежавшей нашему Господу и всем членам Его Тела.
------------------
*Исследование Священного Писания, том I, глава V.
------------------
Как было сказано, это был прямоугольный ящик, покрытый золотом, представляющий божественную природу, дарованную прославленной Церкви. Он содержал две Скрижали Закона (Втор. 31: 26), расцветший Жезл Аарона (Чис. 17: 8) и Золотой Сосуд с Манной (Исх. 16: 32). Закон показывал, каким образом Христос полностью удовлетворит все требования Божьего совершенного Закона и то, что к Нему (исполнителю Закона) перейдет законная власть.
Праведность Закона действительно исполнилась в нашем Главе и почитаемым образом исполнилась во всех “новых [122] творениях во Христе”, “которые.. живут не по плоти, но по духу”, т. е. поступают повинуясь новому уму (Рим. 8: 1). Немощи ветхой природы, которые мы ежедневно распинаем (однажды покрытые ценой выкупа), уже не вменяются нам как новым творениям, пока мы пребываем во Христе.
Если написано, что “оправдание Закона исполнилось в нас” (Рим. 8: 4), это означает, что цель нашего пути (совершенство) уже нам приписана, потому что мы стремимся следовать этому действительному совершенству, направляясь к нему. Когда мы достигнем его, это будет состояние “Святого Святых”, представленного Ковчегом Завета.

