[39]
Глава ІІІ

ПОСВЯЩЕНИЕ СВЯЩЕНСТВА
ЛЕВИТ 8: 14-33

Отделение для Божьей службы – “Будь верен до смерти” – “Освящайтесь”, “Я Господь, освящающий вас” – Тельцы и овны посвящения – Помазывающий елей Посвящения

Посвящение Священства образно представляло посвящение человеческой природы Господа Иисуса и Его Тела, Церкви, исполнять волю Иеговы: повиновение Иисуса до самой смерти и повиновение членов Его Тела страдать с Ним “до [самой] смерти” за праведность. Все Тело, представленное в сынах Аарона (а также Глава, представленный лично в Аароне), посвящено (посредством противообразных жертв, совершаемых на протяжении Евангельского века) для будущего дела (как цари и священники) с целью восстанавливать человечество, управлять им и благословлять его. Это посвящение подразумевает подчинение всего воле Бога в Его службе. Но эта крайность со стороны жертвующих становится возможностью для Иеговы. Когда эти священники посвящают все, что у них имеется, чем они являются и на что они надеются как человеческие существа, отдавая (жертвуя) это для уничтожения [40] и становясь, тем самым, участниками жертвования вместе с Иисусом, их Искупителем, Иегова, принимая их жертвы, дает им зачатие к новой природе – духовной природе. Но это еще не все. В качестве вознаграждения за верность Он обещает даровать им наивысший уровень духовного существования – божественную природу, и они тотчас почитаемым образом признаны духовными сынами Бога (Гал. 4: 4-7; 2 Пет. 1: 4).

“БУДЬ ВЕРЕН ДО СМЕРТИ”

То, что некоторые, посвятив себя жертвованию и, тем самым, присоединившись к “царственному священству”, не будут принимать участия в будущей царской службе, также показано в этих образах и ясно представлено в Новом Завете. Один класс спасется “как бы из огня” (выходя “от великой скорби”), потеряв при этом награду, ради которой ступил на путь посвящения, поскольку недостаточно ценил привилегию жертвовать собою как священники – не был достаточно усердным, чтобы “страдать с Ним”, с Первосвященником. Более подробно мы остановимся на них позже, когда будем исследовать жертвы Дня Примирения.
Другой класс тех, кто посвятился как священники, но не получит царских благословений, обещанных этим священникам, будет уничтожен Второй Смертью. Такие открыто представлены нашему взору в Новом Завете (Евр. 6: 4-6; 10: 28-31; 1 Иоан. 5: 16) и показаны в образах (тенях) служения в Скинии.
Четыре сына Аарона с самого начала представляли священство, но два из них были уничтожены. Это отвечает двум упомянутым классам, которые оба оказались непригодными для царственного священства. Один из них постигнет Вторая Смерть, а другой спасется от нее только “как бы из огня” – скорби, очищения. Аарону и двум оставшимся сынам было запрещено оплакивать своих братьев, отсеченных таким образом. Это означает, что все [41] верные священники признaют справедливость божественных решений и преклонятся перед ними в покорном подчинении, говоря: “Праведны и истинны пути Твои, Царь святых!” Действительно, это приносит верным благословение, побуждая к большему усердию, и они говорят: “Будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его, не оказался кто из нас опоздавшим” (Лев. 10: 1-7; Отк. 15: 3; Евр. 4: 1).

“ОСВЯЩАЙТЕСЬ”, “Я ГОСПОДЬ, ОСВЯЩАЮЩИЙ ВАС”

