[105]
ГЛАВА VII

“ПЕПЕЛ ТЕЛИЦЫ, ЧЕРЕЗ ОКРОПЛЕНИЕ, ОСВЯЩАЕТ ОСКВЕРНЕННЫХ”
ЕВРЕЯМ 9: 13

Она не была одной из жертв Дня Примирения – Не была одной из последующих жертв за народ – Класс, образно показанный в этой жертве – Апостол Павел как священник, свидетельствующий и выдвигающий доказательства относительно противообраза – Окропление пеплом для очищения народа будет в Тысячелетнем веке – Как произойдет это очищение?

Одна из черт церемониального закона Израиля (о которой говорится в 19 главе Книги Числа), требовала заклания рыжей телицы (коровы), без изъяна, на которой никогда не было ярма. Это не была ни жертва за грехи Дня Примирения, ни одно из приношений народа после Дня Примирения. Фактически, это вообще не было “приношение”, так как ни одну ее часть не приносили на Господнем жертвеннике и не ели священники. Ее жертвовали, но не в том самом смысле и не на том самом месте, что и эти приношения, то есть во Дворе. Ее даже не закалывал один из священников, и ее кровь не вносили в “Святое” иди в “Святое Святых”. Рыжую Телицу выводили за стан Израиля, закалывали и сжигали дотла – плоть, тук, кожу, кровь и т. д., за исключением небольшого количества крови, которое священник брал с собой и кропил семикратно в сторону входа в Скинию. Пепел телицы не [106] вносили в Святое место, а оставляли за Станом. Собранный в кучу, он, очевидно, был доступен любому человеку из народа, кто мог им воспользоваться. Согласно предписаниям Закона, часть пепла смешивали с водой в сосуде, в эту смесь окунали пучок иссопа и кропили все, что считалось нечистым – человека, одежду, шатер и т. п., – для очищения.
Из того, что мы узнали о жертвах Дня Примирения, бывших тенью лучших жертв Евангельского века (которые совершались Царственным Священством, Христом, Главой и Телом), эта телица не имела с ними ничего общего и, определенно, не представляла образно жертв настоящего времени. К тому же она отличалась от любых жертв, которые принимались за людей Израиля после Дня Примирения и которые, как нами было только что показано, означали раскаяние и сожаление за содеянные грехи в Тысячелетии, а также полное посвящение себя Господу. Сожжение телицы не было связано ни с одной из этих жертв, все из которых совершались священниками, во Дворе. Противообраз этой рыжей телицы мы должны искать где-то в другом месте, ведь если бы она хоть в каком-то смысле слова представляла священников, то в доказательство этого факта один из них обязательно должен был бы заколоть ее.
Что же, в таком случае, означает эта жертва рыжей телицы? Какой класс или личности (пострадавшие вне “Стана”) представлены в ней? В каком смысле их страдания могут иметь что-то общее с очищением Божьего народа, включая тех, кто еще станет Его народом в Тысячелетнем веке?
Мы отвечаем, что был такой класс Божьего народа, не принадлежавший к “Царственному Священству”, который страдал ради праведности вне “Стана”. В 11 главе Послания к Евреям апостол излагает нам краткую его историю, а также показывает переносимые им огненные испытания. [107] Перечислив подвиги веры некоторых, он говорит: “И что еще скажу? Не достает мне времени, чтобы повествовать о Гедеоне, о Вараке, о Самсоне, и Иеффае, о Давиде, Самуиле и пророках, которые верою побеждали Царства, творили правду, получали обетование, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих; жены получали умерших своих воскресшими; иные же замучены были, не принявшие освобождения, дабы получить лучшее воскресение; другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу. Были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли” (Евр. 11: 32-38).
Здесь мы видим класс, соответствующий написанному о рыжей телице, – класс, который отдавал свою жизнь вне “Стана”, во всех отношениях достойный чести, однако не священнический класс. Этот класс, не являясь частью Тела Первосвященника, не мог иметь удела или участия в жертвах за грех Дня Примирения, а также не мог быть допущен к духовному состоянию, показанному в “Святом” и “Святом Святых”. Кому-то может показаться странным, что мы с такой уверенностью заявляем, что эти древние достойные не были членами “Царственного Священства”, и в тоже время с уверенностью говорим, что слуги Бога этого Евангельского века, не превосходящие их своей верностью, являются членами “Царственного Священства”. Наша уверенность на этот счет основывается на Божьем Cлове, которое, рассказывая о верности этих патриархов, красноречиво говорит: “И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного [не получили [108] главного благословения], потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства” (Евр. 11: 39, 40).