СОДЕРЖИМОЕ КОВЧЕГА

“Жезл Ааронов расцветший” (Евр. 9: 4) показывал избранный характер всего Тела Христа как членов “Царственного Священства”. Читая XVII главу книги Числа, мы видим, что расцветший жезл Аарона означает принятие Иеговой Аарона и его сынов (образного Священства, представляющего Христа и Церковь) как единственных, кто может занимать священническую должность посредника. Следовательно, этот жезл представлял принятие “Царственного Священства” – Христа, Главы и Тела. Жезл расцвел и принес плоды миндаля. Особенность миндального дерева в том, что плодоносные почки появляются раньше листьев. Так и с “Царственным Священством”: они жертвуют собой, т. е. начинают приносить плоды, еще до того как появятся листья исповедания.
Золотой сосуд с Манной представлял бессмертие, как одно из качеств, обретенных Христом Божьим. Нет сомнения, что наш Господь Иисус ссылался именно на это, когда говорил: “Побеждающему дам вкушать сокровенную манну” (Отк. 2: 17).
Манна была хлебом, пришедшим с неба для поддержания жизни Израиля. Она представляла живой хлеб, предоставленный миру Богом через Христа. Но как [123] израильтянам нужно было собирать эту манну ежедневно, чтобы не испытывать в ней недостатка и не голодать, так и миру нужно будет постоянно искать средства пополнения жизни и благодати, если он хочет жить вечно.
Но тем, которые становятся сонаследниками Христа, членами Помазанного Тела, Бог предлагает особый вид манны (такой же, но все же отличающийся от того, что полагается другим) – “сокровенную манну”. Особенностью этой манны в сосуде было то, что она не портилась, что прекрасно иллюстрирует бессмертное, нетленное состояние, обещанное всем членам “Семени” – Церкви. Манна, которая питала и поддерживала жизнь Израиля, не была нетленной, поэтому ее следовало собирать ежедневно. Так и все послушные из числа человечества, которые однажды будут признаны подлинно израильтянами, получат вечную жизнь. Но эта жизнь будет существовать на определенных условиях, и ее необходимо будет поддерживать и обновлять. Однако “Малое Стадо”, которое в нынешних неблагоприятных условиях является верными “победителями”, получит нетленную участь – бессмертие* (Отк. 2: 17).
----------------
*Исследование Священного Писания, том I, стр. 185.
----------------
Вот так в золотом Ковчеге была представлена слава, которая откроется в божественном Христе: в Расцветшем Жезле – избранное Богом священство; в Скрижалях Закона – праведный Судья; в Нетленной Манне в золотом сосуде – бессмертие, божественная природа. Сверху Ковчег накрывался веком, имеющем название:
“Крышка Умилостивления” – плита из цельного золота, на обоих концах которой были изваяны два херувима из того же куска золота, что и крышка. Их крылья вздымались вверх, словно готовились к полету, а лица смотрели вниз к середине плиты, на которой они находились. Яркий свет между херувимами на “Крышке умилостивления” представлял присутствие Иеговы.
Как Ковчег представлял Христа, так “Крышка Умилостивления”, свет Славы и Херувимы представляли [124] Бога Иегову: “Христу Глава – Бог” (1 Кор. 11: 3). Как Христос, так и Иегова представлен здесь предметами, иллюстрирующими свойства Его характера. Свет, именуемый “Славой Шхина”, представлял самого Иегову, Свет Вселенной (как Христос – Свет миру). Об этом широко свидетельствуют многие стихи Писания. “Восседающий на херувимах, яви Себя!” (Пс. 79: 2; 1 Цар. 4: 4; 2 Цар. 6: 2; Ис. 37: 16).
Людям невозможно найтись в присутствии Иеговы. Вот почему царственному священнику, Главе и Телу, представленному в Аароне, следовало стать новыми творениями, “причастниками божественной природы” (ВоП) (распяв и предав погребению человеческую природу), прежде чем они могут явиться в присутствии этой величественной славы.
Плита из золота, именуемая “Крышкой Умилостивления” (вернее “Умилостивлением”, потому что на нем священник приносил кровь жертв, которая умилостивляла, т. е. удовлетворяла требования божественной справедливости), представляла основополагающий принцип характера Иеговы – справедливость. Божий престол основан, поставлен на Справедливости. “Правосудие и правота – основание престола Твоего” (Пс. 88: 15; Иов. 36: 17; 37: 23; Ис. 56: 1; Отк. 15: 3)
Апостол Павел использует для Крышки Умилостивления греческое слово (hilasterion), когда говорит о нашем Господе Иисусе: “Которого Бог открыто поставил как место умилостивления [то есть как Крышку Умилостивления].. в доказательство Своей праведности.. чтобы Ему быть праведным и оправдывающим того, кто от веры Иисуса” (Рим. 3: 25-26, ВоП). Эта мысль соответствует изложенному выше. Справедливость, Мудрость, Любовь и Сила – Божьи, как и план, в котором все эти качества вместе содействуют спасению человека. Но [125] Богу было угодно, чтобы в Его возлюбленном Сыне, нашем Господе Иисусе, обитала вся Его полнота и была представлена человечеству. Так в образе Первосвященник, выходя из “Святого Святых”, был живым представителем Справедливости, Мудрости, Любви и Силы Иеговы для людей – живым представителем божественного милосердия, прощения и умиротворения. Хотя божественное существо скрыто, спрятано от человеческого взора, Его божественные свойства должны быть показаны всем людям через нашего великого Первосвященника, Который, как живая Крышка Умилостивления, приблизится в конце этого века к человечеству и даст всем узреть богатства божественной благодати.
Два херувима представляли два других элемента характера Иеговы, явленные в Его Слове, а именно: божественную Любовь и божественную Силу. Эти качества – Справедливость (основополагающий принцип), а также Любовь и Сила (того же свойства, сущности), исходящие от нее, – находятся в совершенной гармонии. Они сделаны из цельного куска и являют собой одно целое. Ни Любовь, ни Сила не могут быть задействованы до тех пор, пока Справедливость не будет полностью удовлетворена. Тогда они летят на помощь, чтобы поднимать и благословить. Они были на взлете, были готовы, но ждали, обращаясь взором внутрь на “Крышку Умилостивления”, на Справедливость, чтобы знать, когда взлететь.
Первосвященник, подходя с кровью жертв Примирения, не давал ее на Херувимов.
Ни божественная Сила, ни божественная Любовь отдельно не требовали жертвы, поэтому Первосвященнику не надо было окроплять Херувимы, так как именно Справедливость (свойство, атрибут Бога) не может очистить виновного, ведь Справедливость сказала: “Возмездие за грех – смерть”. Поэтому, когда Первосвященнику предстояло дать выкуп за грешников, то платить надо было Справедливости. Отсюда уместность церемонии кропления кровью “Крышки Умилостивления” – МЕСТА УМИЛОСТИВЛЕНИЯ.
[126] Любовь положила начало всему плану искупления. Бог так возлюбил мир, что послал Своего Единородного Сына, чтобы Тот искупил его, заплатив Справедливости цену выкупа. Так Любовь оказалась в действии, готовя искупление с тех пор, как вошел грех, и даже раньше – “прежде основания мира” (1 Пет. 1: 20, ВоП).

