[11]
ТЕНИ СКИНИИ
“ЛУЧШИХ ЖЕРТВ”

Глава I
ОБРАЗНАЯ СКИНИЯ

Стан – Двор – Скиния – Медный жертвенник – Умывальник – Стол – Светильник – Золотой жертвенник – Крышка умилостивления и Ковчег – Ворота – Первая Завеса – Вторая Завеса – Их значение и их противообразы

Скиния, которую Бог повелел Израильскому народу соорудить в пустыне Син (вместе с установлением всех религиозных служений и церемоний израильтян), была, как уверяет нас апостол Павел, тенью будущих благ (Евр. 8: 5; 10: 1; Кол. 2: 17). Фактически, весь народ Израиля, а также его законы, религиозные служения и церемонии, – все было образным. Если так, то наше понимание плана и дела спасения, проводимых ныне, а также их будущего развития, непременно станет намного яснее благодаря внимательному исследованию этих “теней”, которые израильтяне для нашего назидания должны были повторять из года в год постоянно, пока век Евангелия не учредил их противообразы – действительность (1 Пет. 1: 11; Евр. 10: 1-3).
Мы переходим к изучению этого предмета не просто ради обретения исторических знаний об иудейских обычаях, церемониях и богослужениях, но для того, [12] чтобы в результате исследования этих “теней” мы могли созидать себя пониманием самой сути, как было задумано Богом, когда Он это учреждал.
Мы не сможем по достоинству оценить значения и важности этой “тени”, если не поймем, как заботливо Бог руководил и управлял всеми ее деталями. Во-первых, Он взял Моисея на гору и дал ему иллюстрацию того, каким образом все должно быть сделано. Во-вторых, Он обязал его быть внимательным к каждой подробности: “И смотри, сделай их по их образцу, который был показан тебе на горе” (Евр. 8: 5; Исх. 25: 40, ВоП). То же самое со всеми подробностями служения: каждую йоту и черточку следовало точно выполнить в образе, потому что это иллюстрировало нечто большее и значительно более важное в будущем. А чтобы этих “теней” придерживались с точностью, и люди не становились небрежными, обычным наказанием за всякое нарушение была смерть. Для примера смотрите Исх. 28: 43; Числ. 4: 15, 20; 17: 13; 2 Цар. 6: 6, 7; Лев. 10: 1, 2.
Осознание Божьей заботы при установлении “тени” должно не только придать нам уверенности в ее правильности, что ни одна йота или черточка не пройдет, пока не исполнится (Матф. 5: 18), но и пробудить в нас такой огромный интерес к Божьему плану, который привел бы нас к внимательному исследованию и тщательному поиску значения этих теней. Именно это, при обещанном Божьем благословении, мы сейчас намерены сделать, получив заверение, что среди тех, кто действительно является Божьими посвященными – Его детьми, зачатыми от Его Духа, – “всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят”.