Приглашение оправданного верующего к посвящению, освящению, то есть отделению себя для божественной службы, является приглашением к жертвованию земных интересов и прав, и Бог со Своей стороны обещает, что такие жертвы будут святыми и приемлемыми благодаря заслуге нашего Искупителя, что взамен Он примет нас как Новые Творения, зачатые Святым Духом истины к новой природе. Так Бог освящает, то есть отделяет, тех, которые считаются святыми Новыми Творениями.
Образная церемония посвящения, проводимая для образных священников, показывает две части посвящения: нашу – в подчинении человеческой природы и ее прав, и Божью – в принятии нашей жертвы, отделении и признании нас Новыми Творениями. Новая духовная природа была представлена в Аароне и его сынах, а пожертвованная земная природа была представлена в тельце и овнах, принесенных на жертвеннике (Лев. 8: 14-33).
Для жертвы за грех был приведен телец, “и Аарон и сыны его возложили руки свои на голову” его, как бы говоря: Эта жертва представляет нас. С этого момента все, что происходило с тельцом, представляло то, что должно было происходить с Иисусом и Его Телом, Церковью, как человеческими существами. Телец был передан “Закону” (которого представлял Моисей), чтобы удовлетворить его требования по отношению к Израилю, образно представлявшему человечество в целом. Чтобы удовлетворить требования Закона, [42] следовало заколоть тельца – “и заколол его Моисей”. Затем он намазал кровью рога жертвенника. Таким образом, “палец” “Закона” указывал на то, что жертвенник земных жертв приемлем Богом по причине пролитой крови (отданной жизни), и что все осознающие силу жертвенника (рога символизируют силу) должны прежде всего признать кровь, которая его освящает. Кровь, вылитая к подножию жертвенника, показывала, что кровью жертвы (отданной жизнью) даже земля была куплена от проклятия. “Для искупления удела Его” (Еф. 1: 14).
Моисей брал тельца, его кожу, мясо и т. д., и сжигал за “Станом” (стих 17). Таким образом, человеческая природа завершенного Христа – Главы и Тела – становится “жертвой за грех”, подвергаясь уничтожению, на которое был осужден мир и от которого, благодаря этой жертве, он окончательно будет освобожден. Заслуга находится в жертве нашего Господа Иисуса, а мы, Его “братья”, имеем привилегию дополнять меру Его страданий “как члены Его Тела” (Кол. 1: 24). В то время, как человеческая природа царственного священства подвержена уничтожению, как нечто отвратительное в глазах мира (что показано в сжигании тельца вне “Стана”), Бог принимает преданность сердца, побуждающую к жертвованию и говорящую: “Вот иду исполнять волю Твою, Боже”, “Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой”. Это было показано в возложении на жертвенник тука и жизненно важных внутренних органов тельца как “приятного благоухания” для Господа.
Другие особенности того же посвящения показаны в двух овнах, упомянутых в 18 и 22 стихах. Первый из них упоминается как жертва всесожжения. Аарон и его сыновья возлагали свои руки на его голову, тем самым показывая, что он представлял их самих. Затем его закалывали и его кровью был окроплен жертвенник, а Моисей “рассек овна на части.. внутренности и ноги вымыл водой” и “сжег голову и части, и тук”. Так и на протяжении всего [43]