“Любовь спешила первой путь найти,
Как человека непослушного спасти”.

Любовь ждет, когда завершатся жертвы Дня Примирения (телец и козел), чтобы увидеть результаты своего плана. Как только наступит кропление кровью, Справедливость воскликнет: Достаточно! Свершилось! Тогда наступит время действовать Любви и Силе, и они тотчас устремятся в полет, чтобы благословить купленный род! Когда Справедливость будет удовлетворена, Сила начнет выполнять свое поручение, которое созвучно поручению Любви, используя то же орудие – Христа, Ковчег, надежную сокровищницу божественных милостей.
Родство и единство этой божественной семьи (Сына и Его Невесты, представленных в Ковчеге, которые находятся в согласии и единстве с Отцом, представленном в Крышке Ковчега) показаны в том, что “Крышка Умилостивления” была веком Ковчега, а значит, его частью – его верхушкой, главой. Как Иисус Христос является Главой Церкви, так Бог является Главой всего Христа (1 Кор. 11: 3). Это и есть то единство, о котором молился Иисус: “Я о них молю: не о мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне”. “Да будет все едино, как Ты, Отче, во Мне и Я в Тебе, и они да будут в нас едино, – да уверует [тогда] мир” (Иоан. 17: 9, 21).

БЕЗУПРЕЧНЫЙ СВЯЩЕННИК

Вот что еще примечательно: ни один член священства, имевший изъян глаза, руки, носа, ноги или другой части тела, [127] не мог занимать должности Священника (Первосвященника), а также никто, имеющий какие-либо излишества, например, лишний палец на руке или ноге.
Это говорит о том, что каждый член прославленного Тела Христа будет полноценным, без единого недостатка, и что это “Малое Стадо” будет состоять из точно предопределенного и предусмотренного числа – ни одного больше, ни одного меньше. Когда однажды все Тело Христа будет собранно, к нему не будет никаких дальнейших добавлений – никакого излишества. Поэтому все “призванные” этим “вышним званием” стать членами Тела Христа и принявшие Его должны ревностно стараться сделать твердым свое звание и избрание (как членов этого “Малого Стада”) и бежать так, чтобы получить награду. А если кто-то будет небрежным и потеряет награду, его место займет другой, потому что Тело должно быть полным – не должно недоставать членов и не должно быть лишнего. Смотри, “дабы кто не восхитил венца твоего” (Отк. 3: 11).

“ТАЙНА, СОКРЫТАЯ ОТ ВЕКОВ И РОДОВ”
КОЛОССЯНАМ 1: 26

Некоторых удивляет факт, что слава и красота Скинии – ее золотые стены, ее золотые и красиво декорированные предметы обустройства, ее искусной роботы завесы – были полностью скрыты и утаены от глаз народа. Даже солнечный свет не проникал туда: ее единственным светом был Светильник в “Святом” и слава Шхина в “Святом Святых”. Но это прекрасно подтверждает лекции, которые мы усвоили из ее служений. Как Бог скрывал образ и прятал его красоту за завесами и грубыми, неприглядными кожами, так и слава и красота духовных вещей видны лишь тем, кто входит в состояние посвящения, “Царственному Священству”. Они входят в скрытое, но при этом славное, состояние, которое не в силах [128] оценить ни мир, ни все находящиеся снаружи. Их славные надежды, а также их положение как новых творений, скрыты от их ближних.

“Вот царский род наследников венца
Бессмертия, божественной природы!
Их счастьем переполнены сердца,
Поют Творцу они благодаренья оды!

А что ж так презираемы они
В очах людей, откуда же злорадство?
Все потому, что мир не оценил
Одежды их невидимой богатство”.