СТРОИТЕЛЬСТВО СКИНИИ

Указания, данные Моисею для строительства Скинии, можно найти в Исх. 25-27 главы, а отчет о выполнении работы – в Исх. 35-40 главы. Короче говоря, Скиния была домом, сооруженным из [13] ряда досок из дерева ситтим (акации), “обложенных”, то есть облицованных, золотом. Их концы были помещены в серебряные подножья и прочно соединены засовами из того же дерева, покрытого золотом.
Сооружение имело 15 футов ширины, 15 футов высоты и 45 футов длины, и было открытым с передней, то есть восточной, стороны. Оно покрывалось большим покрывалом из белого виссона, в которое были вотканы голубые, пурпурные и алые изображения херувимов. Открытая, то есть передняя, часть сооружения закрывалась занавесом из материала, похожего на ткань покрывала. Ее именовали “Дверью”, или первой завесой. Другая ткань из того же материала, похожим образом вытканная изображениями херувимов, именовавшаяся “Завесой” (или второй завесой), была повешена таким образом, что она разделяла Скинию на два помещения. Первое, бoльшее помещение имело 15 футов ширины, 30 футов длины и именовалось “Святое”.* Второе, заднее, помещение имело 15 футов ширины и 15 футов длины и именовалось “Святое Святых”. Вот из этих двух помещений, собственно, и состояла Скиния. Над ними для крова был возведен навес. Он состоял из покрывала из кашемировой ткани, или ткани из козьей шерсти, затем было покрытие из бараньих кож, выкрашенных в красный цвет, и еще одно – из тюленьих кож (ошибочно переведено как “барсучьи кожи”).
----------------------
*В английском переводе это слово часто переводится, хотя и неправильно, как “святое место”, и в таких случаях слово “место” написано курсивом, указывая, что оно было добавлено переводчиками, как, например, в Исх. 26: 33 (в рус. языке оно переведено как “святилище” – ред.). Эта ошибка вносит довольно большую путаницу, потому что “Двор” обоснованно именовался “святым местом”. Когда же слово “место” не выделено курсивом, то всегда имеется в виду “Двор”. Смотрите Лев. 14: 13; 6: 26, 27). В некоторых местах “Святое” названо “Скинией собраний”.
“Святое Святых”, или “Святилище”, также иногда названо “Святым местом”, где слово “место” написано курсивом. Примеры: Лев. 16: 17, 20, 23 (в рус. переводе – “Святилище” – ред.). В дальнейшем, упоминая эти помещения, мы будем именовать их соответственно “Двор”, “Святое” и “Святое Святых”.
Недооценка интереса христиан к этим образным картинам и недооценка необходимости в одинаковой точности со стороны переводчиков книги Левит скорее всего стала причиной таких разных переводов, которые сбивают с толку исследователя.
--------------------

[14]
СВЯТОЙ ДВОР, ИЛИ СВЯТОЕ МЕСТО

Скиния была окружена “Двором” и находилась в его задней части. Этот двор, 75 футов ширины и 150 футов длины, был огражден завесой из полотен из виссона, подвешенных на серебряных крючках. Эти крючки крепились на верхних концах деревянных столбов, высотой 71/2 футов, которые стояли в массивных подножьях из меди (ошибочно переведено “из латуни”), и были укреплены, как и навес Скинии, шнурками и кольями. Все огражденное место было святой землей; отсюда название “Святое место”, а также “Двор Скинии”. Его вход, как и дверь Скинии, был обращен на восток и именовался “Воротами”. Эти “Ворота” были сделаны из белого виссона, в котором переплелись голубые, пурпурные и алые цвета.
Следует обратить внимание на то, что все три входа – “Ворота” во “Двор”, “Дверь” в “Святое” и “Завеса” в “Святое Святых” – были изготовлены из того же материала и тех же цветов. Снаружи Скинии и ее “Двора” находился “Стан” Израиля, окружавший ее со всех сторон на почтительном расстоянии.

МЕДНЫЙ ЖЕРТВЕННИК

1

[15]
ОБУСТРОЙСТВО

Во “Дворе” было лишь два основных предмета: “Медный жертвенник” и “Умывальник” с необходимыми для них принадлежностями.
Непосредственно за воротами, точно напротив них стоял “Медный жертвенник”. Он был сделан из дерева и покрыт медью, имея 71/2 футов ширины и длины, и 41/2 фута высоты. Для обслуживания жертвенника прилагался различный инвентарь: жаровни (называемые кадильницами) для ношения огня на “Жертвенник курения”, миски для крови, крючки для мяса, лопатки и т. п.

УМЫВАЛЬНИК

Затем, между “Медным жертвенником” и дверью в Скинию стоял “Умывальник”. Он был сделан из полированной меди и наполнен водой. Здесь умывались священники перед тем, как войти в Скинию.
Обустройство Скинии состояло из “Стола”, “Светильника” и “Жертвенника курения” в “Святом”, и “Ковчега Свидетельства” – в “Святом Святых”.

СТОЛ С ХЛЕБАМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

[16] Внутри Скинии в первом помещении, в “Святом”, с правой (северной) стороны стоял деревянный, покрытый золотом Стол “с хлебами предложения”. На него были уложены 12 пресных хлебов в два ряда, с ладаном (Лев. 24: 6, 7) поверху каждого. Этот хлеб полагалось есть только священникам: он был святым, и его обновляли каждый седьмой, то есть Субботний, день.