СВЯЩЕННИК В ЛЬНЯНЫХ ОДЕЖДАХ

[45] Евангельского века Иисус и Его Тело, Церковь, принесены, член за членом, на жертвенник перед Богом, считаясь вместе одной жертвой. Глава был возложен на жертвенник первым, и с тех пор все “умершие с Ним” и (как в образе) очищенные водой – Словом, – считаются возложенными вместе с Главой на том же жертвеннике. Сжигание жертвы на жертвеннике показывает то, как Бог принимает ее – как “приятное благоухание”.
Второй овн, “овн посвящения”, показывал, какое влияние жертва будет иметь на нас, тогда как первый показывал то, как Бог принимает нашу жертву. Аарон и его сыны возлагали свои руки на голову овна посвящения, показывая тем самым, что он представлял их. Тогда Моисей закалывав его, брал его кровь (посвященную жизнь) и давал ее на каждого отдельно, тем самым подтверждая, что наше посвящение является личным делом. Он мазал ею кончик правого уха, большой палец правой руки и большой палец правой ноги. Так благодаря нашему посвящению мы в состоянии иметь “наставление в вере” и оценивать Божьи обетования, как их не способен оценить никто кроме посвященных. Наши руки посвящены, и все, что они находят для выполнения, мы делаем изо всех сил, как для Господа. Наши ноги также посвящены, и с тех пор мы “не ходим, подобно язычникам”, а “ходим в обновленной жизни”, “ходим верой”, “ходим по духу”, “ходим во свете”. “Посему, как вы приняли Христа Иисуса Господа, так и ходите в Нем” (Стихи 23, 24).
Отборные части овна (его “внутренности” и “тук”) представляли чувства нашего сердца, наши наилучшие свойства. Священники брали их в руки и “потрясали” ими – качали взад и вперед перед Господом. Это представляет факт, что посвященное приношение дается Господу не на минуту, день или год, но мы посвящаемся, чтобы постоянно поддерживать наши чувства и силы на высоте, никогда не уставая, пока [46] Он не примет нас как завершивших свой путь. Потом Моисей брал жертву “потрясания” у них из рук (священники не ложили ее), и принятие Богом было показано в огне. Так и мы, “царственные священники”, не можем откладывать или прекращать приносить все наши умения в Божьей службе, пока они у нас есть, пока они еще не поглощены полностью в Его службе и Бог не скажет: “Довольно, поднимайтесь выше”. Когда любовь (“тук”) нашего внутреннего естества возложена на жертвенник, это помогает усилить огонь Божьего принятия. Чем больше любви сопровождает наше посвящение Богу, тем быстрее будет поглощена наша жертва.
Когда “потрясаемая“ жертва находилась в их руках, на нее были положены три хлеба из полной корзины. Эту жертву Моисей клал на руки Первосвященника и священников.
Первый пресный хлеб представлял действительную чистоту Иисуса как человека, а также приписанную чистоту Церкви как людей, что подтверждал Закон (Моисей) – оправдание, – потому что “оправдание Закона исполнилось в нас” до тех пор, пока мы приняты как члены Его Тела (Рим. 8: 4). Второй пресный хлеб, смешанный с елеем, представлял пребывание Божьего Духа – освящение. Третий хлеб (облатка) представлял нашу надежду и веру в чрезвычайно драгоценные обетования славы, чести и бессмертия.
Наше посвящение не может быть полным и приемлемым, если в нем отсутствуют эти элементы, а именно: Оправдание (чистота), Освящение Духом через веру в истину, а также вера в обещанное Прославление.
Они были окроплены елеем помазания, смешанным с кровью посвящения (стих 30). Это говорит о том, что наше посвящение принято лишь благодаря тому, что мы оправданы драгоценной кровью нашего Искупителя. Вот так нам сказано, что мы приняты (только) “в Возлюбленном” (Еф. 1: 6).
[47] Приготовление мяса посвящения (стих 31) не было частью жертвы, а лишь приготовлением той части, которая предназначалась для еды. От всего этого не должно было остаться и следа (стих 32), что показывает, что мы должны быть целиком и полностью посвящены и мы не имеем права расточать наше время и силы.
Семь дней посвящения (стихи 33, 35) опять же показывали, что мы посвящены Богу на службу не на какой-то период нашего времени, а навсегда. Семь в Священном Писании является полным числом и означает “все” или “целый”, к чему бы оно не относилось (“семь печатей”, “семь труб”, “семь язв” и т. д.). Стих 36 говорит о завершении дела посвящения.
Сейчас, как никогда раньше, существует огромная необходимость в том, чтобы все посвященные (как священники) стремились быть “мертвыми с Ним” и “потрясали” каждым своим умением перед Господом, чтобы Он принял и использовал наши таланты Себе во славу. Это особенно важно для тех, кто понимает, что Священное Писание учит о скором принятии всех членов Тела вместе с Главой как приятного благоухания для Бога; что после окончания труда самопожертвования начнется славный труд благословения человечества и выполнения Завета Бога.
Противообразное посвящение противообразных священников ограничено нынешним [Евангельским] веком. Оно неуклонно продвигалось вперед с тех пор, как наш Господь и Предшественник “принес Себя Самого”, и завершится перед тем, как этот век полностью закончится. И если мы не в состоянии быть среди священников сейчас, во время посвящения, то не сможем быть среди них, когда они начнут свое служение людям в Царстве, когда эти самые священники (ныне презираемые людьми, но являющиеся “приятным благоуханием” для Бога) получат дополнительный титул Царя и будут вместе со своим Главой, Иисусом руководить и благословлять все народы (Отк. 20: 6). Действительно ли мы искренне желаем быть в числе тех, кто будет петь [48] хвалу нашему великому Первосвященнику: “Ты сделал нас царями и священниками Бога, и мы будем царствовать на земле”? Но это произойдет лишь в том случае, если мы будем полностью посвященными ныне, потому что если мы “если терпим” с Ним, “то с Ним и царствовать будем” (2 Тим. 2: 12).

МОЛИТВА СВЯЩЕННИКА

Первосвященник – Победитель! Уже не будешь больше Ты
Себя на жертву приносить, страдая,
И наказание за грех людской не будешь уж нести.
Ты искупления цену отдал, небес хвалы достиг
И вскоре явишься, благословляя.

Первосвященник наш великий! Всей силой в небе, на земле,
Всей благодатью и любовью обладаешь.
О! Как законный Царь царей, Господь господ цари
Под звуки радостные, объявляющие милости Твои.
Все пред Тобою главы преклоняют.

Первосвященник милосердный! О ласковый наш Ходатай!
Всех кающихся неизменный Друг!
Ты чувство наших немощей, страданья испытал
И для благословений будущих Ты жизнь отдал.
Пошли ж нам благодать со Своих рук!