Для нас не должно составлять труда понять, что хотя противообразные левиты (оправданные верой в будущее примирение) и были до того, как наш Господь Иисус пришел в мир, однако о противообразных священниках не могло быть и речи, поскольку Он являлся Главой, Первосвященником, во всем имел первенство и совершил примирение за недостатки Своего “Тела” и “Своего дома”, прежде чем кто-нибудь мог стать Его братьями и членами царственного священства. Наш Господь очень четко высказался по этому поводу, конкретно обозначив черту между верными, которые были до Него, и верными, которые придут после Него, последуют за Ним и станут Его сонаследниками. Об Иоанне Крестителе Он сказал: “Истинно говорю вам: за рожденными женами не восстал больше Иоанна Крестителя; но меньший в Царстве Небесном больше его” (Матф. 11: 11). Иоанн Креститель принадлежал к классу Рыжей Телицы, который страдал вне “Стана”, до самой смерти, но не имел ничего общего с лучшими жертвами царственного священства во время Дня Примирения, тук и жизненно важные органы которых были принесены на Божьем жертвеннике во “Дворе”, а кровь была взята в “Святое Святых”, образно представляя тех, которые становятся новыми творениями во Христе Иисусе, членами Его “Тела”, Церковью, сонаследниками с Ним во всем.
Хотя эти древние достойные ни в коем смысле не являются частью жертвы за грех, все же они имеют отношение к очищению от греха: их пепел (знание и память об их верности до самой смерти), смешанный с водою истины и примененный с помощью очищающего иссопа, имеет ценность, дает очищение и освящение всем желающим [109] прийти к полному согласию с Богом – “окропление освящает оскверненных, дабы чисто было тело”. Однако эти лекции о верности в прошлом являются ценными для нас не иначе, как посредством жертв за грех Дня Примирения, через них и благодаря этим жертвам, о которых апостол упоминает в том же контексте – “крови тельцов и козлов”. Память о древних достойных, образно показанная в пепле рыжей телицы, а также уроки их верности имеют освящающую силу не только для нас сегодня, но в более широком смысле будут применены и станут благословением для всего мира человечества во время Тысячелетнего века. Как мы уже увидели в другом месте, согласно божественному устройству эти древние достойные (наибольший из которых будет иметь меньше почета, чем наименьший в Царстве) будут, тем не менее, занимать высокие и почетные места в Божьем Царстве как его доверенные лица и представители. Они будут “князьями по всей земле”, представителями судов Царства и носителями его благословений для “всех народов земли”. Верность этих древних достойных была представлена в пепле телицы, собранном и сохраненном для будущего использования в виде ценных уроков опыта, веры, послушания, доверия и т. д., которые, в случае их применения к человечеству, стремящемуся к очищению в грядущем веке, будут для него освящением и очищением – не без жертв Дня Примирения, а в тесной связи с ними и на их основе (Пс. 44: 17).
За сожжением телицы наблюдал священник. Он брал кедровое дерево, веточку иссопа и красную нитку, и бросал все это в огонь, в котором сжигали корову. Иссоп представляет очищение, кедровое (вечнозеленое) дерево представляет вечную жизнь, а красная нитка представляет кровь Христа. Все это он бросал в огонь, что говорит о том, что бесчестие, павшее на древних достойных [110] (побиваемых камнями, перепиливаемых и т. д., которых мир не был достоин), позволило на то, чтобы заслуга драгоценной крови, очищение истиной и дар вечной жизни были засчитаны им благодаря вере, и что после их смерти они были признаны как очищенные, оправданные и принятые. Священник (не Аарон, являющийся образом Господа Иисуса), который видел, осознавал и подтверждал сожжение телицы, который брал ее кровь и кропил в сторону входа в Скинию, вполне мог бы представлять в противообразе великого священника, апостола Павла, который с Божьей помощью (имя Елеазар означает “Получивший Божью помощь”) не только объяснил нам жертвы за грех Дня Примирения, но в своих писаниях также указывает нам на то (Евр. 11), что позволяет увидеть в жертве Рыжей Телицы образ древних достойных. Вот так он кропит их кровью в сторону Скинии, показывая, что их жизнь была в полном, совершенном согласии с условиями Скинии, хотя они и не жили во времена вышнего звания и не имели привилегии стать членами Тела великого Первосвященника, царственным священством.