ЗОЛОТОЙ СВЕТИЛЬНИК

Напротив “Стола с хлебами предложения” стоял “Светильник”, чеканный (выкованный) из чистого золота, имеющий семь ветвей с лампой на каждой. Это был единственный источник света в “Святом”, так как стены и завесы, как известно, закрывали естественный свет, а окон там не было. О лампах светильника заботился (чистил их, подрезал, наполнял елеем и т. д.) сам Первосвященник, [17] который одновременно должен был в таких случаях приносить курение на “Золотом жертвеннике”.

ЗОЛОТОЙ ЖЕРТВЕННИК ЖЕРТВЕННИК КУРЕНИЯ

Дальше, ближе к “Завесе”, стоял небольшой жертвенник из дерева, покрытый золотом, именуемый “Золотым жертвенником”, или “Жертвенником курения”. На нем не было огня, разве что священники приносили его в кадильницах. Они ставили его на верх “Золотого жертвенника” и крошили на него курение, от которого поднимался благоуханный ароматный дым, который, наполнив “Святое”, проникал также за “Вторую завесу” в “Святое Святых”.

КОВЧЕГ СВИДЕТЕЛЬСТВА

За “Завесой”, в “Святом Святых”, находился только один предмет обустройства – “Ковчег”. Это был прямоугольный ящик, сделанный из дерева и покрытый золотом, имеющий плиту, то есть покрышку, из чистого золота, именуемую Умилостивлением, или “Крышкой умилостивления”. На ней находились два чеканных херувима из золота (из того же куска). Внутри “Ковчега” (под “Крышкой Умилостивления”) был золотой сосуд с манной, расцветший жезл Аарона, и две скрижали Закона (Евр. 9: 4). Над “Крышкой Умилостивления” появлялся сверхъестественный свет, сияя между херувимами и показывая Божественное присутствие. Это был единственный свет в “Святом Святых”.
Примечательно, что все предметы обустройства внутри [18] Скинии были из золота или покрыты золотом, тогда как во “Дворе” все было из меди. Дерево, покрытое этими металлами, использовалось, верим, для того, чтобы предметы весили меньше, чем из сплошного металла, и их удобнее было переносить. Это было важным обстоятельством тогда, когда они путешествовали. Утварь Храма, представлявшая то же самое, была целиком из металла (3 Цар. 7: 47-50). Думаем, что оба эти металла (золото и медь) употреблялись для того, чтобы представлять две различные природы: медь представляет человеческую природу в ее совершенстве, несколько ниже ангельской, а золото – божественную природу, намного выше ангелов, княжеств и сил. Как золото и медь очень похожи внешне, но отличаются в качественном отношении, так человеческая природа является образом и подобием божественной, но приспособлена к земным условиям. Заметим, что

СТАН, ДВОР И СКИНИЯ

отчетливо разграничены и разделены на три общие составляющие, символизируя три различных класса, получившие благословение примирением, а две части Скинии символизируют два состояния одного из этих классов.
“Стан” символизировал состояние мира человечества в грехе, который нуждается в примирении, желает его и его благословений, хотя смутно представляет себе, чего он хочет и о чем тоскует. В образе “Станом” был весь израильский народ, отделенный от всех святых вещей завесой из белого виссона, представляющей для тех, кто находился внутри, стену веры, а для тех, кто снаружи, – стену неверия, препятствующую видеть святые вещи внутри и иметь доступ к ним. В “Святое место”, или “Двор”, был только один вход. Так образ давал понять, что есть только один путь к Богу, одни “ворота” – Иисус. “Я – путь.. Никто не приходит к Отцу, как только через Меня”, “Я – дверь” (Иоан. 14: 6; 10: 9).
[19] “Двор” символизировал состояние Оправдания, достигнутое через веру в Христа, “ворота”. В День Примирения во “Двор” могли входить только левиты (образ оправданных верующих). Они имели доступ к “Медному жертвеннику” и “Умывальнику”, несли службу во “Дворе”, но, будучи всего лишь левитами (верующими), они не только не имели права входить в Скинию, но и заглядывать в нее (Числ. 4: 19, 20). Все предметы во “Дворе” были из меди, чтобы показать, что классом, допущенным туда, были оправданные люди. “Двор” не символизировал состояния духовного класса Евангельского века, хотя священники, принося жертвы и умываясь, также находились в нем.
Строение “Скинии” в двух его частях символизировало два состояния тех, кто подлежит изменению природы с человеческой на духовную. Первое помещение, “Святое”, символизировало состояние всех тех, кто (как Левиты – оправданные верующие) посвятил свою человеческую природу до самой смерти, чтобы стать причастниками божественной природы (2 Пет. 1: 4), будучи зачатыми от Духа. Второе помещение, “Святое Святых”, за “Завесой” (смертью), символизировало состояние верных “победителей”, которые получат божественную природу. Они, завершив свое посвящение смертью, будут полностью изменены, родятся из мертвых в Первом Воскресении к божественной природе и организму. Ни один человек, даже если он полон веры, омыт от всякого греха, оправдан даром от всего и признан совершенным в Божьих глазах, не может иметь ни места, ни привилегии в духовных вещах, представленных в том, что было внутри Скинии и Храма. Он не может даже заглянуть в духовные вещи – в том смысле, чтобы оценить их. Но на протяжении века Евангелия такие “призваны” посвящать и жертвовать свою человеческую природу в Божьей службе, чтобы унаследовать взамен духовную природу как члены Тела Христа. “Душевный человек не принимает того, что от Духа.. и не может разуметь, [20] потому что о сем надобно судить духовно” (1 Кор. 2: 14).
Тот факт, что все вещи в Скинии были сделаны из золота, символизирующего божественную природу, подразумевает, что здесь представлено состояние исключительно тех, кто призван к божественной природе. Только те из левитов, которые посвятили себя делу жертвования (священники), имели доступ в Скинию. Поэтому только те из дома веры, которые посвятили себя жертвованию до самой смерти, имеют доступ к божественным условиям, представленным в Скинии.
Вход во “Двор” – оправданное человеческое состояние – возможен только через веру. И хотя мы обязаны сохранить веру, которая оправдывает, мы должны сделать больше, если нам предстоит познать изменение природы и стать “Новыми Творениями”, “участниками в небесном звании”, “участниками Божественной природы”. Поэтому вход в “Святое” подразумевает наше полное посвящение Господней службе, наше зачатие духом и наш старт в забеге за наградой божественной природы, условиями которого является верность нашему обету, распятие оправданной плоти, представление нашей человеческой воли и тела в живую жертву для Бога. Мы больше не должны искать человеческих удовольствий, чести, похвалы и т. п., но быть мертвыми для них и живыми для небесных стремлений. Однако к этому состоянию мы по-прежнему приходим через Иисуса Христа, нашего Господа, Который открыл нам не только “Ворота” оправдания через веру в Его кровь, но и “Дверь” (первую завесу) в Скинию, “новый путь жизни” (как духовных существ), ведущий через и за “Вторую завесу” через жертву нашей оправданной плоти.
Следовательно, два помещения Скинии – “Святое” и “Святое Святых” – символизировали два состояния, два этапа новой жизни, к которой мы зачаты Святым Духом.
“Святое” символизировало нынешнее состояние [21] зачатых Богом через Слово Истины (Иак. 1: 18). Хотя они как “Новые Творения” с небесным разумом по-прежнему находятся “во плоти”, все же они имеют свою настоящую (внутреннюю) жизнь и ходят с Богом за первой завесой посвящения, за пределами интеллектуального видения миром и непосвященными верующими. Они наслаждаются внутренним светом “золотого Светильника”, тогда как другие находятся во “тьме внешней”. Они потребляют особую духовную пищу, представленную в пресных “хлебах предложения”, и приносят на золотом жертвеннике курение, приемлемое через Иисуса Христа.
“Святое Святых” символизировало совершенное состояние тех Новых Творений, которые, будучи верными до самой смерти, получают великую награду нашего вышнего звания путем участия в первом воскресении (Отк. 20: 6). Там, за двумя завесами (плотским умом и плотским телом), они будут иметь славные духовные тела и духовный разум. Там, за завесой, они станут похожими на своего Вождя и Предшественника, Который, войдя туда как наш Искупитель, посвятил для нас этой новый и живой путь – новый путь жизни (Евр. 10: 20; 1 Иоан. 3: 2).
Духовно мыслящие творения в “Святом” верою смотрят сквозь разорванную “Завесу” в “Святое Святых”, улавливая проблески славы, чести и бессмертия за пределами плоти. Эта надежда как якорь для души, крепкий и безопасный, входящий внутрь за завесу (Евр. 6: 19; 10: 20).
Итак, мы видим, что оправдание верою, наш первый шаг к святости, приводит нас к состоянию “мира с Богом через Господа нашего Иисуса Христа” (Рим. 5: 1). Когда наши грехи прощены, т. е. условно прикрыты Праведностью Христа, мы становимся на шаг ближе к Богу, хотя по-прежнему являемся людьми, во “Дворе”. Если нам предстоит получить награду вышнего звания, которая от Бога в Иисусе Христе, и войти через “Святое” в “Святое Святых”, мы должны идти