Рыжая телица никогда не носила ярма и представляла класс оправданных лиц, освобожденных от Завета Закона. Хотя в своем большинстве древние достойные родились под Заветом Закона и, тем самым, были подчинены его условиям и его осуждению по причине несовершенства плоти, однако видим, что Бог оправдал их благодаря вере, как детей верного Авраама. Это в полной мере засвидетельствовано и подтверждено словами апостола: “Все сии, свидетельствованные в вере”, – то есть получившие вердикт одобрения, свидетельство, что они угодили Богу, и что Он приготовил для них благословения согласно Своему обещанию (хотя эти благословения они не могли получить в то время, но вынуждены были ждать, чтобы получить их посредством духовного Семени [111] Авраама – Христа). Факт, что этой жертвой должна была быть корова, а не телец, служил для того, чтобы отличить ее от великой жертвы Дня Примирения, которой мог быть только телец. То, что это должна была быть именно рыжая корова, по всей вероятности учит тому, что эти древние достойные не были безгрешными (а, значит, приемлемыми для Бога еще до великой жертвы Дня Примирения), а были “грешниками подобно другим”. Факт их очищения, то есть оправдания верою, как нами предложено выше, был показан иначе.
Это очищение, для которого предназначался пепел рыжей коровы, было особого рода: оно предназначалось специально для тех, кто вступил в соприкосновение со смертью. Вероятно, это говорит о том, что пепел телицы не предназначался для устранения чьей-то личной вины, поскольку моральная вина могла быть очищена только благодаря заслуге жертв Дня Примирения. Очищение от осквернения в результате прикосновения к мертвому, скорее всего, представляет очищение, которое посредством жизненного опыта древних достойных найдет особое применение для мира в Тысячелетнем веке, когда люди будут стремиться избавиться от всякого осквернения Адамовой смерти и достичь человеческого совершенства. Все недостатки падшего состояния довольно тесно связаны со смертью; все врожденные и унаследованные слабости и пороки также являются прикосновением к смерти; и от всего этого пепел Рыжей Телицы должен послужить для очищения всех, кто станет Божьим народом. Как пепел рыжей телицы был собран в чистом месте, так последствия горьких жизненных испытаний древних достойных будут кладовой благословений, наставлений и помощи, которыми они, став подчиненными “князьями” в Царстве, будут помогать в реституционном деле. Каждый прощенный грешник, желающий очиститься совершенным образом, должен будет не только умыться водой (истиной), но и применить к себе наставления этих “князей”. Эти наставления [112] образно показаны в кроплении пеплом телицы и представляют собой ценные лекции веры и послушания, усвоенные этим классом в результате обретенного опыта (Исх. 12: 22; Лев. 14: 4, 49; Пс. 50: 9; Евр. 9: 19).

Великое спасение
Не надо ничего уже платить,
Не надо ничего уже давать,
Все нужное Иисус уже отдал,
Все сделал так, как Бог Ему сказал.

Не надо искупителя искать,
Переживать как успокоить гнев.
В Иисусе грешникам источник есть,
Он кровью искупил Своей мир весь.

И страх уже не должен обитать
В том сердце, где Он милость поселил,
Там обитает мир Его святой,
Туда послал Он радость и покой.

И нет уже вины, нет ни пятна,
Омыта совесть, дух освобожден,
Весь грех очистил смертью Он Своей.
Как Богу дорога та кровь и мне!

О, что за будущее ждет меня!
Ведь с Ним я буду в славе неземной!
Искупленный, я сяду с Ним на трон.
Свою Невесту в дом Свой примет Он.

Что будет дальше? – спросишь ты. Тогда
Наступит радость для людей земли.
Благословения то Царство принесет,
Печаль, страдание и смерть прейдет.