[22]
СЛЕДАМИ ИИСУСА,

нашего Вождя и Главы – “Первосвященника исповедания нашего” [т. е. Первосвященника нашего чина Священства], “царственного священства” (Евр. 3: 1; 1 Пет. 2: 9).
1) Верой в искупительную жертву Христа, представленную в Медном Жертвеннике, мы входим через “Ворота” во “Двор”, миновав завесу неверия и греха. Этот шаг наш Господь Иисус никогда не делал, потому что Он не был из рода Адама, но был святым, непричастным злу, отделенным от грешников и никогда не находился вне состояния Двора.
2) Отрекаясь от нашей оправданной человеческой воли и всех наших человеческих стремлений и надежд, мы проходим первую завесу, завесу человеческого мышления, считая нашу человеческую волю мертвой. С этого времени мы больше не советуемся с ней, а только с волей Бога. Мы воспринимаем себя “Новыми Творениями” в “Святом” – в первых “Небесах” (Еф. 2: 6), где нас начинает просвещать “Золотой Светильник” (Божье Слово) в духовных вещах, “глубинах Божьих”, где мы ежедневно освежаемся и укрепляемся Истиной, представленной в “хлебах предложения”, доступных только Священникам (Матф. 12: 4). Просвещенные и укрепленные таким образом, мы должны ежедневно приносить жертвы на “Золотом жертвеннике”, приемлемые Богом через Иисуса Христа, – благоуханный аромат для нашего Отца (1 Пет. 2: 5).*
-----------------
*Слово “духовные” в этом стихе отсутствует в древнейшем греческом манускрипте (Синайском) и вполне понятно почему. Жертвуются не духовные права, привилегии, жизнь и т. п., а человеческие.
-----------------
Таким образом, все святые, все посвященные, находятся сейчас в “небесном”, “святом” состоянии, “сидя [в покое и общении] с Христом в [первых] небесах”, но еще не вошли в “святилище”. Для этого необходимо пройти еще одну завесу. Как переход через предыдущую завесу представлял смерть человеческой воли, так переход через вторую завесу представлял смерть ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО тела. [23] Обе смерти необходимы, чтобы завершить нашу “жертву”. Плотской ум, как и плотское тело, должен остаться позади, прежде чем мы сможем войти в “святилище”, усовершенствованные как участники божественной природы и ее духовного состояния, ибо плоть и кровь не могут унаследовать Царства Божьего (1 Кор. 15: 50; сравните с Иоан. 3: 5, 8, 13).
Помня о трех состояниях, представленных этими тремя местами – “Станом”, “Двором” и “Скинией”, мы в нашей следующей лекции детально изучим три класса, подлежащие этим условиям, а именно: Неверующий мир, Оправданных верующих и Святых, т. е. посвященных верующих. Они показаны соответственно в Израильтянах, Левитах и Священстве.

[24]
СКИНИЯ

Что за таинственное место здесь
Стеной кругом сокрыто белоснежной?
Днем алтарем оно в пустыне есть,
А ночью – на равнине страж прилежный.

Кто за его завесами живет,
Куда мирским ногам вход не позволен?
И кто священнику ответ дает,
Который с кровью жертв животных входит?

Неужто Тот, Кто Всемогущ, желал
Напрасно все те частые обряды,
Иль самолюбие Он удовлетворил,
Желая благовоний, жертв, нарядов?

Конечно нет! Искусство тканей там,
Сосуды, драгоценные предметы
И жертвы все предсказывали нам
О “благах” сих Евангельского века.

И счастлив тот, кто может различить,
Что “образы и тени” возвещали,
Ведь приношение его горит
На алтаре златом, благоухая.

В Святом Святых на “крышке” видит он,
Как Примиренье кровью запечатал
Тот, Кто с небес людей спасти пришел,
Чтобы излить Отцовы благодати.